WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА им. В. В. ВИНОГРАДОВА РАН

На правах рукописи

ВЯЛЬСОВА Анна Павловна ТИПЫ ТАКСИСНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ПРИЧАСТНЫХ КОНСТРУКЦИЙ) Специальность 10.02.01-10 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва 2008

Работа выполнена в Отделе современного русского языка Учреждения Российской академии наук Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН

Научный консультант: кандидат филологических наук Надежда Константиновна Онипенко

Официальные оппоненты: доктор филологических наук Татьяна Егоровна Шаповалова (МГОУ) кандидат филологических наук Станислав Викторович Иванов (МПГУ)

Ведущая организация: ГОУ Московский городской педагогический университет, кафедра русского языка и общего языкознания

Защита состоится «11» ноября 2008 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д.002.008.01 при Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН (119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института русского языка им.

В.В. Виноградова РАН (119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2).

Автореферат разослан «_» октября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук Б.Л. Иомдин 3 Лингвистику второй половины XX века принято характеризовать как антропоцентрическую, интегральную, текстоцентричную и объяснительную.

Анализ текста позволил лингвистике по-новому взглянуть на традиционные грамматические объекты. Грамматическая система стала рассматриваться как инструмент порождения текста. В сферу русской грамматики вошли понятия, соединяющие семантику словоформы, синтаксис предложения и синтаксис текста. Одним из таких понятий стал таксис.

После статьи Р.О. Якобсона таксис понимается как категория, которая «характеризует сообщаемый факт по отношению к другому сообщаемому факту и безотносительно к факту сообщения»1. При этом временная сущность таксиса понимается либо в связи с категорией относительного времени (А.И. Бородина, Н.В. Перцов, Е.А. Реферовская и др.), либо в связи с категорией вида (Ю.С. Маслов). Идеи Р.О. Якобсона и Ю.С. Маслова получили свое развитие в работах Санкт-Петербургской грамматической школы (ТФГ) и работах последователей ТФГ (З.И. Годизовой, Н.М. Лисиной, Н.В. Берницкой, Н.В. Семеновой и др.). В концепции ТФГ таксис определяется как «выражаемая в полипредикативных конструкциях временная соотнесенность действий, соотнесенность в рамках единого временного плана»2. В последние десятилетия ТФГ вступила в тот этап, когда для исследователей важно определить, что не относится к сфере таксиса (работы В.С. Храковского).

Объекты (деепричастие, причастие, однородные сказуемые и сложное предложение), оказавшиеся в поле зрения теории таксиса, параллельно рассматривались в других аспектах и в других терминах. Исследователи языков Сибири рассматривали осложненное предложение в связи с полиперсональностью (М.И. Черемисина, Т.А. Колосова), а на материале русского языка стала учитываться категория субъекта (модуса) в Цит. по первому русскому переводу статьи: Р.О. Якобсон. Шифтеры и другие глагольные категории и русский глагол. В кн.: Принципы типологического анализа языков различного строя. М., 1972, стр. 101.

деепричастии (Т.В. Булыгина) и сложном предложении (Л.И. Иорданская, В.З. Санников). Появились работы, посвященные синтаксическому времени, и в отдельных работах таксис стал восприниматься как «лишняя» для грамматики русского языка категория (В.В. Шигуров, Т.Е. Шаповалова и др.).

Текстово-синтаксический взгляд (грамматическая школа «Коммуникативная грамматика русского языка» под руководством Г.А. Золотовой – КГ) на категорию таксиса показал, что временная составляющая – это одна из трех составляющих таксиса (наряду с модальностью и персональностью). Таксис в КГ понимается как грамматическая техника межпредикативных отношений. Такое понимание расширяет круг объектов, интерпретируемых в связи с категорией таксиса:

сюда относятся не только сложные предложения, однородные члены и деепричастие, но и причастие в полном наборе форм, инфинитив, имена пропозициональной семантики.

Причастие, в отличие от деепричастия, практически не охватывалось теорией таксиса. С категорией таксиса соотносились преимущественно действительные причастия (Н.М. Лисина, З.И. Годизова). В конце 90-х Н.А. Козинцева обратила внимание на страдательные причастия, в таксисной связи которых соблюдается условие единого временного периода. В результате отношения многих причастных форм с основным предикатом продолжают оставаться категориально не определенными.

Немногочисленность исследований синтаксических и текстовых функций причастий, необходимость рассмотрения всех типов причастных конструкций на тех же основаниях, что и конструкций с деепричастием, а также возможность межпредикативного подхода к категории таксиса обусловливают актуальность настоящей работы.

А.В.Бондарко. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка. М., 2002, стр. 505.

Данная работа развивает направление, намеченное в «Коммуникативной грамматике», и рассматривает причастия как таксисные синтаксемы.

Объектом исследования в настоящей работе являются причастные конструкции с полными формами причастий. Причастия рассматриваются в связи с категорией таксиса, которая понимается как грамматический механизм межпредикативных отношений в пределах одного субъектномодусного плана.

Теоретическая основа исследования – концепция «Коммуникативной грамматики», соединяющая системно-парадигматический и текстовый подход к грамматическим объектам.

Новизна исследования состоит в интерпретации причастия на уровне межпредикативного взаимодействия, т.е. в том, что при выявлении условий функционирования причастий учитывается степень участия в таксисной связи каждой из трех категорий – модальности, темпоральности и персональности, а также в том, что возможность/невозможность синонимической замены причастий деепричастиями объясняется разными функционально-текстовыми свойствами этих форм глагола.

Цель работы – представить условия функционирования причастных форм в связи с такими текстовыми категориями, как модус и точка зрения говорящего.

Сформулированная таким образом цель исследования предполагает решение следующих задач:

• Уточнить понятие таксиса, построить типологию таксисных связей и доказать, что все причастные конструкции должны быть включены в сферу категории таксиса;

• Рассмотреть причастие как таксисную синтаксему и выявить возможные версии таксисного соотношения причастия с основным предикатом;

• Определить возможности синонимических отношений между причастиями и деепричастиями;

• Выявить текстовые функции предложений с причастиями, соединив проблематику таксиса с понятиями коммуникативного регистра речи и субъектной перспективы текста.

Диссертационная работа состоит из введения, теоретической главы, двух исследовательских глав, заключения и библиографии. В первой главе дается обзор работ о категории таксиса, рассматривается соотношение таксиса со смежными категориями, обсуждаются основные проблемы причастия. Во второй главе уточняется понятие таксиса и рассматриваются возможные для причастия типы таксисных отношений. В третьей главе обсуждаются условия синонимической взаимозамены причастия и деепричастия в тексте и текстовые функции причастия и деепричастия.

Диссертационное исследование завершается заключением, в котором подводятся итоги и формулируются основные результаты исследования.

Практическая значимость работы заключается в том, что основные идеи и наблюдения могут быть использованы в вузовских курсах русского языка, а также при написании учебников и учебных пособий для высшей и средней школы, при уточнении современных правил пунктуации.

Материалом исследования послужили тексты русской художественной литературы и публицистики XIX-XX веков.

Результаты исследования апробировались в виде докладов на международных конференциях в МГУ (2004), МГЛУ (2003, 2005 гг.) и МГПУ (2004, 2005).

Содержание работы В первой главе «Теория таксиса и проблемы изучения причастий» рассматриваются два разных подхода к категории таксиса – категориальнограмматический (основанный на теории Р.О. Якобсона) и коммуникативносинтаксический. Сопоставляются понятия таксиса и предикативности, таксиса и времени, таксиса и эвиденциальности и др.

Поскольку понятие таксиса вошло в лингвистический обиход сравнительно поздно, то оно оказалось в кругу других категорий, что потребовало от лингвистов определения отношений между таксисом, предикативностью и дейксисом, таксисом и эвиденциальностью, таксисом, относительным временем и видом.

В диссертационном исследовании анализируются основания для соединения или противопоставления всех перечисленных категорий и делается вывод о том, что сама задача установления границ таксиса актуальна для категориально-морфологического подхода. Особенностью этого подхода является то, что таксис понимается как один из способов воплощения идеи времени. Категория таксиса при этом сближается с понятиями «вторичный дейксис» (Апресян 1995), «синтаксический режим интерпретации» (Падучева 1996).

При коммуникативно-синтаксическом подходе основное внимание уделяется механизму грамматической связности текста, т.е.

совпадению/несовпадению двух предикатов по каждой из трех предикативных категорий. Включение в сферу таксиса категории модальности поставило перед исследователями вопрос о соотношении таксиса и эвиденциальности. Изучение научной литературы и анализ примеров в разных научных исследованиях убеждают в том, что отнесение к сфере эвиденциальности предложений с модальными формами глагола не позволяют представить все таксисные конструкции в системе. С учетом синтаксической парадигматики предложений к сфере эвиденциальности предлагается отнести лишь те случаи, когда речь идет о вербализованном модусе.

В главе обосновывается перспективность коммуникативносинтаксического подхода к категории таксиса, который позволяет на системно-синтаксических основаниях описать конструкции не только с двумя спрягаемыми глагольными формами, но и конструкции со всеми причастиями, девербативами, инфинитивами и признаковыми синтаксемами от конкретных имен.

Во втором разделе главы обсуждаются морфологические и синтаксические проблемы причастий. Для морфологии причастия наиболее актуальными являются проблемы статуса причастия в системе частей речи и количества грамматических категорий, выражаемых причастными аффиксами. Для синтаксиса причастий важно обосновать предикативную сущность этих форм, что и делается в этом разделе главы. Вместе с тем показано соотношение предикативной сущности причастия и его атрибутивной функции. Анализ научной литературы позволил прийти к выводу о том, что сущность причастия следует искать не в морфологии и не в синтаксисе обособленных оборотов, а в соединении синтаксиса предложения с синтаксисом текста, что требует другого определения причастий – не морфологическая форма глагола, а синтаксическая форма, или синтаксема, представляющая собой зависимый предикат.

Вторая глава начинается разделом, который вводит основные исследовательские понятия: таксис, типы таксисных отношений, категориальная доминанта, таксисная версия.

В основу определения категории таксиса кладется не общность временного плана двух событий (как в ТФГ), а субъектное единство модуса.

Таксис – это грамматическое отношение между двумя предикативными единицами по категориям темпоральности, модальности и персональности (субъекта) в рамках единого субъектномодусного плана. Таксисная связь может отражать (1) объективную пространственно-временную смежность двух положений дел в сфере одного субъекта диктума; (2) связь между двумя положениями дел, не соположенными ни во времени, ни в пространстве, соединяющимися в рамках одного сознания; (3) два взгляда одного субъекта модуса на одно объективное положение дел.

(1) Отношение между двумя положениями дел (двумя диктальными предикатами) в рамках одного модуса названо в работе одноплановостью, например: Открыв дверь, он вышел;

(2) отношение между двумя диктальными предикатами, когда каждое из положений дел обусловлено своим модусом, но принадлежит тому же субъекту сознания, названо в работе разноплановостью. При этом учитывается совпадение/несовпадение по модусу. Совпадение двух положений дел по модусу – однорегистровость: Перед камином сидел молодой человек лет двадцати шести, перебирающий листы английского романа (Пушкин) – два предиката объединены в рамках перцептивного модуса (репродуктивного регистра); Князь Андрей, любивший покровительственные отношения к молодым людям, польщенный тем, что к нему обращались за протекцией, и хорошо расположенный к Борису, который умел ему понравиться накануне, желал исполнить желание молодого человека (Л.Н. Толстой) – соотносимые предикаты обусловлены ментальным модусом (информативным регистром). Несовпадение по модусу – разнорегистровость: Вскоре явился к Владимиру Андреевичу старый кучер Антон, некогда водивший его по конюшне и смотревший за его маленькой лошадкою (Пушкин). Здесь субъектом сознания соотносятся три ситуации, различающиеся типами модуса: явился – наблюдение (перцептивный модус) и водивший, смотревший – знание (ментальный модус).

Третий тип (3) таксисных отношений соединяет два диктальных предиката, представляющих одно событие (а) при переключении каналов восприятия в сфере одного субъекта модуса; ср.: Осторожно нажал щеколду, дверь, скрипнув, отворилась (Шолохов) – один факт и два способа его восприятия: деепричастие – слух, а глагол – зрение; (б) при изменении типа модуса; ср.: Дэзи застеснялась и немного скокетничала, медленно подняв опущенные глаза (А. Грин) – соединение интерпретационного глагола (ментальный модус) с деепричастием, обусловленным перцептивным модусом.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.