WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 25 |

Другой французский социолог и философ Габриель Тард, тоже исследовавший взаимоотношения массы и личности, разделяет понятия «толпы», где существует меньшая или большая степень организации, и «публики», понимаемой как чисто духовная совокупность, как группа индиви дуумов, физически разделенных и соединенных чисто ум ственной связью. «Искусственные толпы», которые, в отли чие от естественных, следуют социальным законам подра жания, поднимают индивидуальные, умственные или нрав ственные, способности на новый уровень, воспроизводят в тысячах и миллионах экземпляров черты одного исключи тельного человека. С социальной точки зрения существова ние этих репродукций, групп вождей, необходимого привод ного ремня между уникальной личностью и толпой наибо лее важно и труднодостижимо. В определенном смысле эти группы даже более необходимы, чем сама масса, так как если они могут действовать, изобретать без участия массы, то масса не может ничего или почти ничего без них. Она выступает лишь в качестве «теста», они же – «дрожжи».

Если Г. Лебон говорит о «душе толп», то Г. Тард пишет о «коллективной душе», которая является, по его утвержде нию, душой лидера. Таким образом, речь идет о массе копий, воспроизводящих сознание, дух и творческие идеи лидера, который в глазах массы воплощает идею, а по отношению к идее – массу, и, являясь человеком веры до безумства, осу ществляет свою духовную и практическую власть, опира 1.1. Проблематика творческой элиты в истории философской мысли ясь на верования и одержимость. Прогресс, по Тарду, есть, в конечном счете, результат творческой деятельности узкого круга личностей. В анализе творческой практики предста вителей этого выдающегося одаренного меньшинства Тард выделяет особые новации, которые он называет «изобрете ниями», подразумевая под этим как технические нововведе ния, так и новые общественно политические идеи и нрав ственные ценности. Из множества «изобретений», творца ми которых являются отдельные личности, внедряются и усваиваются в обществе только те, считает Тард, которые согласуются с особенностями данного общества и культу ры, при этом важную роль начинает играть другой соци альный процесс – «подражание» (например, в форме обыча ев, моды и т. д.) как форма духовного и социального суще ствования нетворческих масс.

С. Московичи, развивающий идеи Г. Лебона и Г. Тарда, считает одним из главных качеств лидера «авторитет», по нимаемый как гипнотическая сила вождя, способность влиять на толпу, составляющие которого – это сияющая убежденность и упрямая отвага.

Философское осмысление феномена творческого мень шинства продолжает Анри Бергсон. В его «философии жиз ни» творчество как непрерывное рождение нового, состав ляет саму глубинную сущность жизни. Хотя человек, по Бергсону, существо изначально творческое, истинно твор ческим, божественным даром обладают лишь избранные, «творческое меньшинство». Вслед за А. Шопенгауэром А. Бергсон считает, что способность к творчеству и твор ческой самоактуализации личности связана с иррациональ ной интуицией, не противопоставляющей познающий субъект познаваемому объекту, а сливающей их в метафи зическом взаимодействии. Человеческое творчество у Берг Глава 1. Творческая элита: философское осмысление сона есть частица мирового творческого процесса, в основе которого, в конечном счете, лежит иррациональное, не по знаваемое интеллектом начало. Творческие личности, – «избранные души» [цит. по 252, с. 209] – в процессе саморе ализации приобщаются к «жизненному порыву» органи ческого мира, к могучему метафизическому потоку твор ческого формирования в космических масштабах. В своем индивидуальном духовном творчестве личность не детерми нирована этим процессом, душевные состояния человека уникальны и причинно не обусловлены. Для Бергсона пред почтительное социальное устройство – «открытое» обще ство с «динамической» моралью и религией, объединяющее свободные творческие личности. Именно творческая дея тельность духовно одаренного меньшинства создает истин ную культуру, полагает Бергсон.

Собственно термин «элита» (от фр. elite – отборный, луч ший, лат. elicere – извлекать, добывать) был введен в науч ный анализ в контексте социологического анализа данной проблемы Вильфредо Парето, который с позиций позитивист ской социологии рассматривает общество как целостность, а его составные части – как функциональные элементы це лого. Парето исходит из применимости к общественной жизни фундаментального закона «социальной гетерогенно сти», специфической внутренней дифференцированности, сущностью которой является объективное наличие в любом социуме противопоставления массы управляемых индиви дов небольшому управляющему меньшинству. Именно это меньшинство, которое в конечном счете инициирует и даже детерминирует динамику социальной структуры, Парето называет элитой.

Основой объективного деления общества на элиту и мас су является, по Парето, существующее неравенство индиви 1.1. Проблематика творческой элиты в истории философской мысли дуальных качеств и способностей людей. В «Трактате всеоб щей социологии» в самом общем виде Парето дает определе ние элите как социальному слою, который, в силу облада ния наибольшим количеством позитивных качеств и видов ценностей (власть, богатство, происхождение, образование и культура, высший уровень компетентности, сила воли, нравственность и сила влияния на общественное сознание и т. д.), занимает наиболее влиятельные позиции в обще ственной иерархии. В понимании элиты, «аристократии» в значении слова aristos – «лучший», Парето исходит из того, что реальные элиты имеют сложную структуру как в контексте стиля политических действий (используя терми нологию Н. Макиавелли, Парето называет типы элит – «львы» и «лисы»), так и по «типологии влияния» – полити ческая, духовная, военная и т. д. В отличие от других клас сиков элитологии – Г. Моска или Р. Михельса, – Парето де монстрирует наиболее широкое понимание элиты. Элита, по Парето, в том числе творческая элита как ее составляю щая, в меньшей степени выступает как чисто политический фактор, а представляет собой скорее антропологический феномен, сила которого заключается как в личных каче ствах представителей элиты, так и в их мифологизации в общественном сознании в ницшеанском духе, которая в свою очередь является элементом реализации власти, – как в политической, так и в духовной сферах.

Гаэтано Моска в книге «Правящий класс» почти одно временно с Парето констатировал объективно существую щее деление общества на управляемое большинство и пра вящее или господствующее «меньшинство влиятельных людей», т. е. «элиту» или «управляющий класс». «В реаль ной жизни, – пишет Моска, – мы все признаем существова ние такого класса» [182, с. 187]. Власть элиты, осуществля Глава 1. Творческая элита: философское осмысление ющаяся через существующие политические институты, основана, считает Моска, на том, что это прежде всего орга низованное меньшинство. Но Моска обращает внимание на другой способ властвовать – через материальное, интеллек туальное и моральное превосходство, иначе говоря, влияние элит объясняется и тем, что «представители правящего меньшинства неизменно обладают свойствами, реальными или кажущимися, которые глубоко почитаются в обществе, в котором они живут» [182, с. 189]. Моска специально отме чает тезис о необходимости морального превосходства для власть имущих, или, другими словами, наличие морально го оправдания власти, такой идеи, с помощью которой эли та легитимизирует свои властные притязания, и с развити ем общества, взамен «воинской доблести», ценившейся в архаические времена, все большее значение приобретает «духовная» сфера влияния элиты на массы, в том числе че рез «культурные» или «творческие» составляющие самой элиты.

Другой основоположник научного подхода к исследова нию феномена элиты – Роберт Михельс, в своем главном труде «Социология политических партий в условиях демо кратии» формулирует «железный закон олигархических тенденций», суть которого в объективной невозможности реализации массой собственных властных полномочий в обществе, без выделения из социума элиты – «активного меньшинства», принимающего на себя функции «господ ствующего класса» и выступающего в качестве «постоянно действующего фактора» социальной эволюции [181, с. 58].

Отметим, что термину «олигархическая тенденция» Ми хельс придает не платоновский смысл (Платон называл олигархией власть богачей), т. е. имеет в виду концентра цию власти не в руках у сверхбогатых, а в руках у «вож 1.1. Проблематика творческой элиты в истории философской мысли дей», элиты, высшей бюрократии. Михельс считает важны ми личные качества членов элиты, однако закономерности социальной иерархии и управления и борьба за выживание в составе элиты приводят к тому, полагает ученый, что даже «самый что ни на есть благонамеренный идеалист за короткий период на посту вождя вырабатывает в себе каче ства, характерные для вождизма» [181, с. 58, 59]. Таким образом, полагает Михельс, «активное меньшинство» пре вратившись в правящую элиту, «перевоплощается» в кас ту, творческая активность вытесняется консервативными устремлениями продлить личную власть.

Жорж Сорель отмечает важность в противостоянии эли ты и массы идеологического или духовного аспекта, иными словами, роль творческой части элиты, «ответственной» за ее духовное содержание. Отчасти следуя в русле теории мас совой психологии Г. Лебона, Сорель видит в наступающем «веке масс» углубляющееся противоречие между «популяр ными мифами» – идеологией масс и «утопией» – идеологией элиты. Сорель считает, что сила влияния популярных ми фов заключена во внушении, особом гипнотическом воздей ствии на «массовые инстинкты», на массовое подсознание, активно провоцирующем стихийное и слепое начало в чело веке массы. Одно из основных специфических качеств эли ты, по Сорелю, это интеллектуальная развитость, другими словами, наличие ума с высокоразвитой способностью к рассуждению, к которому и апеллирует идеология элиты.

«Духовная» элита Ортега и Гассета Особое место в философском исследовании собственно «творческой», или «духовной», элиты занимает испанский философ Хосе Ортега и Гассет. Ортега противопоставляет нетворческие «массу» и «меньшинство» не как социально или идеологически организованную группу, а как совокуп Глава 1. Творческая элита: философское осмысление ность индивидуумов, наделенных или обделенных опреде ленными качествами, отмечая, что это деление общества на массы и избранные меньшинства является типологическим и не совпадает ни с делением на социальные классы, ни с их иерархией. Внутри любого класса, считает испанский фило соф, есть собственные массы и меньшинства. «Плебейство» и «гнет массы» даже в кругах традиционно элитарных – характерный признак нашего времени, даже интеллекту альная жизнь, казалось бы, взыскательная к мысли, стано вится «триумфальной дорогой псевдоинтеллигентов», не мыслящих и ни в каком виде не приемлемых, и, напротив, в средах, которые раньше считались «эталонами массы», можно сегодня встретить «души величайшего закала».

«Меньшинство, – пишет Ортега в своей книге «Восстание масс», – это совокупность лиц, выделенных особыми каче ствами; масса – не выделенных ничем» [199, с. 45]. Пред ставления Ортеги о массе перекликаются с экспликацией категорий «массового» и «массы», получившими дальней шее развитие через понятие «массовая культура», впервые примененное в статьях Макса Хоркхмайера и Дуайта Мак дональда, которому принадлежит и одна из первых дефини ций массовой культуры как порождения массового индуст риального века, противостоящей элитарной культуре [311].

В противоположность «массовому человеку», – тому, «кто плывет по течению и лишен ориентиров» [199, с. 67], вследствие чего «массовый человек не созидает, даже если возможности и силы его огромны», представитель «избран ного», «творческого» меньшинства, будучи человеком осо бого духовного склада, выбирает свой собственный путь в жизни, при этом каждый из этих недюжинных, неповтори мых людей – «внутренне нуждается в чем то большем и высшем, чем он сам, постоянно сверяется с ним и служит 1.1. Проблематика творческой элиты в истории философской мысли ему по собственной воле» [199, с. 67]. Главным отличием человека «избранного» от представителя «массы» Ортега считает не только наличие таланта, дарования или дости жений в той или иной творческой области человеческой деятельности, а прежде всего определенную жизненную установку, выраженную нравственную позицию, проявля ющуюся у «творческого человека» в служении делу, кото рое воспринимается им как нравственное долженствование, в отличие от человека массы – того, «кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой меркой, а ощущает таким же, «как и все», и не только не удручен, но доволен собственной неотличимостью » [199, с. 46].

Причем испанский философ отмечает, что речь не идет о простой пассивности массового человека и активности чело века «творческого» (для Ортеги, в контексте к принадлеж ности к меньшинству, понятия «творческий» и «избран ный» являются синонимами), ибо масса тоже активна, и особенность нашего времени в том и состоит, что заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, без боязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду. Масса сминает непохожее, недюжинное и луч шее [199, c. 48]. Масса провозглашает и утверждает свое право на пошлость, или, другими словами, утверждает пошлость как право [199, с. 81].

Обычно, пишет Ортега, говоря об «избранном меньшин стве», передергивают смысл этого выражения, притворно забывая, что избранные не те, кто кичливо ставит себя выше, но те, кто требует от себя больше, даже если требова ние к себе непосильно [199, c. 46]. Вопреки ходячему мне нию, отмечает философ, служение – удел избранных, а не массы. Жизнь тяготит их, если они не служат чему то высшему. Благородство определяется требовательностью Глава 1. Творческая элита: философское осмысление и долгом, а не правами. Noblesse oblige («положение обязы вает») [199, с. 76]. Для создания меньшинства, какого угод но, сначала надо, чтобы каждый по причинам особым, бо лее или менее личным, отпал от толпы. Его совпадение с теми, кто образует меньшинство, – это позднейший, вторич ный результат особости каждого, и, таким образом, это во многом «совпадение несовпадений» [199, c. 45].

Творческая жизнь требует безупречности, строжайшего режима и самодисциплины, рождающих чувство собствен ного достоинства. Творческая жизнь деятельна, и возможна она только при двух условиях – или быть тем, кто правит, или быть в мире, которым правит тот, за кем мы полностью признаем это право [199, с. 130].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.