WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 25 |

Это составляет содержание внутренней антиномичности ду ховного мира творца, потенциальный имманентный конф ликт – между тем набором душевных и физических склон ностей, которые не конгениальны творчеству, и нравствен ной потребности в этом творчестве, – который находит свое разрешение только в акте творчества. Для творца самореа лизация – это мучительная борьба с самим собой, с препят ствиями в себе, это, по выражению Н. Бердяева, «освобож дение и преодоление, в нем (в творчестве) есть переживание силы» художника, «творчество по существу есть выход, ис ход, победа» над собой в процессе творческой самоактуали зации [39, с. 255]. «Иногда он бы и отказался от этого выс шего дара, становящегося ему крестом. Но этой власти ему не дано» [115, с. 9]. Самоопределение человека в нравствен ном смысле есть прорыв детерминированности своими при родными склонностями и непрерывной цепи внутренних за висимостей посредством воздействия субъекта на свою соб ственную природу «извне», «со стороны нравственности».

Трудность понимания этой духовной нравственной де терминации отмечает Дробницкий, указывая, что проблема состоит в том, что здесь «внутреннее» и «внешнее» поменя 2.1. Этика самореализации лись местами. Поскольку человек определяется «изнутри» своей психикой и природой, он детерминирован внешне, т. е. независимо от своей сознательной воли; и лишь по скольку он ориентирован «вовне», раскрыт миру, относит ся к нему как к содержанию своего сознания, он мотивиру ется «внутренне», как субъект, свободно от своей природы.

В соответствии с этим осознанием расщепление бытия чело века на два измерения – «царство природы и царство свобо ды» (у Канта), «каузальный и ценностный» (у Виндельбан да), человек, «одновременно онтологическое и аксиологи ческое существо» (у Гартмана), – может рассматриваться как созданные им самим своей жизнедеятельностью два способа его бытия. Внутренняя раздвоенность здесь высту пает как форма его моральной активности (ответственно сти) в отношении к себе, как форма «самоуправления» или «творчество самим себя» [95, с. 290–297].

Таким образом, духовный опыт представителей творчес кой элиты, это метафизическое приобщение к таинству творчества принадлежит миру не только эстетическому, но и этическому. Творческая самореализация – это «идея доб ра» для души творца, в то же время, творческая самореали зация – это добро для мира людей, процесс, названный Бер дяевым реальным привнесением «еще не бывшего в мире добра», в том случае, если самой содержательной объектив но ценностной стороной нравственного долженствования выступает устремленность на позитивные ценности саморе ализации и культуротворчества, на стремление к идеалу.

При этом процесс творческой самореализации – это служе ние, актуализация личностной нравственной потребности, той «динамической силы, благодаря функционированию которой и осуществляется перевод моральных правил, тре бований, идеалов в практику поведения» [228, с. 32], в фун Глава 2. Этические характеристики творческой элиты — основа репутации дамент этической системы, которой подчинено, в конечном счете, поведение представителя творческой элиты. Мы можем обозначить эту этику в общем виде как этику творче ства, этику самореализации, отметив, что важной ее состав ляющей является феномен, определяемый как духовное наслаждение от творчества, от самореализации, некий при тягательный метафизический духовный опыт, который объективно является следствием совпадения вектора на правленности нравственного долженствования и личност ных духовных и природных составляющих творца.

Яркой иллюстрацией реализации нравственного служе ния своему творчеству может считаться фигура В. А. Моцар та, который, как отмечает в своем четырехтомном исследо вании жизни и творчества великого композитора его извест ный биограф Г. Аберт, воспринимал свою самореализацию как актуализацию личностной нравственной потребности, ибо «у него «мочь» не значило хотеть, для него вообще не было никакой зависимости между желанием и возможнос тью, существовало одно лишь долженствование» [1, c. 27].

Потребность в творческом самовыражении осознанно личностно воспринимается как переживание нравственное.

«Мне важно знать, чем я утолю свой нравственный голод», – пишет В. Комиссаржевская в письме К. Станиславскому, ис пытывая жажду творчества, активно пытаясь найти новые возможности для приложения своего таланта [136, c. 117].

Этика самореализации несет в дополнение к указанной выше антиномичности еще одно внутреннее противоречие.

Оно заключается в том, что «идея добра» творца, в качестве которой выступает собственная творческая самореализа ция, «освященная» нравственным долженствованием и по лучившая, таким образом, нравственную санкцию, может не совпадать «с идеей добра» мира вне субъекта творчества.

2.1. Этика самореализации Два этих нравственных полюса представляют диалектиче ское единство, ибо сама содержательная ценностная сторо на нравственного долженствования представителя творчес кой элиты, обусловленная устремленностью на позитивные ценности самореализации и культуротворчества, на стрем ление к идеалу, предполагает воплощение этого нравствен ного долженствования в рамках, перефразируя Бердяева, «уже существующего в мире добра»; если вектор самореа лизации направлен в негативно нравственную сторону, то следствием этой дисгармонии внешней и внутренней «идеи добра» будет разрушение гармонической творческой целос тности личности творца.

Смысл феномена творческой самореализации помогают раскрыть тождественные и близкие по значению понятия, используемые различными исследователями: творческая ре ализация, самоактуализация (Маслоу), самоотдача, самовы ражение (Кандинский, Н. Н. Пунин), самосоздание (Шел линг), самоиспытание и самовоплощение (Ясперс), «выход в творчество» (Бердяев), самораскрытие (Бердяев, И. А. Иль ин), самоосуществление (С. Н. Булгаков), самоутверждение (В. С. Соловьев, П. А. Флоренский, С. Л. Франк), самообъек тивация (Апресян), самообретение в самовыражении (Орте га), самопродлевание (Г. С. Батищев), – каждое из которых дополняет его содержание.

Следует отметить, что понятие «творческая самореали зация» сопряжено с понятием «самоутверждение личнос ти», но не тождественно ему. Как справедливо замечает Ба тищев, когда творец предпочитает самоутверждаться толь ко в бесконечных содержаниях своего «Я», увековечить себя посредством над эмпирических достояний и непрехо дящих значений, это есть предпочтение своего бытия, пред почтение себя самого – бытию остального мира. Такое при Глава 2. Этические характеристики творческой элиты — основа репутации своение субъектом ценностей мира, превращение миро ут верждения в способ само утверждения, себя утверждение, уподобляющее ценность потребностям, есть логика самоут верждения, логика ценностного мироотрицания, развития себя за счет мира [31, c. 346]. Восприятие творческой само реализации как нравственного служения несет в себе сущ ностное понимание творческого процесса не как средства, не как «технической составляющей» самовыражения пред ставителя творческой элиты. Как было показано в первой главе, творчество для представителя творческой элиты со пряжено с профессиональной деятельностью и с профессио нальными достижениями в мире культуры, однако не сво димо к «высокому профессионализму» и мастерству, пони мание чего демонстрировал еще Платон, отмечая различие между художественным творчеством в собственном смысле и техническими умениями и навыками художника (поэта, музыканта), составляющими одно из условий творчества, но еще не образующими самого творчества [«Федр» 268С].

В этом контексте творец не есть только носитель своего творческого дара как средства самовыражения, ибо в та ком случае сущностные силы личности лишаются своих ценностных качеств, с другой стороны, низведение творчес кой самореализации до «труда средства» (Батищев) приво дит к исчезновению «субъектной самоадресованности», т. е.

самоотдачи, которая на самом деле есть также и глубочай шее самообретение, из процесса самоактуализации выходят в качестве конечного продукта «вещи мертвые, бесплодные и холодные», а сам процесс использования самого себя превра щается в процесс «самоутилизации» [31, c. 335–338].

Мы можем увидеть, что мораль воспринимается пред ставителями творческой элиты, с одной стороны, как ис полнение должного, но не детерминированного внешними 2.1. Этика самореализации общественными нравственными нормами, а являющегося результатом собственного нравственного желания. С дру гой стороны, нравственным является не достижение чего то конкретного, четко обозначенного, даже в отдаленной вре менной перспективе, нравственным и желанным признает ся сам творческий процесс, процесс самовыражения и само актуализации своей собственной исключительности. В этом контексте мы можем говорить о том, что субъективно ду ховный опыт представителя творческой элиты созвучен эк зистенциальному нравственному опыту с его романтичес кой внутренне напряженной яркостью индивидуального восприятия жизни и процесса самореализации, фиксирова нием трагического надлома, имманентно присущего твор честву (Сартр – смысл нравственности не в том, чтобы «быть», а в том, чтобы «делать», у Ясперса мораль – ры царское желание борьбы, воля к самоиспытанию, каковая стремится испытать и удостоверить себя тем, что она спо собна выдержать» [цит. по 95, c. 190]). Но, в отличие от «экзистенциальной личности», представитель творческой элиты имеет личностный опыт не только поражения и утра ты, не только безысходности и падения, но, уже в силу при надлежности к элите, позитивный опыт (в том числе и гедо нистический), опыт уверенности в себе. Элитарный творец – это уже не «напрасная страсть» (Сартр), ибо ему ведомо ощущение «победы» в рамках реализации своей творческой жизненной программы, которая сама выступает как «доми нанта жизни», «наполненная морально позитивным смыс лом, освещает жизненный путь личности, сглаживая внут ренние противоречия и наполняя человека ощущением внутренней ясности, простоты и свободы – от колебаний, страха и сомнений» [180, с. 57, 58].

Глава 2. Этические характеристики творческой элиты — основа репутации Продолжая наше рассмотрение механизма нравственно го долженствования в контексте осмысления этики саморе ализации творческой элиты, необходимо отметить, что сфе ра собственно морального творчества включает в себя еще два аспекта. Моральная активность представителя твор ческой элиты в отношении к себе, о которой мы говорили выше, выступающая как форма «самоуправления» или «творчество самим себя», может быть продолжена в плос кости собственно творчества, когда нравственная необходи мость выступает вектором творческого движения в сторону «эстетического добра», актуализируя принцип взаимопро никновения эстетического и этического (хотя, как было указано выше, не гарантирует отсутствия негативно нрав ственных проявлений творческой самореализации). Пред ставитель творческой элиты сам воспринимает и осознает необходимость творческого самоосуществления как нрав ственную внутреннюю потребность, и в этом смысле он не только вправе, но обязан обращаться с формами так, как это требуется для его целей, и необходимым условием при этом является не принципиальное пренебрежение конкрет ными художественными приемами, а только полная, не ограниченная свобода художника в выборе средств. При этом бесцельное опрокидывание устоявшихся форм, как точно отмечает Кандинский, рождает «художественную ложь, за которой, подобно всякому греху, тянется длинная цепь гадких последствий», и «моральная атмосфера» тако го творчества наполняется «ядом и чумой» [115, с. 62]. Дру гой аспект заключается в том, что отрицание представите лем творческой элиты диктата моральной общественной ре гуляции не является абсолютным в силу того, что творец, находясь, в силу своего онтологического статуса, в «этиче ском поле» культуры в целом или какого то из ее сегментов, 2.1. Этика самореализации может быть детерминирован нравственными нормами сво их моральных авторитетов, исповедующих свою, отличную от принятой нравственную логику.

При рациональном осознании индивидом общественных моральных норм они воспринимаются им как необходи мые, целесообразные, полезные как для общества, так и для него самого. Мотивом, реализующим моральную норму на уровне индивидуального сознания личности, могут высту пать в данном случае ответственность, совесть, долг, кото рые часто вступают в конфликт с чувствами, привычками и личными склонностями личности. Регулирующее воздей ствие на индивидуума в этом случае оказывается посред ством силы убежденности человека в справедливости и не обходимости данной моральной нормы. Другим механиз мом освоения личностью моральных норм может высту пать процесс интернализации, т. е. превращение внешних общественных требований в собственную жизненную уста новку человека. Интернализованные нормы не воспринима ются индивидом как принудительные, представляя с инди видуальными правилами и нормами личности единое целое.

По замечанию А. А. Гусейнова, когда реально практику емые моральные нормы оказываются под угрозой и инди вид попадает в ситуацию ценностного конфликта, «двусто ронних притязаний» в кантовской терминологии, тогда появляется потребность в арбитражной роли разума. При этом философ уточняет: не само по себе соприкосновение и столкновение различных норм порождает потребность в обосновании морали, а неизбежное в ходе такого контакта их релятивирование [88]. Личность приходит к необходимо сти обосновать свою нравственную позицию, как правило, тогда, когда человеку нужно найти основания для ее изме нения, при этом им движет не желание закрепиться на зани Глава 2. Этические характеристики творческой элиты — основа репутации маемых позициях, найти дополнительные аргументы в пользу практикуемых и считающихся безусловными кон кретных моральных норм, напротив, на самом деле чело век пытается ограничить их и преодолеть, ищет пути для отступления. Сложные переплетения мотивов и побужде ний, стремлений и влечений представителя творческой эли ты сами по себе не есть отражение только нравственных ис каний, но они являются следствиями и нравственных иска ний, ибо нравственность не сводится ни к каким элементар ным стремлениям, чувствам, особенным уникальным по буждениям, эмоциям, к «внутренней механике» душевных переживаний и импульсов человека.

Нравственность «имеет нормативный характер, т. е.

вменяет человеку определенные действия и сами побужде ния к ним по их содержанию» [95, с. 76], а не по душевному настрою, психологическому облику или внутренним склон ностям. Творец не просто по течению следует своему влече нию, его душа – арена для конфликта желаний, склоннос тей, непосредственных стремлений и нравственного долга.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.