WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |

В отличие от Канта, романтики отдают предпочтение со держательному принципу – принципу индивидуальной сво боды, который в романтической концепции гения может быть истолкован как принцип «неравенства», как постулат абсолютной нетождественности я и я. В качестве высшего этического принципа взамен категорического императива Канта романтиками выдвигается эстетически истолкован ный «категорический императив гениальности» (Ф. Шле гель), от каждого требующий гениальности, даже без на дежды на успех. Данный принцип, обнаруживая свою прак тическую нереализуемость, утверждает достоинство только немногих «избранных», удовлетворяющих предъявленно му требованию, демонстрируя свое элитарное содержание.

Представление об избранности художника, о его необычнос ти, характерное для романтизма, с одной стороны, противо поставляет его «всем остальным» индивидуумам, поднима ет его над ними, с другой стороны, полагает всю сферу ис Глава 1. Творческая элита: философское осмысление кусства неким «странным миром», противостоящим миру обыденному. Творец и представитель этого странного мира не может не быть «странен» в мире обычном, не может не видеть мир иначе, нежели «человек обыденный» (Новалис).

Творец, познавший это различие, полагают романтики, должен осознать, что борьба между «обыденной» и «эстети ческой» точками зрения должна вестись с сохранением дис танции между ним и «остальными», с учетом и демонстра цией того обстоятельства, что обыденная точка зрения яв ляется бесконечно более низкой, чем его собственная, – обусловленной и неистинной в этой своей обусловленности, мелкой и пошлой в своей мелочности и ограниченности; и что одним из главных способов сохранения этой дистанции является ирония.

Аргументированной критике подверг крайности роман тической точки зрения Гегель, отмечая, что для гения ро мантиков обычные люди суть «жалкие, ограниченные субъекты, не обладающие надлежащим органом для вос приятия …высокой точки зрения», «бессущностные тва ри», с которыми не связывает себя знающий себя свобод ным от всего свободный творец. Такая свобода «от всего» может обернуться свободой от нравственных устоев, пола гает Гегель. «Кто стоит на этой точке зрения божественной гениальности, – пишет философ, – тот смотрит с презрени ем, сверху вниз на всех других людей, которые объявляют ся им плоскими и ограниченными, поскольку для них пра во, нравственность и т. п. являются неизменными, обяза тельными и существенными» [74, с. 70].

Избранность гениальной художественной натуры для ро мантиков предполагает избранность круга людей, способных проникнуть в эстетический замысел «божественной гениаль ности», ибо немногие обладают «надлежащим органом», 1.2. Феноменология творческой элиты способным, вопреки обыденным вкусам, постигнуть законы и правила искусства, продиктованного капризом великих творцов. Как отмечает Шлегель, непонятность произведений элитарного творца есть важнейшее его достоинство, ибо ав торское «я» содержательнее той особой редакции, в которой оно предъявляет себя в конкретном произведении. «Непо нятность» создается тем, что «понятие» в этих произведени ях неисчерпаемо, никакая форма, никакая граница не окон чательна для их действительного смысла» [91, с. 34].

Позиция романтического творца, иронично играющего творчеством, как своим капризом, есть позиция, когда ху дожник дает погибнуть самому высокому, лишь наслажда ясь собою. Гегель пишет, что «это образ есть… не только зло, и притом совершенно всеобщее внутри себя зло, а при бавляет еще к этому… субъективное тщеславие, побуждаю щее меня… знать себя абсолютом» [74, с. 173].

Проблема элитарности искусства, поставленная Л. Н. Толстым как противопоставление «личностного» и «народного» искусства, сформулирована им как проблема моральности творческого самовыражения художника вооб ще, и в этом виде она затрагивает самую суть художествен ного творчества. Провозглашая позицию «покаяния», «стыда» за свою художественную и артистическую жизнь, за собственное творчество как несовместимое с истинно нравственной позицией личности, писатель отрекается не просто от «чистого искусства» как определенного течения, а от искусства, начиная с эпохи Возрождения, как искусст ва, в его понимании, противоположного идеалу нравствен ности, порожденного «эгоистической цивилизацией» само законных индивидов. «Искусство нашего времени и нашего круга стало блудницей», пишет Л. Н. Толстой [253, c. 194].

С этой мыслью перекликается и позиция А. Ф. Лосева, обо Глава 1. Творческая элита: философское осмысление значившего такой «играющий» тип творчества, примеры которого встречаются с эпохи Возрождения, «беспринцип ным артистизмом» [156].

Схожую точку зрения провозглашает С. Н. Булгаков, когда говорит о том, что «можно, конечно, удовлетвориться вместо красоты красивостью и, влюбившись в нее, стать глухим к велениям творчества… Эстетизм как выражение такого примирения и самодовольства есть наиболее тонкий соблазн духовного мещанства» [51, с. 573].

Представляется оправданным такой подход к творческо му самовыражению, продиктованному «капризом» или «игрой» творца, понимаемыми им как самоцель, как «ско морошество своей фантазии» [278, с. 416] или «бесцельное опрокидывание правил» [115, c. 62], ибо если это не есть реализация своего нравственного долженствования, то следствием этого «возникает художественная ложь, за ко торой, подобно всякому греху, тянется длинная цепь гадких последствий» [115, с. 62]. Истинное творчество возможно исключительно и только в меру небезразличия, т. е. неот страненности по отношению к жизненному содержанию процесса искания и самовыражения, иначе творческая лич ность погружается в «коллекционирование мертвых услов ностей и безжизненных отвлеченностей», мир изощренного самовыдумывания [31, c. 419].

Противопоставление «уличной», массовой культуры и культуры «подлинной» приобрело в связи с появлением новых технологий, в том числе и информационных, новое звучание в XX в. Практика технического воспроизводства произведений искусства стерло грань между копией и оригиналом, нивелируя художественную ценность после днего, социальная потребность приобщения «масс» к куль туре привела к превращению самой культуры XX в. к типу 1.2. Феноменология творческой элиты «индустрии культуры», приобретающую в формулировке «философов культуры» Франкфуртской школы Адорно, Маркузе, Хоркхаймера аффирмативный характер, т. е. не посредственно детерминирующуюся потребностями эко номики [290, p. 128]. Исчезает «субъект» знания, носитель противоречивого единства всеобщего и индивидуального, он лишается второго измерения – сферы спонтанности и са мостийности, становится одномерным, попадает в плен то тальной заданности чувств, мышления, действий.

Определяя «просвещение» как «массовый обман», а тип современной культуры как «культурную индустрию», Адорно и Хоркхаймер противопоставляют подлинных слу жителей искусства (например, Пикассо и Шенберга) как оппозицию массовой культуре, которая превращает сущно стные проблемы бытия в псевдопроблемы, скользя лишь по поверхности. Художественная функция искусства теряет свою главенствующую роль, уступая место потребитель ской функции, а стремление отдельных художников сохра нить независимость и приверженность «подлинному» в искусстве не может изменить положение, так как в целом творческое сознание также ориентировано на потребитель скую модель. Культура превращается в одну из областей ин дустрии; вместе с художественными ценностями из такой культуры, по мнению Адорно и Хоркхаймера, исчезают «этика и вкус». Развивая формулу «одномерного челове ка», Маркузе отмечает сложный и тонкий механизм мани пулирования современной цивилизацией потребностями индивида, которая не столько удовлетворяет нормальные потребности, в том числе и духовные, сколько создает по требности искусственные, при этом даже общение между людьми приобретает характер субъект объектного отноше ния. Рассматривая окружающих людей сквозь призму сво Глава 1. Творческая элита: философское осмысление их потребностей, одномерный человек утрачивает способ ность воспринимать внутренний мир другой личности, тем самым теряя главное, что определяет его как нравственного субъекта [313, p. 11].

Реальному, эмпирически данному «одномерному челове ку» философы Франкфуртской школы противопоставляют носителей «истинного сознания», которыми считаются творческие личности философы, круг которых предельно мал. Эти творческие личности рассматриваются как един ство гармонии и целостности своего Я, в котором, что важ но для нашего этического дискурса, слиты вместе не только профессиональная обязанность, но и выраженное нрав ственное долженствование, понимаемое как саморазверты вание сущностного бытия. Такая творческая личность при звана воплощать идеи элитарности «свободно парящей ин теллектуальной элиты», идеи элитарности подлинной куль туры в целом, создаваемой отрицающими «одномерность» масс и отчужденными от общества гениями, элитарности искусства – творения свободного художника, наделенного творческим провидением и исключительностью в созерца нии мира. Творец – носитель «элитарного сознания» в пони мании франкфуртских философов может быть представите лем творческой элиты в русле подхода Парето – Ортеги – Ашина, но не в силу того, что он носитель «элитарного со знания», а в силу нравственного служения своему творче скому предназначению, если отсутствие права опираться на аффирмативную культуру не сводится им к тотально от рицающей деятельности, которая перечеркивает сущность самореализации и утверждения самого себя. Вышеприве денный анализ «профессионализма» и явления «элитарного искусства» (в контексте феномена творческой элиты) может концептуально считаться рассмотрением парадигмы твор 1.2. Феноменология творческой элиты ческой «псевдоэлиты» (этот термин активно использует, например, П. Л. Карабущенко [124]), использование кото рого в рамках нашего исследования не представляется пло дотворным, в силу того что, как показано выше, он не имеет четкого содержания.

Творческая элита – психологический аспект При рассмотрении специфики феномена творческой эли ты для более полного понимания его сущностных особенно стей и характеристик представляется важным рассмотреть психологические аспекты данного явления. Исследователи отмечают важность таких явлений, как «психологическая дистанция» и креативность (понимаемая как способность к творчеству).

Одним из ключевых понятий в связи с этим, является понятие «психологической дистанции». Следуя Ф. Ницше, «пафос дистанции» (можно продолжить ряд: Сенека, Авре лий Августин, А. Шопенгауэр – «психологическая дистан ция аристократов»), сущностной характеристикой элитар ного сознания ряд авторов называет «психологическую дис танцию» между элитой и массой, особенно четко подчерки вающую иерархическое различие между творческой элитой и нетворческими массами. К. Манхейм полагает именно это чувство – «чувство психологической дистанции» – главным критерием «элитности» личности, следствием которого ста новится присущий ей «аристократический тип» сознания [167, c. 44]. Современные психологические теории личнос ти раскрывают важное значение феномена психологиче ской дистанции в процессе самосознания человека в контек сте самоутверждения индивидуальной «самости» личности.

Так, предложенная В. С. Мухиной [186] многоступенчатая структура самосознания иллюстрирует роль психологиче ской дистанции в формировании и становлении личности, Глава 1. Творческая элита: философское осмысление показывая значение этого феномена как на первой ступени самосознания – на уровне самосознания нашего имени, так и на последующих, в том числе в притязании на признание со стороны других индивидуумов. Психологическая дистан ция активно проявляется на уровне персонализации лично сти. В рамках психологической науки А. В. Петровский оп ределяет «персонализацию» как активный процесс продол жения себя в других не только в момент влияния субъекта на других индивидов, но и за пределами непосредственного сиюминутного актуального воздействия. Данный процесс обеспечивает «идеальную» представленность личности в других людях за счет произведенных в них «вкладов». По мимо интраиндивидуальной и интериндивидуальной подси стем, согласно этому подходу, выделяется еще и третья со ставляющая структуры личности – метаиндивидуальная (надиндивидная) подструктура, когда личность не только выносится за рамки органического тела индивида, но и пе ремещается за пределы его наличных, существующих «здесь и сейчас» связей с другими личностями. В этом слу чае в центре внимания оказываются «вклады» в других лю дей, которые субъект вольно или невольно производит по средством своей деятельности. Особая психологическая ди станция, свойственная представителю творческой элиты, отражает как исключительную индивидуальность его лич ности, так и силу ее метаиндивидуальной составляющей.

Личность выступает в качестве субъекта этих активно про изводимых преобразований интеллектуальной и эмоцио нально волевой сферы, так или иначе связанных с ним лю дей, при этом психологическая дистанция являет собой комплекс состояний, которые отличают одну личность от другой, акцентируя все многообразие «самости» личности.

Отметим, что в социологии проблема психологической дис 1.2. Феноменология творческой элиты танции рассматривается в рамках исследования феномена социальной дифференциации (Г. Спенсер), объемлющего различия между макро и микро группами, а так же между индивидами как по объективным характеристикам (эконо мическим, образовательным, профессиональным, демогра фическим и т. д.), так и по субъективным (ценностные ори ентации, стиль поведения и т. д.). В более частном случае социальная дифференциация напрямую связана с показате лями социокультурной стратификации и в отдельных слу чаях сама определяет эти показатели [217, c. 36–37]. В эти ческом плане феномен дистанции может быть проявлением достоинства, которое будет рассмотрено в следующей главе.

В исследованиях креативности в области искусства и ли тературы с позиции психологической науки следует отме тить несколько сложившихся подходов [94, с. 101–106].

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.