WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Позднее, когда люди с помощью топора и тесла научились от стволов деревьев отщеплять доски, их стали использовать вначале для наращивания бортов долбленых лодок, а потом и сооружать полностью дощатые суда.

Научившись уже в глубокой древности искусству строительства плотов, наши предки далеко не везде могли делать их из древесины. Там, где ее не хватало, использовали вместо стволов самые разнообразные и экзотические материалы. Так, в Древнем Двуречье, где мало лесов, основным материалом для плотов служили шкуры животных. Осторожно снятые козьи или овечьи шкуры перевязывали у шеи и задних ног и надували воздухом — получались бурдюки, которые связывали вместе, иногда до ста штук сразу. Сверху на них укладывали деревянную решетку, которая и служила палубой. В Индии, где - 31 - много крупного рогатого скота, бурдюки делали из воловьих шкур, на западном побережье Южной Америки - - из тюленьих.

У жителей Мексики, Никарагуа и Перу в ходу были плоты из тыкв. Высушенные плоды крепко связывали ивовыми прутьями подобно тому, как плетут сети, или насаживали их на бамбуковые палки. Получалась несущая поверхность, на которую сверху набрасывали связки травы, камыша или веток.

- 32 - ЖИЛИЩЕ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА Первобытные люди предпочитали селиться на ровной или слабо пересеченной местности поблизости от воды. Поэтому поселения размещались как правило неподалеку от ручьев или озер, у слияния рек, на равнине или пологих склонах холмов.

Климат, несомненно, в значительной степени обуславливал образ жизни и тип жилища первобытного человека. Из жизни современных отсталых народов, населяющих тропики, известно, что в засушливые периоды они вполне удовлетворяются легкими шалашами кратковременного характера, предохраняющими их от палящих лучей солнца или от жаркого ветра. Только в дождливый сезон они ищут убежища от тропических ливней занимая скальные навесы и пещеры или поднимая жилище над поверхностью земли, чтобы избежать затопления дождевыми водами.

На открытой местности без естественных скальных навесов палеолитические охотники строили полуземлянки или землянки, т. е. жилища с жестким, часто куполообразным каркасом, углубленные в землю. В теплое время года наиболее частым жилищем был шалаш. Он легко переносился, имел простую конструкцию и вполне удовлетворял нехитрым требованиям кочево- 33 - го образа жизни охотников. Таким образом, жилища палеолитических охотников, а возможно охотничьих культур вообще, можно подразделить на три основных типа: простейшие убежища разных видов, шалашеобразные конструкции и жилища долговременного характера с жестким остовом. Простейшие убежища служили кратковременным жильем в тех местах, где климат не требовал более солидной защиты от холода. Использование легких юрт летом и постоянных жилищ зимой известно из недавнего прошлого некоторых сибирских народов или эскимосов. Тип жилища и его конструкция в значительной степени зависели от доступного материала. В Европе у края ледника, где дерево было редкостью остов жилища складывался из бивней мамонта оленьих рогов и длинных костей животных Аналогии в историческое время известны и Восточной Сибири, где для каркаса использовались челюсти и ребра китов. Еще в прошлом век встречались землянки, у которых вся конструкция над котлованом попросту засыпалась землей хорошо защищавшей от холода.

Жители степных районов еще и сегодня часто перекрывают простейший остов дерном. Возможно, так же выглядели и жилища первобытного человека.

Легкие убежища и шалашеобразные конструкции палеолитический человек строил также в пещерах Люди обычно не пользовались всей пещерой, но с помощью перегородок создавали себе личные жилища - что-то вроде «отдельных квартир». Находки палеолитических жилищ редки, но еще реже находки целых поселений, позволяющие изучить их планировку.

Самая древняя находка, которую можно рассматривать как остатки жилища, была сделана в Восточной Африке. Это расположенное кругом нагромождение камней, открытое Л. С. Б. Лики в Олдувайском ущелье в слое, отнесенном к началу плейстоцена. Находке, следовательно, около 2 млн. лет, и если это действительно искусственное сооружение, то его создателем мог быть только предшественник человека Ното Наbilis, остатки которого найдены в том же слое. Вполне возможно, что это действительно строительный материал, который в качестве грузила прижимал к земле нижние концы ветвей и шкур, образующих кровлю, а не просто случайное скопление камней — игрушка природы. В центральных районах Эфиопии, примерно в 50 км к югу от столицы страны Аддис-Абебы, французские археологи открыли на берегу реки Аваш несколько богатых стоянок. Самая важная из них — Гарба. В этой стоянке с Олдованской культурой было открыто свободное утрамбованное пространство, наводящее на мысль о глинобитном поле простейшего жилища.

По периметру этого пространства залегали кучки камней, посредством которых могли быть заклинены в ямках столбы или другие элементы несложной - 34 - конструкции. В отличие от окружающего пространства утрамбованный «пяточок» был совершенно пустым: здесь не было обнаружено ни орудий, ни костей или камней; скорее всего это было место ночлега.

Самые древние в Европе остатки жилища принадлежит к ашельской культуре. В 1957 г были открыты остатки хижины размерами 11х3,5 м. Хижина стояла внутри пещеры, недалеко от входа, прислоненная к стене, и была распознана по нагромождению каменных орудий и костей, которые находились исключительно в пределах жилого объекта. Вне хижины находок было крайне мало. По периметру хижину обрамляли камни, несомненно принесенные сюда человеком с целью укрепления ее стен. Именно наличие стен ограничивало разброс находок вне пределов жилища.

Вход был неширокий, до 80 см. Восточней от этого места имеется еще один разрыв в цепочке камней; возможно, здесь находился запасный выход или лаз. У задней стенки хижины, направленной в сторону выхода из пещеры, были сосредоточены самые крупные валуны: надо полагать, здесь была заградительная стенка, предохранявшая от ветра и непогоды.

Кровля жилища была, по-видимому, сработана из шкур животных, которыми был обтянут остов. Это был практичный материал, хорошо Удерживающий тепло и предохраняющий людей от ветра и воды, капающей с потолка пещеры. Концы шкур прижимались к земле все теми же камнями. По расположению найденных предметов, золы и костей видно, что внутреннее помещение было разделено (возможно, перегородкой из подвешенных шкур) на две части. Сразу за входом находились сени или тамбур, где не было очага и где находки предметов довольно редки. Вторая, большая по площади часть была собственно жилым помещением для людей того времени. Внутри имелись два очага, но небольших и, если судить по тонкому слою обожженной глины, не имевших особого хозяйственного значения. Главный очаг располагался скорее всего у входа в пещеру.

Недостаток света и сравнительно небольшое количество находок заставляют думать, что хижина использовалась главным образом как мести отдыха и ночлега; видимо, основная жизнь, когда позволяла погода, проходила на площадке у входа в пещеру. Там расчленялись туши убитых животных и выделялись нужные орудия. Хижина давала охотникам крышу над головой и иллюзию уюта в длинные зимние вечера. Здесь они могли заниматься изготовлением инструментов, о чем свидетельствует большое количество мелких осколков.

- 35 - Вопросы для повторения.

1. Какие теории происхождения человека Вы знаете 2. Какие достижения в историю техники внесли австралопитеки 3. Какие достижения в историю техники внесли неандертальцы 4. Какие достижения в историю техники внесли кроманьонцы 5. Какое влияние оказала пища богатая белком на становление человека 6. В чем суть технологии ретуши 7. Какие способы в первобытном обществе существовали способы добычи огня 8. Какие новые способы транспортировки появились в эпоху мезолиту 9. Какие ремесла появились в эпоху неолита 10. Как устроен горизонтальный ткацкий станок 11. Охарактеризуйте жилище первобытного человека - 36 - ХРЕСТОМАТИЯ ОХОТА С. П. Крашенинников. Описание земли Камчатки М. – Л., 1949, стр. 241, 242, 248.

а) Зверей на Камчатке великое изобилие, в которых состоит и вящее ее богатство: в том числе есть лисицы, соболи, песцы, зайцы, суслики, горностаи, ласточки, тарбаганы (сурки), росомахи, медведи, волки, олени дикие и езжалые (ездовые) и дикие бараны.

Промышляют их наибольше отравою, клепцачи и луками.

б) По Сибири промышляют медведей... ямами, в которые вколачивают вострую обожженную и гладко выскобленную сваю... он (медведь) принужден бывает бежать скорее и, набежав на яму, провалиться и брюхом упасть на сваю.

Н. Н. Миклухо-Маклай. На берегу Маклая. М.,1961, стр. 185—187.

Не было еще 11 часов, и я не думал собираться на новую для меня охоту, как вдруг послышались приближающиеся голоса, а затем скоро явилось несколько жителей Бонгу в полном воинском убранстве, с туго натянутыми луками и множеством вновь заостренных стрел разного рода. Каждый имел по два копья, концы которых были натерты красной землей, как бы уже покрытые кровью... Пришедшие за мной объявили, что унан (высокая трава) уже горит и что следует идти немедленно.. Выйдя из леса, я увидел в сотне шагов, у самой земли, полосу огня, которая удалялась от нас, оставляя после себя черные обгорелые следы унана и груды легкого пепла...

Пожар только еще начинался, и мы расположились в тени, у опушки леса... Через три четверти часа огонь отодвинулся. От опушки приблизительно на полмили (около 800 м) и благодаря норд-весту дым шел в противоположную от нас сторону...

Мы подошли шагов на десять к линии огня, и каждый из нас избрал себе кочку для наблюдения; таким образом, параллельно огневой линии образовалась цепь охотников, следящих за движением пламени и готовых напасть на добычу... Туземцы, стоя в воинственных позах, держа луки и стрелы в левой руке, а в согнутой правой — копье, над плечом наперевес, острием вперед, внимательно следили за движением пламени, желая каждый первым открыть неприятеля. Несколько мальчиков, лет десяти-одиннадцати, с миниатюрными луками и копьями, также стояли немного поодаль от отцов и служили живым примером тога, как наука папуасской жизни передается из поколения в поколе- 37 - ние...

Очень утомившись, я положительно заснул бы стоя, если бы но мере удаления огня голос соседнего часового не напомнил мне, что надо идти вперед.

После томительных двух часов мы дошли до противоположной стороны. Наша линия сошлась с встречной линией. Взоры туземцев, внимательно исследуя почерневшую поляну, ничего не находили, и, когда последние стебли вспыхнули и потом мелким дождем пепла разлетелись по воздуху, я услышал от ближайшего охотника неутешительное «буль арен» (свиньи нет). Мы сошли со своих кочек. Несколько жителей Гумбу, образовавших противоположную линию, тоже заявили, что ничего не видели... как вдруг крик отошедших в сторону туземцев: «Буль, буль!» — заставил меня оглянуться. В сотне шагов, лавируя между многочисленными копьями, которые со всех сторон вонзались в землю, бежала большая свинья... Подбежавшие туземцы не дали мне времени выстрелить: один копьем пробил ей бок, другое копье пролетело мимо, а из трех стрел одна («палам» с широким, плоским бамбуковым концом) вонзилась в шею животного. Оно имело еще настолько силы, что несколькими движениями освободилось от копья и стрелы, конец которой остался в ране... Партия людей Бонгу пришла объявить, что они убили одну свинью, но что при этом Саул, которого она повалила, был так ею искусан, что бок, рука, голова и глаз были все в крови, когда его отвели в Бонгу.

РЫБОЛОВСТВО С. П. Крашенинников. Описание земли Камчатки М. – Л., 1949, Указ, соч., стр. 303, 304, 383.

а) Сети, которыми чавыча ловится, вяжут из пряжи толщиною, подобной сахарным веревочкам, клетки у ней бывают не меньше 2 дюймов с половиною, а лов ее продолжается с половины мая около шести недель. Упомянутыми сетями ловят и морских бобров (каланов), которые хотя чавычь и несравненно больше, однако не столь бойки, как оная рыба, и для того пробивать их (сети) не могут.

б) Юкола из сей рыбы (кеты) называется ржаным хлебом, для того что и рыбы сего роду идет больше, и время тогда суше и к заготовлению, способнее, и сушеная не горкнет, как чавыча и нярка.

в) Летнее время мужчины трудятся в ловле рыбы, в сушении ее, в перевозке от моря на свои жилища, в припасе собакам корму, костей и кислой рыбы, а женщины между тем чистят изловленную рыбу, пластают, а иногда и в ловле мужьям способствуют.

- 38 - Н. Н. Миклухо-Маклай. На берегу Маклая. М.,1961, стр. 41, 48, 88.

а) Наблюдал долго, как сын Туя, мальчик лет 15, стрелял из лука в рыбу, но очень неуспешно: не попал ни в одну. Стрелы исчезали на секунду в воде, а затем выплывали на поверхность, стоя в воде перпендикулярно. Затем они снова были собраны охотником. Стрелы эти отличаются от обыкновенных тем, что имеют вместо одного острия несколько — четыре, пять, иногда и более. Острие сделано из твердого дерева и всажено в длинный, тонкий тростник.

б) Вдруг Туй сделал энергичный прыжок, и одна из рыбок оказалась пойманной. Туй ловил их ногой. Он сперва придавил ее ступней, а потом поднял, ухватив между большим и вторым пальцем ноги. Согнув колено, он протянул руку и, высвободив добычу, положил рыбку в мешок. После этого, быстро нагнувшись и схватив камень, Туй бросил его в воду с значительной силой; потом, подойдя к тому месту, куда был брошен камень, он, стоя на одной ноге, поднял другую, убитую камнем рыбку.

в) На платформе каждой пироги лежал целый ворох связанной в пучки длинной сухой травы... Стоящий впереди пироги туземец зажигал один за другим эти пучки и освещал поверхность воды. На платформе помещался другой туземец с «юром» (острогой), футов 8 или 9 длины, который он метал в воду и почти каждый раз сбрасывал ногой с юра две или три рыбки. Юр так устроен, что, погрузившись в воду и захватив добычу (рыбки остаются между зубьями), поднимается из воды сам и плавает, стоя почти перпендикулярно в воде. Наконец, третий папуас управлял пирогой, сидя на корме.

ОВЛАДЕНИЕ ОГНЕМ С. П. Крашенинников. Описание земли Камчатки М. – Л., 1949, стр. 380.

Огнива их были дощечки деревянные из сухого дерева, на которых по краям наверчены дырочки, да кругленькие из сухого дерева палочки, которые, вертя, в ямочках огонь доставали. Вместо труту употребляли они мятую траву тоншичь, в которой раздували загоревшуюся от вертения сажу. Все сии принадлежности, обертя берестою, каждый камчадал носил с собою, и ныне носят, предпочитая их нашим огнивам для того, что они не могут из них так скоро огня вырубать, как достают своими огнивами.

Н. Н. Миклухо-Маклай. На берегу Маклая. М.,1961, стр. 52, 100, 141.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.