WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения Заключение В заключении работы обозначим основные выводы проведённого монографического исследования.

Теория доказывания, представляющая весь комплекс правовых знаний по вопросам доказательственного права, занимает рекордно низкое правовое положение в теории государства и права, являясь «придатком» в орбите правоприменения. К сожалению, теория доказывания на современном этапе получила существенное развитие исключительно в отраслевом праве. Её изучение в теории государства и права должно занять изначально приоритетное значение ввиду особой теоретико-отраслевой и практической направленности. Восполнение этого пробела позволит обеспечить синхронное развитие в отраслевых юридических науках знаний о доказывании и правоприменении, что столь необходимо внутри одной целостной правовой системы.

Теория государства и права должна содержать общеправовые установки доказательственного права, трансформирующиеся в отраслевое доказательственное право, с учётом отраслевой специфики доказывания и правоприменения.

При этом предлагаемая концепция выступает как одно из центральных направлений общетеоретической части – основ процессуального доказательственного - 326 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения права. В конце ХХ века появляется в юридическом обиходе понятие «доказательственное право», причём без обозначения чётких законодательных рамок и общепризнанных научных формулировок. Различные трактовки этого ключевого термина, жизненно необходимого для правоприменения, позволяют рассматривать его под сугубо отраслевым углом (например, в уголовно-процессуальной науке). Приходится признать, что не достигнуто в российской доктрине единого подхода к этому особому термину. Как представляется, доказательственное право – универсальная юридическая суперконструкция, несущая на себе основную нагрузку в правоприменении, использующем установленные правовой нормой процедуры для соотнесения юридически значимого факта с нормой права исходя из доказывания субъектов.

Российская юридическая наука по-разному определяет и понятие «доказывание».

Но ученые едины в отнесении доказывания к правоприменению. Придерживаясь этой точки зрения, полагаем, что доказывание вообще и процессуальное в частности представляет собой общетеоретическое классическое (академическое) понятие, разработке которого должно уделяться достаточное внимание в теории государства и права.

Толкование понятия “процессуальное доказывание субъекта” зависит и от того содержания, которое заложено в него на определенном историческом этапе, и от типологии рассматриваемого судопроизводства. На современном этапе, характеризующемся повышенной демократизацией общества и государства, общетеоретическое понятие “процессуальное доказывание” должно пониматься как способность защиты правовой позиции процессуальным субъектом доказывания.

Центральным в теоретической науке должен стать подход к изучению содержательной стороны понятия «доказывание», а в особенности - процессуального.

Отношение к доказыванию как к категории «деятельность», получившей традиционное развитие в теории государства и права и в российских процессуальных науках, не отражает всей сущности этого глобального общеправового понятия, а раскрывает только «видимое», объективное следствие. Первоосновой доказывания выступает способность субъекта доказывания к такой деятельности или осмысленному её отсутствию со стороны субъекта доказывания.

Включение суда в субъекты доказывания в советском праве вообще не допускало такого подхода и, только, отказ законодателя от следственного начала в процессуальной процедуре позволяет по-новому рассматривать процессуальное доказывание с позиций состязательности и равноправия субъектов доказывания. Суд – орган, познающий процессуальное доказывание и применяющий на основе полученного знания право. В идеале в состязательном процессе его деятельность не должна затрагивать доказывание субъекта, иначе как в познавательном аспекте. Анализ норм действующего процессуального законодательства России позволяет сделать вывод о том, что суд в отдельных случаях сохраняет за собой функции участника судебного доказывания, несмотря на действие конституционно-закреплённый принцип состязательности. В этой связи, существующий процесс России можно отнести к переходному типу судопроизводства от процесса следственного к процессу состязательному. Необходимо запрещение использования властных полномочий суда по отношению к доказыванию субъекта. Их сохранение допустимо только в организационной сфере процесса.

Таким образом, предлагается введение принципа невмешательства суда в процесс доказывания субъекта, при этом субъект сам определяет пределы своего доказывания в соответствии с предметом спора, излагая их письменно, обращаясь в суд. Такие пределы провозглашаются публично в судебном заседании в начале процесса. Обязанность не выходить за эти пределы должна быть закреплена законодательно. То есть роль суда полярно противоположна той, которая существует сегодня. Следует ввести волевое ограничение со стороны суда при нарушении пределов доказывания субъектом, т.е. при - 327 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения отступлении от предмета доказывания (спора). Изменение предмета доказывания субъектом в процессе должно иметь такой же формализованный порядок (в этом смысле существенную помощь способно оказать авторское двухаспектное понимание предмета доказывания).

Существуют общие черты процессуального доказывания субъекта (объективные и субъективные), отображающие в совокупности сущность этой способности человека в механизме доказывания субъекта, который в свою очередь воздействует на правоприменение в каждом конкретном случае. Изучение и использование в советском следственном правосудии, в доказывании субъектов его субъективно-объективных аспектов было оттеснено на второй план, ввиду отсутствия государственной необходимости. Любые моменты проявления доказывания субъекта, ведущие к негативному результату в отношении государственного интереса, компенсировались за счёт активной роли суда в процессе. Иные интересы являлись для государства приоритетными только в ракурсе государственного интереса. Ряд выдающихся разработок российских и зарубежных учёных касательно субъективного в доказывании был сведён преимущественно к оценочному фактору.

Ситуация кардинально изменилась с проведением правовых реформ в конце ХХ века. Доказывание, и что особенно важно – процессуальное, выходит на первый план в сфере защиты права. Требуется детальнейшее его изучение. В процессе состязательном недостаточно понимания содержания «процессуального доказывания» как деятельности в объективном мире (состоящей из традиционно признаваемых российскими процессуальными науками элементов доказывания: собирания, исследования и оценки доказательств). Это вызвано тем, что всё бремя доказывания предмета лежит на сторонах, а суд не помогает им в доказывании и преимущественно пассивен по отношению к доказыванию субъектов. Такой подход позволяет изучить субъективный аспект доказывания более глубоко. На основе выделения составляющих доказывания становится возможным исследовать алгоритм механизма доказывания субъекта, а это в свою очередь позволяет сформировать профессиональный подход к доказательственной способности практикующего юриста. Исходя из предлагаемых разработок доказывания возможно формирование объективно выраженной демократической основы российского правоприменения, а также всей процессуально-правоприменительной деятельности, в которой на основе теории права более четко обозначено, как конкретное право защищается субъектом доказывания и как – правоприменителем.

Центр всех производимых реформационно-правовых изменений в области процессуального доказывания и правоприменения заключён в различном понимании целей для правоприменителя и для субъекта доказывания. Различие основано на различном стремлении к установлению истины.

Для правоприменителя характерно установление юридического факта (фактов) в его правовом оформлении, значимого для конкретного дела, с позиции конкретного правоприменителя, его правосознания. Соответственно и истина, устанавливаемая правоприменителем, это подтверждение в решении (определении, постановлении) правоты одного из субъектов доказывания. Для субъекта доказывания не всегда характерно стремление к истине (цель процессуального доказывания для субъекта доказывания – это формирование знания у суда или иного правоприменителя), к законности и обоснованности утверждений этого субъекта доказывания и получение юридического подтверждения правоты в судебном споре в форме решения (определения, постановления) суда. Достижение такой цели возможно только в случае отношения правоприменителя к правовым притязаниям субъекта доказывания как к правомерным.

Т.е. основная цель доказывания субъекта стремление к получению правоприменительного акта от уполномоченного на то органа государства, а установление - 328 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения истины значимо для субъекта доказывания только в том случае, если её установление соответствует его притязаниям. Это, на наш взгляд, реальность, и её необходимо не только признать в теории доказывания, но и разрабатывать в отраслевой науке более глубоко.

Существенной, значимой для российского доказательственного права представляется изложенная в монографии классификация субъектов доказывания.

Предлагаемая классификация субъектов доказывания (профессиональные и казуальные) способна привнести новое понимание в доказывание и правоприменение в России, кроме того, она сориентирована на общепризнанный в мире путь развития доказательственного права.

Предложенная концепция не только позволяет творчески переосмыслить ряд традиционных понятий теории доказывания, но и вводит новые, поскольку теория доказывания рассматривается не самостоятельно, а в ракурсе правоприменения. Среди новых понятий особенно хотелось бы отметить предлагаемое понятие «механизм процессуального доказывания субъекта», под которым понимается реализация процессуального доказывания субъекта, характеризующаяся взаимозависимостью составляющих субъективных и объективных элементов, проявляющихся в стратегии доказывания субъекта.

Дальнейшая разработка на общетеоретическом уровне способна существенному изменить сложившуюся ситуацию в области изучения «глубин» доказательственного права – теории доказывания и проникнуть в секреты принятия решения процессуальным правоприменителем, находящимся под влиянием субъектов доказывания и закона.

Право без обеспечения его реализации перестаёт быть правом. Развитое состязательное доказательственное право и справедливое процессуальное правоприменение – это основа демократической российской правовой системы.

- 329




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.