WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 39 |

По своей юридической направленности доказывание субъекта либо реализует стремление субъекта к нарушению существующего правового равновесия в правоотношении, либо направлено к его появлению в выгодном для субъекта аспекте, либо к его прекращению. Соответственно, доказывание субъекта всегда движется в сторону собственного преобладания в споре посредством установления юридических фактов правоприменителем, свидетельствующих о правильности (соответствии закону и обоснованности) правовой позиции именно этого субъекта доказывания.

Из предложенного понятия “доказывание” в процессуальном праве можно сделать вывод о том, что обязанность (бремя) доказывания полностью лежит на субъектах доказывания и в дозволенных законом рамках зависимо от их волеизъявления, а во внутреннем аспекте сковано только процессуальной ролью. В остальном воля субъекта доказывания не имеет ограничений. Именно субъект доказывания обладает тем свойством, которое движет весь процесс в целом. Стремление к победе в правовом споре, как правило, реализуется субъектом до тех пор, пока дозволяет законодательно установленная форма.

Проблемам интереса посвящена фундаментальная работа по гражданскому процессу Р.

Гукасян Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. ПКИ.

Саратов. 1970.

Способность С.И. Ожегов толкует в двух аспектах: 1). Талант, дарование; 2). Умение, а также возможность производить какие-либо действия. /Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. Сов. энциклопедия. М. 1970. С. 747 / И, в русском языке мы наблюдаем сочетание внутреннего и внешнего в понимании человеческой способности.

Новицкий В.А. Правовые взгляды русских юристов конца ХХ – ХIХ века в области доказательственного права России (гражданско-процессуальный аспект). Автореф. канд.

дис. Ставрополь. 2000.

- 91 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения Интерес субъекта доказывания определяется волей (либо законом, влияющим на доказательственную деятельность субъекта) и обстоятельствами, воздействующими на волю субъекта доказывания. Таким образом, судебное доказывание истины для субъекта доказывания – это следствие его волевого решения (либо самостоятельное, либо в силу законодательно закреплённой обязанности).

Как абсолютно верно подчёркивал А.Ф. Клейнман, “необходимость в доказывании возникает лишь тогда, когда одна сторона оспаривает утверждения другой”.Фактическая доказательственная “база” в полной мере зависит от сторон, их талантов и возможностей реализации этих талантов в доказывании.

На наш взгляд, существует несколько иной, отличный от традиционнодискуссионного, подход к понятиям судебного доказывания и судебного познания и их соотношению. В основу подхода положено различие в роли суда и субъекта доказывания в отношении к судебному познанию и судебному доказыванию.

Если для суда познание составляет весь смысл его деятельности, основанный на процессуальном интересе (в силу требований закона), то для субъекта доказывания познание только часть его деятельности. Это связано с тем, что для субъекта доказывания познавательная деятельность сочетается с отстаиванием своей процессуальной деятельности и факультативна по отношению к ней.

Познание для субъекта доказывания приобретает основное значение в тех случаях, когда субъект такой деятельности проверяет убедительность собственной процессуальной позиции по делу, соотнося её с позицией противника, которая им также для этого познаётся.

Роль суда по отношению к доказыванию – это познание и оценка, правоприменение – это его основные процессуальные функции. Как уже отмечалось, любое проявление участия суда в судебном доказывании субъекта автоматически включает суд в число субъектов процессуального доказывания; при этом происходит грубое нарушение принципов – основ судопроизводства, таких как состязательность, равноправие сторон, законность, справедливость и др.

УПК РФ в ч. 4 ст. 15 устанавливает: “Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях”. Вместе с тем законодатель отказался от принципа “объективной истины” в судопроизводстве. Соответственно, любое установление иной истины есть достоверное предположение субъекта доказывания, принятое судом как истинное, ввиду его достаточного обоснования доказательствами и доводами, с позиций суда, рассматривающего дело.

Для субъекта доказывания, напротив, процессуальное доказывание – смысл участия в судебном разбирательстве, реализация возможности добиться поставленной цели.

Существующий в процессуальной науке уравнительный подход к судебному познанию и судебному доказыванию не позволяет проникнуть в глубину данных понятий, поскольку он уравнивает суд и лицо, доказывающее перед судом.

Предлагаемое понимание судебного доказывания и судебного познания предоставляет возможность реформировать всё доказательственное право России.

Становится возможным по-иному взглянуть на права и обязанности субъектов в процессуальном доказывании, на предмет доказывания, пределы доказывания, оценку доказательств судом и субъектом доказывания и на понятие “судебных доказательств”.

Выводы:

Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. МГУ. М. 1964. С. 174; 181.

Аналогичная позиция учёного изложена и в учебнике: Советский гражданский процесс.

МГУ. М. 1964. С. 132-134.

- 92 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения Отношение к процессуальному доказыванию как к категории “деятельность”, получившее традиционное развитие в теории государства и права и российских процессуальных науках, не отражает всей сущности этого глобального общеправового понятия, а раскрывает только видимое в объективном мире правовое следствие.

Первоосновой процессуального доказывания выступает способность субъекта доказывания к такой деятельности или осмысленному её отсутствию со стороны этого субъекта доказывания.

Процессуальное доказывание – это судебная (и досудебная, если это предусмотрено законом) способность защиты правовой позиции субъектом процессуального доказывания.

Соответственно, общетеоретическое понятие “доказывание” должно пониматься как способность защиты правовой позиции субъектом доказывания.

Суд – орган, познающий процессуальное доказывание и применяющий право на основе полученного знания. В идеале, в состязательном процессе его деятельность не должна затрагивать доказывание субъекта, иначе как в познавательном аспекте.

Включение суда в субъекты доказывания в советском праве вообще не допускало подобного подхода, только отказ законодателя от следственного начала в процессуальной процедуре позволяет по-новому рассматривать процессуальное доказывание с позиций состязательности и равноправия субъектов доказывания.

Вместе с тем из анализа норм действующего процессуального законодательства России можно сделать вывод о том, что суд в отдельных случаях сохраняет за собой функции участника судебного доказывания. В связи, с чем существующий процесс России можно отнести к переходному типу судопроизводства от следственного процесса к процессу состязательному.

Обратимся по данному вопросу к зарубежному опыту. Роль суда в правоприменительном процессе и процессуальное доказывание субъектов в различных странах мира321 (краткая характеристика, носящая роль справки).

Правовая карта мира складывается из различных подходов к праву в целом и к его применению. Доказательственное право выступает ядром правоприменения в большинстве правовых систем, наивысшего развития оно достигло в англо-саксонской правовой семье, но доказательственное право, избравшее в качестве основного источника прецедент, едва ли применимо в полной мере в российской правовой системе.

Доказательственное право стран романо-германской семьи наиболее близко к российскому, но неприменимо ввиду правовых особенностей права российского и восприятия элементов англо-саксонской правовой системы. Достаточно далеко от российской системы находится доказательственное право религиозных систем.

Как представляется, у российского доказательственного права свой путь развития, носящий собирательно-национальный характер. Такой подход обусловлен сложными эволюционными историко-правовыми изменениями, которые претерпело российское государство и право за последние сто лет своего существования.

В англо-саксонской правовой системе (семье общего права) безусловный приоритет сохраняется за принципом состязательности. Е.Ю. Веденеев отмечает:

“Стороны контролируют процесс доказывания, именно сторона определяет предмет доказывания, определяет свидетелей, которых необходимо вызвать, допрашивает противоположную сторону и свидетелей и т.д. Федеральный судейский центр (США) определил принцип состязательности как один из основных принципов деятельности судебной системы США. Конкурентный процесс – этот принцип определяет способ В основу анализа положена статья Е.Ю.Веденеева Государство и право. № 10. 2001. С.

45.

- 93 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения представления дел в судебном процессе. В соответствии с этим принципом адвокаты и тяжущиеся стороны развёрнуто и убеждённо излагают доказательства и юридические доводы в пользу своих клиентов”. Вместе с тем в США существуют и малые суды с расширенными полномочиями в области доказывания. В этих судах на судье лежат не свойственные для американского судопроизводства функции. Из-за взаимопроникновения элементов европейской и англо-саксонской моделей судопроизводства всеобщее признание на Западе получает идея “гармонизации” двух систем судопроизводства. В противоположность общей семье права в европейских странах за судом сохраняется активная позиция в судопроизводстве.

В Италии суд имеет право на установление времени для представления дополнительных письменных доказательств, списка доказательств, не указанных в иске (art. 184 Condice di procedura civile); судья имеет право задавать вопросы сторонам, назначать экспертизу, истребовать информацию для проверки личности, местожительства, нахождения собственности (art. 117; 118; 191 Condice di procedura civile).

В Германии на суде лежит обязанность содействия сторонам в обеспечении всех доказательств для подтверждения фактов, имеющих значение для дела, суд вправе сам требовать предоставления дополнительных доказательств, пояснения показаний сторон и свидетелей (§ 132-142; 146; 273 Zivilprozessordnung). Во Франции под страхом применения мер ответственности суд может обязать стороны и третьих лиц представить конкретные документы (art. 132-142 Nouveau Code de procedure civile).

По-видимому, мировая практика воздействует и на российского законодателя. В Заключении Совета Федерации “О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в Российской Федерации” 1998 г. говорится о том, что “не достигнуто единство в понимании сущности и признании действия принципа состязательности в правосудии по уголовным и гражданским делам, который предусмотрен ст. 123 Конституции Российской Федерации”. По материалам семинара для судий и работников судов РФ // Сб.: Проблемы административного управления судами. Сентябрь. 1996. С. 45.

См. Насырова Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США.

Воронеж. 1999. С. 26-27.

См.: Материалы ХI мирового конгресса процессуального права (Вена. Австрия) – 23-августа 1999 г..; конференции в Генте (Бельгия) – 25-28 апреля 2000 г.

Zivilproordnung Deutschlands (ZPO) по состоянию на декабрь 1999.

Приложение к Постановлению Совета Федерации Федерального Собрания РФ “О парламентских слушаниях – О ходе реализации концептуальных положений судебной реформы в Российской Федерации” от 24 дек. 1998 г. // Ведомости Федерального Собрания РФ. 1999. № 1.

- 94 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения §2. Традиционные научные взгляды на понятие и содержание процессуального доказывания Существующие современные воззрения учёных в области процессуального доказывания, как уже указывалось, фактически все отражают только его внешнюю (объективную) сторону (сбор, преставление судебных доказательств и т.п.) – отображения доказывания в объективном мире в особой процессуальной форме, и затрагивают малую часть – внутреннюю оценку, выстраивая эти “элементы” в один ряд.

Это, несомненно, важная часть доказывания субъекта, но она страдает неполнотой ввиду того, что не раскрывает сущности внутренней составляющей доказывания – субъективной стороны. Такая ошибка объяснима тем, что упускается из виду субъективный момент в деятельности (преднамеренной осознанной бездеятельности) доказывающего субъекта.

Российская юридическая наука на современном этапе допускает существование субъективных личностных особенностей в отношении состава преступления в уголовноправовой науке и, как отдельный предмет изучения юридической психологии, формирующейся юридической конфликтологии. Вместе с тем необходимо рассмотрение этих особенностей в теории доказывания. Так как понимание субъективного фактора в отрыве от доказывания и правоприменения влечёт одностороннее изучение вопроса, несомненно, психолого-юридические науки должны изучать субъективные моменты юридической деятельности, но на более глубоком уровне и более детально, их основа должна быть заложена в теории государства и права.

Доказыванием занимаются все заинтересованные в исходе дела участники процесса. Весь современный процесс доказывания субъекта основан на ряде демократических принципов, оговоренных в законе (таких, как состязательность, равноправие и т.д.).

Выигрывает судебный процесс, посредством опоры на доказывание, та из сторон, которая наиболее обстоятельно, на основе закона, изложит свою позицию; представит суду более убедительные, чем другая сторона, доказательства, которыми она располагает или которые могут быть затребованы судом в обоснование ее позиции. Так должно быть в подлинно состязательном процессе.

Век ХIХ. К.И. Малышев полагает, что “Истецъ проситъ объ измЪненiи существующаго состоянiя отношенiй, отвЪтчикъ желаетъ только сохранить это состоянiе, онъ ничего не требуетъ, ни на кого не нападаетъ. Поэтому если истецъ не представилъ доказательствъ въ пользу измЪненiя существующаго состоянiя отношенiй, отвЪтчикъ не обязанъ ничего доказывать съ своей стороны. Onus probandi лежитъ на томъ, кто въ данный моментъ потерялъ бы процессъ, если бы ничего или болrье ничего не было доказано ни съ той, ни съ другой стороны. Но очевидно, что въ моментъ предъявленiя иска истецъ потеряетъ процессъ, если ничего не будетъ доказано, если не будутъ приведены основанiя для измЪненiя существующаго состоянiя или порядка. Actore non ргоbante, reus absolvitur”36.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.