WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 39 |

Истина – это свойство о доступных нам знаниях, о фактах, имевших место в прошлом, реже в настоящем.Истина целиком и полностью субъективна, несмотря на стремление суда, других лиц, участвующих в деле, к объективности. Истина зависит от сознания и воли лиц – как 241-Мурадъян Э.М. приводит точку зрения философа В. Соловьёва в работе Мурадъян Э.М. Истина как проблема судебного права. Былина. М. 2002. С. 71.

241- Мурадъян Э.М. Истина как проблема судебного права. Былина. М. 2002. С. 85.

241- Там же.

241- Там же. С. 99.

Канке В.А. Философия. Логос. М. 2000. С. 165.

Утверждая о реальности установления объективной действительности по каждому конкретному делу само обманываемся, исходя из желаемого, а не объективно возможного.

- 74 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения познающего, так и излагающего информацию (сведения) о фактах, например, показания свидетеля.

Относительный характер истины отображается в следующих ее свойствах:

– абсолютная истина существует, но она недоступна окончательно, так как, как правило, исследуется (познается) истинность события или действия прошлого;

– истина познается относительно категорий ложности и заблуждения;

– представления об истине могут изменяться, так как истина – это представления на основе знаний, а знания могут изменяться в зависимости от источника информации и мышления познающего лица.

Как представляется, формальный характер истины состоит в том, что знания о существенном для дела юридическом факте всегда являются только известной человеку частью всего знания. Формального характера истины познающему удаётся достичь в части, в тех случаях, когда он сам непосредственно наблюдает познаваемый юридический факт, т.е. при непосредственном познании. Итак, истина, познаваемая опосредованно – всегда формальна. Истина, воспринимаемая непосредственно, более объективна, чем истина, воспринимаемая опосредованно, но она также не лишена формального характера. Приведём пример. Дача ложных показаний свидетелем суду. Суд воспринимает эту информацию непосредственно. Вывод о её ложности делается судом на основе другой информации, известной суду. Но вместе с тем суд не воспринимал сам юридический факт, о котором даёт показания свидетель непосредственно, что и свидетельствует о формальности познаваемой судом истины. Вместе с тем невозможно окончательно сделать вывод о том, что именно свидетель говорит неправду, так как объективно отсутствует возможность проверки прошлого и вся остальная, известная суду информация может оказаться ложной или заблуждением.

Необходимо обратить внимание на подход Л.А. Ванеевой к установлению фактов, который, по её мнению, является процессом познания объективной действительности, её отражения в сознании судей. В свете предлагаемого понимания истины вышеуказанный подход учёного не совсем верный, поскольку судья познает не всю объективную действительность, а только ту её часть, которая доступна для его восприятия в виде доказательств и процессуальных позиций субъектов доказывания, т.е. происходит процесс познания субъективной действительности субъективным сознанием. Судебные доказательства выступают промежуточным звеном между юридическим фактом, имеющим значение для разрешения дела, и сознанием судей. В том случае, когда доказательства по делу – вещи, сохраняется больший процент вероятности отражения факта. Когда же информация о факте передается человеком (свидетелем), процент искажения истинности имеет очень большую “амплитуду колебаний”: от правдивой, идентичной факту информации до ложных показаний (вероятность лжи свидетеля оговорена в законе – ст.307 УК РФ).

К искажающим истину фактам, кроме указанных, можно добавить и неверное или не совсем верное восприятие правоприменителем получаемой информации. Законодатель, предвидя возможность судейской ошибки, предусмотрел возможность её исправления в законе, это видно из законодательно установленных судебных инстанций апелляции, кассации и надзора.

Итак, на истину влияют как объективно искажающие факторы (время, место и т.п.), так и субъективные (неверное восприятие субъектом доказывания, правоприменителем, эмоции субъекта доказывания, правоприменителя, состояние здоровья и т.п. – назовем их личностными).

Точно указывая сложности в установлении истины, Э.М. Мурадъян пишет, «Одной стороне жизненно важно найти истину, другой - не менее важно утаить истину, отсюда усилия - увести исследование в ложном направлении. Против истины (её обнаружения) - 75 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения может быть и объективное положение вещей: случайные совпадения, принимаемые за улики против виновного…отсутствие, утрата доказательств или сомнительность источника, непроверяемость существующей доказательственной информации. Против истины - фальсификации, ложные показания и заключения, самооговор или оговор обвиняемого соучастником…»243-1.

Знание правоприменителя становится основой дальнейших процессуальных действий правоприменителя и субъектов доказывания. Научный прогресс оказывает влияние на доказывание и правоприменение, через расширение возможностей установления истины. “С каждым днем наука предоставляет в распоряжение следователя все новые средства установления истины”. Основой внутреннего усмотрения суда, наряду со знанием законодательства, выступает судебное знание, которое достаточно чётко определено так: судебное знание – конечный результат познания.245 Как представляется, процессуальное знание – это формально возможный конечный результат познания. За нашим познавательным горизонтом остаётся самое бесспорное(!) – понимание познанной нами информации. Эта мысль достаточно чётко была сформулирована Альбертом Эйнштейном: “самое непостижимое в этом мире – то, что он постижим”.Бесспорно, что “доказывание – сложный процесс, охватывающий мыслительную и процессуальную деятельность его субъектов по обоснованию какого-то положения и выведению нового знания на основе исследованного”.Мурадъян Э.М., отмечая проблему судебной истины, как проблему судебных доказательств (а также доказательственных презумпций), далее полагает, что «требование дойти до истины по каждому делу практически недостижимо. Не считаться с этим значило бы загонять практику в тупик. Дело должно быть решено и при явном недостатке доказательств, когда возможность их дополнения исключена, либо стороны частного дела возражают против дальнейшего поиска и представления доказательств», отмечая в качестве запасного выхода из доказательственного тупика - наличие презумпций247-1.

На наш взгляд, проблема процессуальной истины не может быть сведена к исключительно к доказательствам, к презумпциям. Эта проблема намного шире, она охватывает весь комплекс факторов, влияющих на знания правоприменителя в процессе.

Классификация знаний по субъективному признаку. Результат познания - полученные знания.

Знания для правоприменителя – основа процессуального решения (определения, постановления) и иного процессуального действия с его стороны.

Для субъекта доказывания знания – это основа формирования и корректировки его процессуальной позиции либо формирования новой.

На наш взгляд, истина, устанавливаемая правоприменителем, это подтверждение в решении (определении, постановлении, вынесенном в установленном законом порядке - форме ) правоты одного из субъектов доказывания.

Знание правоприменителя можно подразделить по признаку достоверности на:

- знание абсолютно достоверное, когда правоприменителю известны все существующие юридические факты по данному спору, на основе 243- Мурадъян Э.М. Истина как проблема судебного права. Былина. М. 2002. С. 99.

Белкин Р.С. Скучная криминалистика. ТТГЖ и Ижевск.1993 М. Дюрягин И.Я. Проблемы теории государства и права. М.: Юр. лит., 1997.С.382.

Высказывания знаменитых людей. Крон-пресс. М. 1995.С.437.

Арбитражный процесс в вопросах и ответах. Юрист. М. 2001. С. 73.

247- Мурадъян Э.М. Истина как проблема судебного права. Былина. М. 2002. С.96, 122.

- 76 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения представленного исчерпывающего объёма доказательств и комментариев субъектов к ним (истину, в отношении которой правоприменитель уверен в её абсолютном характере, и которая, в большинстве своём, совпадает с Истиной);

- знание относительно достоверное, когда правоприменитель располагает только частью значительной, существующей информации о спорном правоотношении (истину, доступную для познания в части). Имеются в виду случаи, когда из части знаний можно восстановить большую часть спорных юридических фактов доподлинно и на их основе решить спор, так как в “тени” незнания правоприменителя остаются факты, не способные изменить смысл установленных.

Автор данной работы склонен считать, что в подавляющем большинстве случаев познание суда – относительно достоверное.

С.В. Курылёв указывал на то, что “отдельные факты, наличие или отсутствие которых суд обязан выяснить по тому или иному конкретному делу, могут быть установлены на основе вероятности, если достоверное установление их невозможно”.Эти строки, написанные в 70-е годы ХХ века – период непререкаемого господства принципа объективной истины, по сути, указывали на её формальный характер. Автором сделана пометка к статье о том, что публикуется в порядке обсуждения.

Возможно выделение, как самостоятельного вида, и противоположности достоверного познания в тех случаях, когда правоприменитель неправильно установил юридические факты по делу и допустил юридическую ошибку. Этот вид знаний суда невозможно считать правовым знанием, ввиду того, что он противоречит цели правоприменителя в процессуальном познании (истина остаётся неизвестной правоприменителю, соответственно, знание о спорном факте отсутствует).

Процессуальное познание в процессуальном праве РФ. Вопрос познания и соотношения познания и доказывания – один из наиболее дискуссионных вопросов в российской теории права и процессуальной науке.

Изучение познания зависит от той точки зрения, которую принимает исследователь за аксиому в своих воззрениях по данным вопросам. Вместе с тем З.З. Зинатуллин отмечает распространение общих закономерностей теории познания на процессуальное доказывание.Рассматриваемый в данной работе подход к этим вопросам нетрадиционен.

Как уже отмечалось выше, правоприменителем (субъектом доказывания по аналогии) познается реально доступная часть спорного существующего (существовавшего) правоотношения сторон, о которой правоприменитель имеет возможность получить знание в установленном законом порядке. Исключение будут составлять те случаи, когда полученное правоприменителем знание полностью совпадет со спорным. Такое положение обусловлено ещё и тем, что каждым субъектом доказывания в правовом споре движет только собственный интерес в получении государственно-правового подтверждения им утверждаемого или оспариваемого, а не стремление сообщить суду истинное положение о спорном юридическом факте.

При этом необходимо учитывать, что в российском правоприменении традиционно доказыванием, а соответственно, и познанием занимаются и не только юристы (когда это допустимо по закону). Обычному человеку достаточно сложно участвовать в правовом познании, обладающем профессиональной спецификой (достаточно большим количеством правовых источников, терминологией, правовой логикой, правовым языком, Курылёв С.В. О достоверности и вероятности в правосудии // Правоведение № 1. Изд.

Ленинградского университета. Л. 1968. С.63-74.

Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск. 1993. С. 3.

- 77 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения особенностями международного и российского права и т.п.). Такое некомпетентное лицо вторгается (добровольно либо по принуждению со стороны государства на основе закона) в инородную для него, ввиду отсутствия юридического образования, сферу процессуальных правоотношений.

Правоприменитель выносит решение на основе доступного ему познания – знания о спорном правоотношении (на основе предоставляемой правоприменителю суммы фактов, моделируемой им в его сознании на основе “аранжировки” субъектов доказывания). “Нашему знанию доступны только явления вещей (феноменов), составляющие содержание нашего опыта: мир познается нами только в своих явленных формах”, – (И.Кант).Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что существует правоотношение для правоприменителя, субъекта доказывания познающего и правоотношение, устанавливаемое правоприменительным актом – решением на основе познания правоприменителем доказательств и позиций сторон в процессе.

Структура процессуального познания. Если разделить процессуальное познание на этапы, то можно выделить следующие:

Познание для субъекта доказывания существует в форме предварительного познания и выработки на его основе позиции субъекта доказывания и познания непосредственного (в процессе рассмотрения дела по существу – противоположной позиции процессуального противника и, как следствие, ответная корректировка собственной процессуальной позиции и её доказывание перед правоприменителем).

Познание суда складывается из познания предварительного (например, позиций субъектов доказывания в порядке подготовки дела к судебному разбирательству: ст. – 143 ГПК РСФСР) и познания основного – в ходе судебного разбирательства.

Представляется возможным сделать выводы из предложенной классификации познания:

- познание зависит от личности и правового статуса лица познающего;

- прослеживается влияние интересов субъекта на познание и правовую позицию;

- познание возможно классифицировать по стадиям процесса как для субъекта доказывания, так и для правоприменителя.

Предлагаемая философская основа не отрицает теории отражения (суть которой в гражданском процессуальном доказывании раскрыта в работе современного процессуалиста профессора И. Решетниковой251 и других работах ученых252). Однако необходимо отметить, что отражение входит в восприятие и выступает в качестве его содержания. Информация об объекте познания поступает через органы восприятия и отпечатывается в органе, способном её воспринять окончательно, – мозге человека.

Рассматривая данный вопрос, необходимо указать на тесную взаимосвязь наук, таких как психология, медицина, философия и др., которые занимаются вопросами изучения мозга человека в различных профессиональных аспектах.

Вместе с тем следует указать на недостаточную изученность деятельности этого человеческого органа.

В общих чертах структура познания, на наш взгляд, выглядит следующим образом:

- восприятие;

- мышление;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.