WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 39 |

Дело в том, что если бы сторона, представившая доказательство (например, документ), затем взяла его назад (на что она имеет право в силу принципа диспозитивности), то противник мог бы со своей стороны представить то же самое доказательство или потребовать, чтобы другая сторона представила его (ст.542), а это повело бы только к замедлению производства и обременению суда напрасной работой по истребованию доказательства от другой стороны, на которых она основывает свои исковые требования, отводы или возражения»111.

Вопрос о том, кто должен что-либо доказывать (т.е. на ком лежит так называемое бремя доказывания), является в гражданском процессе весьма существенным, считает М.А. Гурвич. Об обязанности что-либо совершить или воздержаться от какого-либо действия говорят, когда исполнение этой обязанности можно потребовать, а при неисполнении принудить к нему. В понятиях «бремя» и «должен» в применении к доказыванию речь идет о необходимости для стороны, на которой лежит бремя доказывания, доказать соответствующие факты; иначе на нее будут возложены невыгодные последствия того, что данное обстоятельство не будет ею доказано. Для истца эти последствия выразятся в признании необоснованными его требований; для ответчика – его возражений112.

М.А. Гурвич указывает общее правило процессуального распределения бремени доказывания, но оно не раскрывает «основания» содержания требования и возражения, которое должно доказываться сторонами113. Ответ на этот вопрос приходится искать в материальном праве, определяющем пределы ответственности, например, должника.

Профессор М.К. Треушников так комментирует ст. 50 ГПК, определяющую обязанности по доказыванию:

«Часть 1 ст. 50 ГПК РСФСР закрепляет общее правило распределения обязанностей по доказыванию между его субъектами. Истец обязан доказать факты основания своего иска, ответчик – факты, на которые он ссылается как на основания возражений против иска»114.

О других участниках процесса и бремени доказывания М.К. Треушников высказывает такое мнение: «Равнозначная обязанность по доказыванию оснований своего заявления лежит на третьих лицах, на заявителе в делах особого производства, заинтересованных лицах, а также и на жалобщике, обратившемся в суд по делам, вытекающим из административно-правовых отношений».

Обязанность по доказыванию оснований своих требований лежит на прокуроре, предъявившем иск в интересах других лиц (ст. 41 ГПК РСФСР), и на органах государственного управления, профсоюзах, предприятиях, учреждениях, организациях и отдельных гражданах, защищающих права других лиц (ст. 42 ГПК РСФСР).

Фактически распределение обязанностей по доказыванию получило существенное развитие во времена эпохи Петра I и постпетровский период. Как представляется, именно в это время и стала проявляться основная роль сторон в доказывании своих интересов.

«Осуществляя принцип состязательности, суд только решал спорный вопрос, сбор же и представление доказательств были заботой исключительно самих сторон. Суд не Васьковский Е.В. Там же.

Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 106-107.

См.: ст. 118 ГПК (1950 г.); в действующем – ст. 50 ГПК.

Треушников М.К. Гражданское процессуальное законодательство (комментарий) / Под ред. Воложанина В.П. М.: «Юрид. литература», Глава 6. С. 134-135.

- 189 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения имел права оказывать какую бы то ни было помощь той или иной стороне», – пишет А.М.

Давидович о судебных реформах 1864 г., которые вплотную коснулись гражданского процесса115.

С 1995 г. суд определяет доказательства и какая из сторон что будет доказывать, сам же суд ничего не доказывает. До 1995 г. суд был включен в субъекты доказывания.На протяжении времени, как мы видим из рассмотренного выше периода и как мы ранее отмечали, законодатель то включал суд в субъекты доказывания, то исключал из них, определяя ему полностью роль стороннего наблюдателя в споре и лица, которое этот спор разрешает по существу из предложенных ему доказательств.

Считаем необходимым более подробно рассмотреть вопрос об обязанностях доказывания в гражданском судопроизводстве, с учётом различных научных точек зрения, где этот вопрос вызывает наибольшие сложности.

«Onus probandi должно быть возлагаемо прежде всего на тяжущихся, кто является иницiаторомъ въ судебномъ спорrь; слЪд., прежде всего на истца, а затЪмъ когда его доказательствами будутъ представлены данные, могущiя разрушить status quo отвЪтчика, то обязанность доказывать начинается тогда для отвЪтчика; когда онъ своими доказательствами представитъ данныя, могущiя разрушить заявленiя истца, наступаетъ очередь опять истца, а затЪмъ вторично отвЪтчика. 2) такое первенство и послЪдовательное чередованiе тяжущихся въ исполненiи ими обязанности доказывать основывается на томъ общемъ началЪ, что status quo правоотношенiя, сдЪлавшагося спорнымъ, даетъ тяжущемуся, на сторонЪ котораго оно находится, commodum possessoris. Это status quo заключается, главнымъ образомъ, въ фактической сторонЪ правоотношенiя»117.

Т.М. Яблочков считает: «Изъ правила ст. 366 Уст. Гр. Суд. слЪдуетъ, что если отвrьтчикъ не вступитъ въ дrьло, то истецъ долженъ все доказать суду: какъ свое право, такъ и его размrьръ (ст. 722). Если отвЪтчикъ вступитъ въ дЪло, задача истца облегчается, ибо онъ не обязанъ доказывать то, что не оспаривается отвЪтчикомъ. Въ самомъ дЪлЪ, согласно ст. 314 Уст. Гр. Суд., отвЪтчикъ долженъ положительно выразить въ отвЪтЪ: признаетъ ли онъ или отвергаетъ требованiя истца и тЪ обстоятельства, на коихъ сiи требованiя основаны. Поэтому, если отвЪтчикъ одни утвержденiя истца опровергаетъ, а другiя обходитъ молчанiемъ, то судъ можетъ такое уклоненiе отвЪтчика отъ возложенной на него закономъ обязанности счесть за отсутствiе съ его стороны спора противъ приводимыхъ истцомъ обстоятельств, т.е. за признанiе этихъ обстоятельствъ»118.

По мнению К.П. Змирлова, «Истецъ долженъ доказать всЪ тЪ факты, на которыхъ зиждется пассивное и активное основанiе его иска; отъ этой обязанности онъ не освобождается и вслЪдствiе молчанiя отвЪтчика и недачи имъ объясненiй по дЪлу;

только явное признанiе того или другого факта отвЪтчикомъ снимаетъ съ истца обязанность доказывать наличность этого факта»119.

«Истецъ прежде всего долженъ доказать свое право, а отвrьтчикъ, оспаривающiй это право, долженъ доказать: или что его вовсе нrьтъ и не стало существовать. Если См.: История государства и права / Под ред. С.А.Покровский. М.: «Юрид. лит-ра», 1959. Т. 1. С. 343.

ГПК с изменениями и дополнениями от 1995 г.

Малининъ М.И. Комментарiй къ 366 ст. уст. гр. суд. (onus probandi) // Записки Новоросс. универс. 1878 г. Т. 25. С. 101-102.

Яблочковъ Т.М. Учебникъ русск. гражд. судопр. 1910. С. 67.

Змирловъ К.П. Распредrьленiе доказат. между стор. въ гражд. процессь. «Право». 1899.

№ 46. С. 2196.

- 190 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения отвЪтчикъ успЪеть доказать это, то предполагается, что истецъ не имЪетъ того права, которое отыскиваетъ, пока представленiемъ новыхъ доказательствъ онъ не убЪдитъ судъ въ томъ, что несмотря на представленныя отвЪтчикомъ данныя, право его продолжаетъ существовать, послЪ чего опять является предположенiе, что право истца существуетъ, пока новыми данными со стороны отвЪтчика не будетъ разрушено и это предположенiе»120.

Вопросам обязанности доказывания уделял внимание в ряде работ приват-доцент Б.В. Попов: «Если бы понятiя «иска» и «возраженiя» въ примЪненiи къ обязанностямъ доказыванiя являлись точно опредЪленными величинами, то ст. 366 могла бы служить руководящей нитью,– но это условiе, къ сожалЪнiю, отсутствуетъ. Не все то, что говоритъ на судЪ истецъ, и не все, о чемъ пишетъ онъ въ своемъ прошенiи, обязанъ доказать этотъ тяжущiся. Но если такъ, тогда смыслъ 366 ст. сводится на нЪтъ.

Утверждать каждый долженъ на судЪ все, что было – это требуетъ bona fides. А доказывать придется лишь то, чего требуетъ onus probandi.

Та изъ сторонъ призвана доказывать сомнительный для правосудiя фактъ, для которой легче представить соотвrьствующiя доказательства. Когда бываетъ, что вопросъ для текущаго момента не разрЪшимъ въ предЪлахъ поставленной проблемы, то слЪдуеть обратиться къ прошлому и взглянуть, не было ли возможности какой-либо изъ сторонъ запастись доказательствами своевременно; и за отсутствiе заботливости къ интересамъ личнымъ и интересамъ правосудiя судъ караетъ нерачительнаго гражданина, истолковавъ сомнительный фактъ противъ него. Не онъ ли въ самомъ дЪлЪ виноватъ въ безсилiи правосудiя найти правду Въ его рукахъ была бы возможность раскрыть истину теперь, если бы онъ внимательно относился къ своимъ дЪламъ тогда. Наконецъ, если ни одной изъ сторонъ нельзя поставить въ вину отсутствiе доказательствъ и если нЪтъ указанiй въ законЪ или судебной практикЪ на то, какое положенiе вещей слЪдуетъ считать болЪе вЪроятнымъ, тогда проигрываетъ дЪло истецъ. Судъ лишь тогда возьметъ на себя рискъ вынести тотъ приговоръ относительно юридическихъ отношенiй, котораго добивается истецъ, если ему правота возможнаго декрета будетъ доказана. Безъ достаточныхъ основанiй юстицiя не вмrьшивается со своими мrьропрiиятiями въ status quo сложившагося частно-правового уклада»121.

Профессор В.М. Гордон, рецензируя книгу Б.В. Попова, указывал следующее:

«Задача распредЪленiя доказательствъ будетъ выполнена, если будетъ выполнена справедливо, хотя это и тяжело для сторонъ. Если возлагать доказательство на того, кому удобнЪе было добыть его, то это быть можетъ и очень гуманно, но развъ возможно принуждать ту или другую изъ враждующихъ сторонъ къ проявленiю гуманности въ отношенiи къ противнику» Рассмотрим пример Б.В. Попова: «А. заявляетъ, что сдЪлка недЪйствительна, ибо его противникъ Б. недЪеспособенъ. Можно ли требовать, чтобы этотъ противникъ взялъ на себя бремя доказыванiя только потому, что ему легче будетъ доставить необходимыя данныя по этому вопросу Возлагать на такого противника onus probandi и, засимъ, за непредставленiе доказательствъ постановлять рЪшенiе противъ него – было бы столь-же справедливо, какъ если бы въ уголовномъ процессЪ стали налагать бремя доказыванiя на правонарушителя и выносить ему обвинительный приговоръ за непредставленiе имЪющихся у него, несомнЪнно, доказательствъ. Альтруистическiй принципъ «доказываетъ тотъ, кому легче доказывать» – столь же мало согласуется съ сущностью гражданской юстицiи, какъ и уголовной. Доказыванiе и тяжелыя послrьдствiя Исаченко В.Л. Гражданскiй процессъ. Т. II. С. 49-50.

Прив.-доц. Б.В.Поповъ. Распредrьленiе доказат. между стор. въ гражд. процессrь. С. 7-8, 14.

- 191 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения непредставленiя доказательствъ и въ гражданскомъ процессь ложатся именно на того, кто долженъ доказывать». «Не все, что утверждаетъ тяжущiйся, приходится ему доказыватъ, но лишь то, что осталось для суда сомнительнымъ; слЪдовательно, бремя доказыванiя и бремя утвержденiя суть понятiя не совпадающiя: послЪднее шире перваго. Поэтому чрезвычайно важно отграничить то, что приходится сторонъ доказывать, отъ того, что она утверждаетъ»122.

«Правила относительно распредЪленiя обязанности доказыванiя между сторонами указаны въ 366 ст. У. Гр. С. Въ ней говорится, «истецъ долженъ доказать свой искъ.

ОтвЪтчикъ, возражающiй протнвъ требованiй истца, обязанъ, съ своей стороны, доказать свои возраженiя».

Обязанность доказыванiя лежитъ прежде всего на истце. Это следует изъ той роли (наступательной), которая принадлежитъ ему въ процессе. Так, пока истецъ не доказалъ своихъ утвержденiй, отвЪтчику нечего доказывать. Обязанность доказыванiя переходитъ на него лишь послЪ того, какъ истецъ докажетъ свои утвержденiя, такъ какъ отвЪтчику придется высказывать возражения, которые и должны быть доказаны им».Сторона, представляя в суд доказательства, использует свое право на доказывание и одновременно исполняет вышеуказанную обязанность.

М.А. Гурвич, С.В. Курылёв, рассматривая тему распределения обязанностей по доказыванию, считали, что доказывание – это обязанность124. Профессор М.А. Гурвич в 50-е годы писал о доказывании как о фактической необходимости125.

Однако в литературе встречаются и прямо противоположные мнения. С.Н. Абрамов считал, что «бремя доказывания» нельзя рассматривать в качестве юридической обязанности126.

В западных системах права «бремя доказывания» разделяют на две части: на «бремя утверждения» и «бремя» – «тяжесть представления доказательств», под бременем утверждения понимается право стороны ссылаться на юридически значимые факты, установление которых необходимо для защиты интересов стороны. Об этом писал Л.П. Смышляев127.

Суд должен разрешать спор о праве между сторонами, защищая нарушенные права в соответствии с действующим законодательством, на основе представленных в суд сторонами доказательств без всякого направления дела и изыскания доказательств.

Также в случаях невозможности получения доказательств суд должен способствовать их получению посредством аппарата суда, без предварительной оценки получаемого доказательства, только в этом случае он в последующем способен будет беспристрастно и непредвзято оценить и вынести законное и обоснованное решение по делу.

Такую свободу прав стороны М.К. Треушников называет в «буржуазном» праве Проф. В.М. Гордонъ. Рецензiя на книгу Б.В. Попова о распредrьленiя доказательствъ», «Ж.М.Ю.» 1906 г. Кн. 8, С. 281, 288-289, 295.

Там же.

Гурвич М.А. Является ли доказывание в гражданском процессе юридической обязанностью Советская юстиция. № 5. 1975. С. 17; Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969. С. 100.

Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 106.

Абрамов С.Н. Гражданский процесс. М., 1948. С. 198-199.

Смышляев Л.П. Предмет доказывания и распределения обязанностей по доказыванию в советском гражданском процессе. М., 1961. С. 25.

- 192 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения «свободной игрой спорящих сторон»128.

В советском гражданском процессе правильная окончательная правовая квалификация требований, окончательное определение круга фактов с точки зрения закона, а не только утверждений стороны, производится судом129.

Представляет интерес позиция Курылёва С.В., который предложил действующее общее правило заменить новым, которое бы учитывало допроцессуальный интерес субъектов материального правоотношения130.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.