WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 39 |

Применительно к гражданскому судопроизводству С.А. Халатов указывает на двухсторонний подход к объективной истине. С одной стороны, с 1996 г. изменилось отношение к принципу объективной истины: «…в настоящее время гражданский процессуальный кодекс вообще не использует слово "истина"».223 Им указывается на мнения учёных о существовании принципа юридической (формальной) истины. С другой стороны, С.А. Халатов отмечает положительные установки, которые нёс в себе принцип объективной истины, ведь “стороны обратились к суду за защитой нарушенного права”.Формальная истина подвергалась жёстким нападкам советских учёных, главным доводом выступал следующий: “"доказанные" таким образом права и обязанности сторон во многих случаях далеко не соответствуют действительно существующим и сознательно оправдывают разрыв между процессуальной истиной и истиной, объективно существующей вне процесса, ссылаясь на необходимость «ограничиться» в судебном процессе лишь более или менее высокой степенью вероятности”.225 Но нет никаких гарантий, что советский правоприменитель устанавливал объективную истину Так называемый “буржуазный процесс” исходит из реальных возможностей правоприменителя постижения того, что суждено постигнуть человеку, стремящемуся постигнуть истину. Современный российский процесс также перешел к “свободной игре свободных интересов”. Решетникова И.В. “Тенденции развития гражданского процессуального законодательства”. Российский юридический журнал 1 (21). 1999. С. 7.

Халатов С.А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе. М.: Норма, 2002. С.152.

Халатов С.А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе. М.: Норма, 2002. С.152.

Аверин Д.Д. Классовая природа и основные институты гражданского процесса Франции. МГУ. М. 1968. С. 26 – Д.Д. Аверин поразумевает под понятием “формальной истины” в гражданском процессе Франции следующее: “установление прав и взаимоотношений сторон, доказанных во время судебного разбирательства сторонами при помощи представленных ими средств и с соблюдением условий, установленных системой судопроизводства”.

Аверин Д.Д. Классовая природа и основные институты гражданского процесса Франции. МГУ. М. 1968. С. 26.

- 70 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения Рассмотрим сложившиеся научные подходы к категории “истина”. Так, Д. Дьюи определял истину как полезность.Истина, – пишет А.П. Рыжаков, – это свойство наших знаний об объективной действительности, определяющее их соответствие реально в прошлом имевшим место событиям.228 Указывая на объективный характер существования материальной истины, А.П. Рыжаков полагает, что встречаются случаи, когда закон не нарушен, а истина не познана. В отношении истины формальной он отмечает, что формальная истина – свойство знаний, процесс получения которых отвечает определённым юридическим условиям. Учёный указывает на субъективный характер истины, так как она устанавливается личностью на основе внутреннего убеждения.А.А. Мохов, со ссылкой на Фостен Эли отмечает: “Истина… выражается в достоверности (уверенности), что какой-то факт существует или не существует. Здесь возможны искреннее заблуждение, фальсификация, манипуляции фактами, материалами”.Если обратиться к «Словарю русского языка» С.И. Ожегова, слово “истина” имеет два смысловых значения:

– то, что существует в действительности, отражает действительность;

– утверждение, суждение, проверенное практикой, опытом.Тот же антагонизм понятий, что и в юриспруденции.

Современный российский философ А.Г. Спиркин определяет истину как соответствие знания объекту. И дает следующее понятие истины: “истина – это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его чувственного и интеллектуального постижения либо сообщения о нем и характеризуется с точки зрения ее достоверности”.232 Предлагаемая трактовка наиболее близка к пониманию истины в судопроизводстве состязательного типа. Вместе с тем за рамками этого определения, на наш взгляд, остается субъективный момент личности познающей, что, по-нашему мнению, неверно, который не может и не должен быть проигнорирован.

Для правовой позиции субъекта критерием истины выступает его внутреннее отношение к полученному знанию как к истине.

В качестве меры знания выступает истинность, антиподами которой в познании и доказывании являются заблуждение и ложь.

Приведем предлагаемые трактовки этих понятий А.Г. Спиркиным и дадим их краткую характеристику в сравнении с истиной.

“Заблуждение – это содержание сознания, не соответствующее реальности, но принимаемое за истинное”.233 В основе заблуждений лежат гносеологические, социальные и психологические факторы.

Dewey J. Reconstruction in Philosophy. Boston. 1957. P. 157.

Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывания: понятие и средства. Филин. М.

1997. С. 13.

Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывания: понятие и средства. Филин. М.

1997. С. 14 – 15.

Мохов А.А. Подлежат ли доказыванию факты, не подлежащие доказыванию // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 5. С. 16-17; Helie F. Treite de L instruction criminelle, ou Theore du Code dinstructon criminelle. En 3 vol. – Bruxelles. 1864. – Р. 5.

С.И. Ожегов Словарь русского языка. М., 1970 Изд. “Сов. Энциклопедия”, Изд. 8-е, С.

251.

Спиркин А.Г. Философия Изд. Гардарики М. 2000, С. 460.

Там же. С. - 71 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения В отличие от ложности, заблуждение не ставят своей целью обман кого-либо. Они непреднамеренны, и обнаружить их возможно, только обладая истинным знанием и сравнением с ним.

“Ложь – это искажение действительного состояния дел, имеющее целью ввести кого-либо в обман”.234 Таким образом, философ проводит линию разграничения лжи и истины, исходя из цели лжи – обмана. В качестве довольно полного справочника по вопросам распознавания лжи может служить работа профессора калифорнийского университета П. Экман, изданная на русском языке в 2000 г. в серии “Мастера психологии”.Обман, в свою очередь, можно подразделить на пассивный и активный. Такая классификация существует в уголовно-правовой науке.

Обман представляет собой сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящее в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону поведении должны быть сообщены.236 Итак, обман – это способ существования лжи. В свою очередь, он “может выражаться в устной, письменной либо иной форме”.В теории доказывания подобные убеждения были высказаны А. Пиюк, в частности, он указал на фактор искажения информации как на фактор, отрицательно влияющий на получение истинного знания и разделил искажения на два вида: “намеренное (сообщение заведомо ложных сведений) и добросовестное (в результате особого восприятия, психического и физического развития и т.п.)”.Термин “истина”, устанавливаемый правоприменителем, должен включать момент законности и субъективности установления правоприменителем. Понятие субъективности подразумевает личностный момент, который заложен в деятельности суда, но при этом он не бесконтролен. Понятие “законная”, означает, что все действия или бездействия суда по установлению истины должны находиться в строгих рамках действующего законодательства.

Сущность законной субъективной истины, устанавливаемой судом, основывается на субъективных критериях личности (личностей) судьи (судей).

На наш взгляд, представляется, что истина для человеческого мировоззрения существует в трех видах и подразделяется относительно критерия познаваемости (или истинности человеческого знания) на:

- истину непознаваемую;

- истину доступную в познании в части;

- истину абсолютную.

Если первый вид истины недоступен для познания человеком, например, при отсутствии “следов” истины в настоящем и невозможности получения знаний о ней в будущем, т.е. такой информации, которая не оставляет разумных сомнений у Там же. С. 463.

Экман П. Психология лжи. Питер. СПб. 2000. См. также по этому вопросу работы Мелитан К. Психология лжи. М. 1903; Артемова В.Л. Анатомия лжи. М. 1973; Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Н-Волж. кн. изд. Волгоград. 1984; Порубов А.Н. Ложь и борьба с нею на предварительном следствии. Амлфея. Минск. 2002.

Уголовное право. Учебник. М., Юриспруденция, 1999, С. 401; Уголовное право.

Особенная часть. Инфра М. М.: Норма, 1997. С. 214- Уголовное право. Учебник под ред. Рарога А.И. М., Изд. Триада ЛТД. 1996 С. Пиюк А. “Истина” или доказанная достоверность // Российская юстиция. № 5. 1999. С.

43.

- 72 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения здравомыслящего человека, либо она недоступна по другим причинам, объективно существующим в реальной действительности.

Наиболее доступен для человека второй вид истины. Однако существенным недостатком этой истины является ее неокончательность в общем понимании (возможность ее изменения в будущем) и окончательность в частном – на момент ее познания. Это истина формальная.

Истина абсолютная, на наш взгляд, – в понимании категории её доступности, вследствие невозможности человека сделать вывод о ее окончательной (неизменной) правильности. Несомненно, следует признать, что человек, достигнув все-таки истины абсолютной, не уверен в ее абсолютной правильности. В данном вопросе мы в большей мере склоняемся к воззрениям агностицизма (агностицизм – учение, согласно которому не может окончательно быть решен вопрос об истинности познания окружающей действительности).239 И современный человек не волен вырваться из “плена” агностицизма, ввиду отсутствия в его распоряжении методик, гарантирующих стопроцентное подтверждение истинности полученного им знания. Л. Розенберг выдвинул тезис в 60-е годы ХХ века, который, как представляется, не будет опровергнут в ближайшее время, несмотря на бурное развитие научного прогресса. Тезис следующий:

“подверженность ошибкам познавательных возможностей, основывающихся на опыте, не позволяет нам никогда установить ход фактических событий и сопутствующих им обстоятельств с абсолютной достоверностью…”.Для наибольшей полноты рассматриваемого вопроса приведём признаки истины, выделяемые философом современности А.Г. Спиркиным:

1) доступность для познания (наличие возможности у лица познающего познать истину);

2) волеизъявление субъекта к познанию истины;

3) окончательность (истина – вывод, а не предпосылка для него в настоящем и моделируемом будущем);

4) истина – свойство знания, а не объект познания.Признак доступности истины (наличие возможности) рассмотрен выше.

Признак волеизъявления субъекта к познанию истины предполагает наличие у лица волевого желания к такому познавательному процессу и тесно взаимодействует с признаком доступности “следов” истинного.

Признак окончательности познания истины представляет собой исчерпывающее количество возможностей для ее познания. Истина – это вывод (выводы) субъекта познавательной деятельности об объекте, но не предположение такого вывода.

Следующий признак – это то, что истина выступает свойством знания, а не объектом познания.

Подводя итог роли истины в процессуальных процедурах, можно сделать вывод о том, что правоприменитель устанавливает законную субъективную истину, доступную для познания и обладающую рядом объективных признаков (свойств).

Определив, таким образом, истину, необходимо рассмотреть в работе и ее познание. Познавательными функциями обладает как суд, так и субъект доказывания.

Познание – один из наиболее спорных вопросов не только юриспруденции, но и философии. Вопрос познания истины – это вопрос средств ее установления и субъектов ее, устанавливающих и предопределяющих ее установление. «В. Соловьёв поясняет, что Этот термин был введен в философию в 1869 году английским ученым Т. Гексли.

(Прим. авт.).

См: Rosenberg L. Lehrbuch des deutscehen Zivilprozessrechts. Mnchen. 1956. S. 519.

Спиркин А.Г. Там же. С. - 73 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения истина вообще не заключается в форме нашего познания, или в форме относительного бытия. Истина несводима ни к факту ощущения, ни к акту мышления»241-1.

Э.М. Мурадян понимает судебную истину, как «продукт познания реальных фактов, обстоятельств, состояния, отношений, составляющих суть дела, адекватного их истолкования и определения юридического смысла, значения с позиции закона, подлежащего применению»241-2. Вместе с тем, эта истина, подверженная рамкам процессуальной формы, в этом заключена правовая природа истины процессуальной.

Верно подмечено Э.М. Мурадъян взаимосвязь, точнее взаимозависимость, судебной истины и права. А, так же её конкретность, под которой предлагается понимать «единичность судебного случая, интерпретируемого судом в соотнесении с эталоном, масштабом, алгоритмом, которые даются общими юридическими правилами, неперсонофицированными нормами»241-3.

Интересно понимание, предложенной Э.М. Мурадъян, судебной истины с позиций категории юридического завета, суть которого сводится к пониманию истины как ориентира в процессе.

Взгляд на познание и его правовое последствие – вынесение решения судом на основе полученного знания (устанавливающее истину) – тесно переплетает воззрения философов и юристов.

Вместе с тем, достаточно точно Э.М. Мурадъян показывает различие между истиной в философии и истиной процессуальной. Для последней недостаточно узнавание, обнаружение, понимание истины, в процессе «истина установлена, если доказана»241-4.

В основу предлагаемого понимания этих вопросов положена реалистическая теория познания, суть которой заключается в том, что субъект накладывает на поступающую от органов чувств информацию априорные идеи (т.е. формы, усвоенные человеком в ходе сложившихся до него форм культуры общества в общем смысле).Жизнь человека протекает в восприятии череды событий и действий окружающего мира в сознании личности. Восприятие процессуального доказывания субъектов правоприменителем вклинивается в общее восприятие правоприменителем окружающего мира, но при этом восприятие правоприменителя происходит в четкой юридически урегулированной законом процедуре. С помощью процессуальной формы законодатель старается не только упорядочить процесс правоприменения, но и создать правоприменителю условия, возможные для наилучшего познания спорных фактов через доказывания субъекта.

На наш взгляд, наше познание, в том числе и процессуальное – одностороннее. Мы познаем мир не таким, какой он есть на самом деле, а только таким, как мы его видим, слышим, т.е. таким, каким он нам является.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.