WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 39 |

Знание закона есть внепроцессуальное знание суда. Стороны в процессе ссылаются на закон, а не доказывают существование его86.

Суд, указывает М.А. Гурвич, не может обязывать какую-либо сторону доказывать существование закона или возлагать на нее невыгодные последствия незнания судом закона. Стороны на основе закона помогают суду разобраться в деле, но при этом нельзя забывать о преследовании своего интереса стороной.

То, что суд должен знать закон – несомненно, но речь не идёт о доказывании существования закона или его отсутствия, вопрос опоры на юридическую квалификацию – вопрос убеждения правоприменителя в необходимости реализации конкретных законодательных норм в данном рассматриваемом этим правоприменителем случае.

В статье «Предмет доказывания в советском гражданском процессе» Курылёв С.В.

отмечал, что предмет доказывания при рассмотрении гражданских дел определяется судом на основе ст. 49 и 50 ГПК РСФСР87, т.е. на основании отраслевого законодательства.

Он раскрывает содержание данных статей закона: из ст. 49 ГПК РСФСР следует, что предметом установления в суде служит наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела; а ст. 55 ГПК РСФСР определяет, какие из таких существенных для дела обстоятельств могут устанавливаться без доказывания, а поэтому и не входят в предмет доказывания.

Далее автор высказывает интересную мысль о том, что стороны в обоснование своих требований могут, с одной стороны, сослаться на факты, не имеющие Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 99, 102.

Агарков М.М. Применение советским судом иностранного закона / Проблемы социалистического права. Сборн. 3. 1938. С. 67.

Курылев С.В. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. Советская юстиция. 1968, № 8. С. 19-21.

- 177 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения юридического значения для дела, а с другой стороны, упустить какие-либо существенные из них.

В предмете доказывания факты настолько взаимозависимы (юридические и неюридические) друг с другом, что порой из неюридического факта вытекает в процессе юридический, а в целом это влияет на разрешение дела.

Процессуальное доказывание достигает своей цели только в случаях правильного определения предмета доказывания, его пределов и субъектов, – указывает Ф.Н.

Фаткуллин88. Далее он пишет о его границах и отмечает, что ошибка в этом отношении – это неоправданное расширение или сужение предмета, пределов, круга субъектов доказывания, что может нанести непоправимый урон.

Автор говорит о том, что по различным делам строго индивидуальны предмет и пределы доказывания, их реальное содержание, каждому конкретному случаю присущи различные, специфические выражения формы во вне. И, несмотря на это, возможно как законодательное, так и научное установление предмета и пределов доказывания.

Ф.Н. Фаткуллин исходит из законов логики, говоря о том, что нельзя смешивать единичное и общее89.

Единичное – индивидуально, по каждому делу конкретно реальное содержание предмета и пределов доказывания, конкретные формы проявления обстоятельств, фактов по каждому конкретному делу неповторимы.

Но, безусловно, ввиду общих целей и задач процесса по всем делам принципиальное понятие по структуре предмета и пределов доказывания общее, типичное, присутствует.

Ф.Н. Фаткуллин не согласен с точкой зрения А.Я. Вышинского, который исключал проблему предмета и пределов доказывания из общего учения о судебных доказательствах90.

Критикуя его точку зрения, Ф.Н. Фаткуллин указывает, что общие, принципиальные очертания этих правовых категорий, их юридически значимые признаки, их структура зависят не от индивидуальных особенностей конкретного дела и личного усмотрения правоохранительных органов. Они находятся в зависимости от природы, целей, задач, формы построения судопроизводства, обусловливаются требованиями действующего в стране материального и процессуального законодательства.

Типичные свойства предмета и пределов процессуального доказывания должны быть едины для всех уголовных и гражданских дел. Характеризуя предмет доказывания, Ф.Н. Фаткуллин указывает, что в данном вопросе необходимо исходить из того, что этим понятием охватываются все факты и обстоятельства, познание и удостоверение которых требуется для достижения истины по делу. Также автор пишет, что в науке гражданского и уголовного процессов ученые указывают, что надо различать предмет познания и предмет доказывания по делу, с чем он в корне не согласен91, так как не согласен с утверждением, что понятие предмета познания намного шире понятия предмета доказывания.

Любое обстоятельство (факт), подлежащее познанию, в действительности, в гражданском, уголовном судопроизводстве входит в предмет доказывания по данному конкретному делу, и наоборот, всякое обстоятельство (факт), которое относится к предмету процессуального доказывания, должно быть познано правоохранительными органами в процессуальном порядке (согласно действующим законам). Доказывание – Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 46.

Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 46.

Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. С. 232-237.

Лузгин И.М. Расследование, как процесс познания. Автореф. доктор. дис. М., 1968. С. 9.

- 178 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения разновидность опосредованного познания и не может иметь предмет, отличный от предмета такого познания.

Ф.Н. Фаткуллин считает неточным тезис М.А. Чельцова о предмете доказывания как о круге вопросов, которые должны быть разъяснены в ходе судебного исследования.92 Более точно в его понимании понятие предмета процессуального доказывания всегда означает совокупность явлений материального мира, подлежащих установлению и удостоверению по каждому делу.

О.В. Иванов считает, что закон не случайно говорит о необходимости установления имеющих значение для дела обстоятельств, а не фактов. Термин «обстоятельство» шире термина «факт», он означает не только события и действия, но и черты, детали, подробности фактов93.

С данным доводом не согласен Ф.Н. Фаткуллин, который приводит высказывание Ф. Энгельса о том, что существуют не качества, а только, вещи, обладающие качествами94. И продолжает свою мысль: в предмет процессуального доказывания входят не отдельные свойства, черты, детали искомых фактов, а сами факты, как носители совокупности свойств и качеств.

В той же мере он признает некоторое различие между этими терминами.

Прибегнем к помощи русского языка. Факт – действие, вполне реальное событие, явление, то, что действительно произошло. Обстоятельство – явление, сопутствующее какому-либо другому явлению; условия, определяющие положение, существование когото, чего-либо.Значение понятия «обстоятельства», приведенного в законе, несколько шире, объемней приведенного выше.

Ф.Н. Фаткуллин делает вывод о том, что при научном определении предмета доказывания следует иметь в виду соответствующие факты и связанные с ними обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора. В случае использования только одного из этих терминов необходимо сделать оговорку о том, что под фактами или обстоятельствами подразумеваются любые явления внешнего мира, имеющие значение для успешного выполнения задач судопроизводства.

Невозможно давать понятие «предмета процессуального доказывания» как обстоятельств прошлого, произошедшего в материальном мире.

О.Т. Сизякин же считает, что познается не наличное явление, а явление прошлого96.

В предмет доказывания могут входить как факты прошлого, так и настоящего, порой имеющие решающее значение в процессе для принятия решения судом в ту или иную сторону. Так, в качестве примера можно привести семейное положение, трудоспособность, инвалидность и др.

Иной аспект проблем, связанных с предметом доказывания, затронула Л.А. Ванеева.

Цитируя О.В. Иванова, она отмечает: «Предмет доказывания, по его мнению, – это не совокупность юридических фактов. Суд, приступая к рассмотрению дела, не знает, какие факты существовали в действительности, поэтому предмет доказывания есть совокупность версий, предположений о существовании определённых фактов», что она Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 147.

Иванов О.В. Объективная истина в советском гражданском процессе. Автореф. канд.

дис. М., 1964. С. 8.

Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. С. 49.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. 4. М., 1960. С. 425, 834.

Сизякин О.Т. Сущность и явления в уголовном процессе. Советское государство и право. № 6, 1968. С. 119.

- 179 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения считает неприемлемым.633 С точки зрения Л.А. Ванеевой, в предмет доказывания входит совокупность фактов материально-правового характера, установление которых необходимо суду для правильного разрешения дела, и обязанность за которое лежит на сторонах.634 Доказывание иных фактов влечет, по мнению Л.А. Ванеевой, расширение предмета доказывания и вносит путаницу в рассмотрение вопроса.635 На наш взгляд, точка зрения Л.А. Ванеевой по данному вопросу исключает реальные обстоятельства, доказываемые субъектом практически в большинстве случаев.

Разве, например, не доказывается адвокатом факт необходимости проведения экспертизы по уголовному делу, когда предварительное следствие отказалось проводить такую экспертизу, а в деле необходимы специальные познания В качестве примера приведём уголовное дело о мошенничестве, в котором была необходима строительная экспертиза для оценки суммы ущерба и последующей переквалификации с п. «б» ч.3 ст.

159 УК РФ на ч.1 ст. 159 УК РФ. Но следствие в этом защите отказывало, опираясь на свидетельские показания, которые указывали на сумму ущерба. В судебном заседании такая необходимость была доказана защитой, и экспертиза проведена. Факт доказывания необходимости проведения экспертизы – разве это не факт процессуальный Нельзя сужать предмет доказывания ввиду того, что он «слишком» широк для субъектов. Это в корне противоречит всестороннему рассмотрению дела.

«Доказывание в арбитражном процессе можно подразделить на два вида: 1) доказывание относительно всего дела; 2) доказывание относительно отдельных юридических фактов. Объектом доказывания для совершения отдельного процессуального действия являются обстоятельства, подлежащие установлению в соответствии с требованиями, как правило, арбитражного процессуального законодательства. Объект доказывания по делу в целом представляет собой предмет доказывания».Уголовно-правовые нормы в отношении предмета доказывания носят более жесткий характер, на предмет уголовно-процессуального доказывания субъекта оказывает влияние понятие состава преступления, устанавливающее более конкретные рамки предмета доказывания для уголовного процесса.

Предмет доказывания в конституционном правосудии весьма специфичен и зависит от характера рассматриваемого дела, и не имеет чётких законодательных границ, как в уголовном процессе. Основной критерий, влияющий на него – компетенция Конституционного суда РФ.

Следует отметить наличие альтернатив всего спектра фактов предмета доказывания, которые хотя и ощущают на себе давление императивности норм права, но в их рамках преимущественно альтернативны.

Доказывание субъектом происходит именно той модели, которую субъект пытается построить в сознании суда, и фактически в судебном процессе сторона доказывает именно тот предмет доказывания, обстоятельства, факты, которые ей выгодны для создания модели правоты именно ее в данном споре.

Источники формирования предмета доказывания. Предмет доказывания формируется из требований закона и (или) правовой позиции субъекта доказывания. В современном российском процессе влияние правоприменителя на формирование Иванов О.В. Судебные доказательства в гражданском процессе. Иркутск. 1973. С. 49.

Ванеева Л.А.С. Проблемы теории судебных доказательств // Актуальные проблемы теории и практики гражданского процесса. ЛГУ. Ленинград. 1979. 125 – 129.

Там же. С. 126.

Арбитражный процесс в вопросах и ответах. Юрист. М. 2001. С. 74.

- 180 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения предмета доказывания бесспорно и закреплено законодателем. В идеале оно должно быть сведено до возможного минимума с последующим исключением.

Нормы материального права в сочетании с процессуальными определяют, какие обстоятельства следует установить для разрешения определённой категории дел.637 Но это общий макет реального предмета доказывания, дополняемый субъектами доказывания и правоприменителем исходя из обстоятельств конкретного дела и требований закона.

В отдельных видах судопроизводств определение предмета доказывания по делу менее ограничено законом (гражданское, арбитражное судопроизводство), в других – более, так – в уголовном судопроизводстве. В конституционном правосудии предмет доказывания основан на компетентности Конституционного Суда РФ в рассмотрении конкретных вопросов конституционности акта.

Следует отметить, что для предмета доказывания по конкретному делу, вне зависимости от вида процесса, характерно изменчивое состояние – относительная стабильность. Даже в уголовном процессе, где предмет доказывания наиболее фиксирован законодателем в общих чертах, он подвержен воздействию субъектов доказывания, способных расширять его, добавляя факты, либо сужать его до установленного в УПК их минимума. Поэтому очевидно, что чем ближе ваш процессуальный противник сужает предмет доказывания (или расширяет), по отношению к выгодным для него фактам, тем дальше вы от своей цели. Это целиком и полностью зависит от умения субъекта доказывания «согласовывать между собой собранные доказательства»,638 создавая доказательственную основу.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.