WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 39 |

Субъективное и объективное в доказывании субъекта – это как бы две стороны одной медали, одного понятия “доказывание”. Они едины в его проявлении – механизме доказывания субъекта, но раздельные, по своей сущности и обусловлены проявлением человеческого “я” во внутреннем и внешнем мире. Причем в отношении понятия «доказывание» действует тот же логический закон, определяющий единство состава преступления в уголовно-процессуальной науке. При исключении из доказывания либо внешнего, либо внутреннего – понятие утрачивает свой смысл. Рассмотрим более подробно субъективные и объективные особенности понятия процессуального доказывания, определяющие доказывание в единое целое.

Субъективные признаки включают в себя субъекта и субъективную сторону доказывания – внутреннюю, традиционно относимую в российской юриспруденции в область юридической психологии, философии права и “допущенную”, преимущественно, в материальное право (уголовное, гражданское и административное396), в процессуальной Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права. Изд. Казанского университета. Казань. 1982. С. 47.

Уголовный процесс. Спарк. М. 1998. С.158.

Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Норма. М. 2002.С. 65.

Ветютнев Ю.Ю. Синергетика в праве // Государство и право. 2002. № 4. С. 67.

См., например, Уголовное право. Общая часть. Манускрипт. МЮИ. М. 1992. С. 145;

Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и её установление. Воронеж.

- 108 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения правовой науке субъективные признаки рассматриваются как элементы отдельные, воздействующие на доказывание. Все элементы объективной стороны не являются таковыми в чистом виде, поскольку все они “выходцы” из сознательного, образного, внутреннего мира субъекта доказывания и этот отпечаток присутствует в них в том или ином виде.

Закладывая критерий «внешнего – внутреннего» в отношении к доказыванию и процессуальному доказыванию субъекта, мы постарались более наглядно указать влияние внутреннего (слабо изученного наукой) на внешнее – объективное. Равнозначная постановка в один ряд в науке и законодательстве с объективными составляющими доказывания и оценки доказательств – недопустима в принципе.

Подчеркнём, что большая часть элементов процессуального доказывания, признаваемая в процессуальных науках как элементы всего доказывания-деятельности, в свете теории российского процессуального доказывания и правоприменения выступает внешними признаками. К таковым, в частности, относятся сбор, представление и исследование доказательств.

Традиционный подход к доказыванию как к деятельности предполагает выделение деятельности внутренней и деятельности внешней. При отношении к доказыванию как к способности отстаивания правовой позиции субъектом доказывания внутренняя сторона занимает доминирующее положение по отношению к стороне внешней. Внешнее её проявление (объективное выражение), обусловленное принятой субъектом доказывания на себя правовой ролью в процессе осуществления правосудия выступает следствием внутренней (субъективной) позиции и прямо от нее зависит. Это видимая вершина айсберга, именуемого доказыванием.

В объективной стороне право на отстаивание собственных интересов материализуется из идеальных образов (собственных моделей понимания существования общественного отношения в мире объективном, моделей-фантазий, моделей правомерного поведения и т.п.) в реальную модель правоотношения для других, в первую очередь для правоприменителя. При этом существует обусловленная субъектом адресная направленность модели для определённого круга лиц, предопределённых процессуальной формой.

Итак, жизнь человека протекает на стыке двух миров: объективного (общего для всех индивидов, характеризующегося наличием социума) и субъективного (индивидуального, личностного). “В судебном доказывании органически сочетаются две равноценные стороны: мыслительная и практическая”.398 Теория государства и права оперирует понятием личности, но без признания той глобальной роли, которую занимает личность в доказывании и правоприменении.

Именно комплекс “миров” наиболее ярко находит своё отражение в процессуальном доказывании, выступающем основой для правоприменителя.

Процессуальная наука также не уделяет должного внимания субъективным моментам доказывания и правоприменения, по-видимому, относя субъективное начало к области юридической и общей психологии, юридической логики, криминалистики. Вместе с тем, «разрыв» по отраслям внешнего и внутреннего одного и того же понятия просто недопустим и нелогичен, поскольку влияет на полноту исследования понятия и должен относиться к предмету изучения теории государства и права. Юридическая психология 1974; Гражданское право. Проспект. М. 1998. С. 574-583.; Алёхин А.П., Козлов Ю.М.

Административное право Российской Федерации. Ч.1. Теис. 1994. С.230-231.

См., например, вышеуказанные работы по процессуальному доказыванию.

Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Изд.

Гуманитарного университета. Екатеринбург. 1997. С. 10 и далее.

- 109 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения рассматривает внутреннее человеческое “я” на более глубоком юридическопсихологическом уровне. Вместе с тем в науке уголовного права России внутренний аспект состава преступления занимает центральное место и служит “разделительной полосой” в ряде сходных составов преступлений. Соответственно, юридическая наука пассивно соглашается с двумя различными подходами к внутреннему “я” преступника, которое допустимо рассматривать в материальной отрасли, и личностному “я” субъекта доказывания (причём в уголовном процессе это может быть тот же преступникподозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осуждённый – он один из субъектов доказывания). Вместе с тем, например, право процессуальное допускает изучение “внутреннего убеждения” отдельных субъектов доказывания, стороны обвинения в уголовно-процессуальной науке, в гражданском праве – вину из деликтов и т.п.

Изучение объективных особенностей в доказывании субъекта целиком и полностью захватило процессуальные науки, что повлияло и на отношение к доказыванию и в теории государства и права. Стремление более глубоко рассмотреть доказывание в объективном мире привело к тому, что не рассматривалось “равноправно” и внутреннее в доказывании субъекта. Та часть “айсберга”, которая предопределяет доказывание в объективном мире, да и всё существование доказывания в целом как понятия – сторона внутренняя, субъективная, до сегодняшнего дня не является таковой (сам термин «доказывание» используется в науке и практике преимущественно в отрыве от термина «субъект»).

Господство подхода в российской процессуальной доктрине к доказыванию как к единству собирания, представления, исследования и оценки доказательств не позволило развиться научным разработкам в области внутреннего содержания доказывания, его “правовой анатомии”. Единство составляющих понятия “доказывание” приобрело закостенелый всепоглощающий научный характер, исключающий глубинное исследование субъективной основы проявления доказательственной способности личности, помимо элемента оценки доказательств.

Доказывание – деятельность, такой научный подход предопределил суженное научное видение доказывания.

Вместе с тем единство составляющих в подходе к изучению доказывания должно охватывать взаимосвязь субъективного и объективного в доказывании субъекта, что мы и попытались сделать далее.

§4. Субъективная сторона процессуального доказывания Весь объективный мир настолько субъективен, что игнорировать это обстоятельство наука не имеет права. По сути своей субъективная сторона доказывания представляет собой правосознание субъекта доказывания, его отношение к спорному общественному отношению (его модели), усмотрение субъекта о необходимости действия права в данном казуальном человеческом - 110 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения конфликте, в субъективном толковании надобности применения конкретной нормы права.

Необходимость выделения субъективной стороны в процессуальном доказывании субъекта. Ссылки на отдельные субъективные моменты в доказывании присутствовали и в советской процессуальной доктрине, в большинстве своём, как уже отмечалось, они затрагивали оценку доказательств.

В 1984 г. М.К. Треушников указывает: “Оценка доказательств имеет внутреннюю (логическую) и внешнюю (правовую) стороны”, далее в работе раскрывает содержание той и другой.399 Не вдаваясь в полемику о несогласии с градацией по признаку внутреннего (только логического) и внешнего (наша позиция по данному вопросу видна из дальнейшего изложения), отметим, что это весьма ценный научный подход для предлагаемой концепции.

Применим аналогию для большей наглядности нашей позиции по этому вопросу.

Подобно тому, как художник пишет пейзаж и связан рамками холста, как и рамками направления, в котором он творит, так и субъект доказывания создаёт в сознании правоприменителя картину спорного факта. Роль рамок для субъекта доказывания выполняет форма производства, а холста – сознание правоприменителя, уполномоченного государством к применению права. Сознание правоприменителя выступает не только в роли “холста”, но и в роли критика созданного творения, его правильности (законности и обоснованности) об утверждаемом факте и правовой норме, рекомендуемой к применению субъектом доказывания к данному общественному отношению.

Любая способность требуют соответствующей “огранки” обучением в субъективном, личностно-индивидуальном моменте.

Подобно тому, как в сознании художника, так и в сознании субъекта доказывания существует образ будущей картины. В отношении доказывания – образ спорного правоотношения (иногда таких образов несколько), в понимании данного субъекта доказывания.

В настоящее время юридическое обучение доказыванию и возможное последующее его применение на практике построено без учёта глубинного анализа внутреннего момента доказывания. Это подобно тому, как пытаться обучать рисованию, показав лишь, как это делать.

К сожалению, так и обстоит дело: без уделения равнозначного внимания объективному и субъективному в доказывании.

Правовая позиция субъекта доказывания по делу. Каждый человек в пределах общечеловеческой среды (в том числе и правовой) ощущает и индивидуальную микросреду, именуемую сознанием (включая и правосознание). “Сети явлений окружающей действительности соответствует в сознании понятийная сеть представлений человека об этой действительности”.В отношении правосознания участников уголовного процесса Москалькова Т.Н.

отмечает, что оно отражает реальную действительность, связанную с уголовно Треушников М.К. Отличие оценки доказательств от материально-правовой оценки установленных фактов // Сб. научных трудов: Проблемы применения и совершенствования гражданского процессуального кодекса РСФСР. Калинин.1984. С.7273.

Васильев А.М. Правовые категории. М. 1976. С.60.

- 111 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения процессуальным доказыванием, в виде представлений, оценок, идей и других чувственных и умственных образцов.400-С субъективной стороны доказывание, на наш взгляд, характеризуется внутренним отношением субъекта доказывания к спорным юридически значимым (не установленным государством) юридическим фактам, их доказательствам, юридической квалификации. И только в последующем правовая позиция субъекта доказывания отображается в объективном мире, “материализуется” в объективной стороне доказывания субъекта.

Основой позиции является интерес субъекта доказывания.

Рассматривая правовую позицию, нельзя не указать на отношение к сторонам в англо-саксонской правовой системе, где стороны именуются как Partizan (партизаны), то есть приверженцы определённой позиции, неотступно ей следующие.401 Термин “правовая позиция” стал приживаться в зарубежной практике и только в конце ХХ века получает широкое применение в российской доктрине.

Указанная нами субъективная сторона отображает логическо–мыслительные компоненты правовой позиции доказывания субъекта: планирование, осмысление и ряд других психологических операций мозга субъекта доказывания, которые необходимы для функционирования механизма доказывания.

Традиционно считается, что суд устанавливает факты (обстоятельства дела) с помощью доказательств, на основании установленных фактов суд определяет права и обязанности. Это, несомненно, верно. Вместе с тем эти положения раскрывают только часть сущности всего реального процесса доказывания для суда. Термин “позиция стороны”, так широко распространенный на практике, не получил существенного применения в юридической науке, хотя наиболее чётко отражает сущность положения, оказывающего непосредственное влияние на судебное усмотрение (убеждение), а соответственно, и на решение (приговор) судебной инстанции.

Российский законодатель не уделяет существенного внимания вопросам позиции субъекта доказывания. Понимание объяснений сторон, показаний подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (и т.п.) и их толкование только в качестве судебных доказательств существенно тормозит развитие процессуальных наук и в корне не верно, поскольку не отражает сущности этих “юридических действий” со стороны субъекта доказывания.

Суть их сводится к возможности влиять на ход досудебного (когда это установлено законом) и судебного процессов, изменяя субъективную точку зрения на собственное доказывание и доказывание оппонента. Например, отказ от доказывания субъекта: в гражданском процессе – отказ от иска, в уголовном – признание вины преступником и отказ от какого-либо отстаивания своей невиновности и т.п. Как мы видим, эти действия способны коренным образом изменить содержание хода всего процесса (так, в первом случае процесс вообще прекращается, а во втором – существенно облегчается обвинение для противоположного субъекта доказывания, при наличии других доказательств виновности).Юристы-практики давно используют в общении понятие “правовой позиции по делу”, определяемой как “позиция”. Термин “позиция” стал общеизвестным и понятным в юридической практике, но фактически понятие “правовой позиции” не разработано 400- Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Спарк. М.1996. С. 9.

См. подробнее: Решетникова И. Доказательственное право Англии и США. Городец.

М. 1999.С. 28.

Процессуальная практика опережает теорию в российской правовой системе, хотя должно быть наоборот. Но изменение основ правовой системы автоматически изменяет сущность всей системы.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.