WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 39 |

убеждение суда в истинности утверждений сторон (деятельность сторон по утверждению фактов); представление доказательств; участие сторон в их исследовании. В этих рамках процесса доказывания и определяется его объем, указывает М.К. Треушников: “Отсюда вытекает вывод автора о субъектах доказывания. Субъектами доказывания являются лишь стороны, чей спор о праве должен разрешить суд”46.

Профессор К.С. Юдельсон определил судебное доказывание как деятельность субъектов процесса по установлению при помощи указанных законом процессуальных средств и способов объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами, т.е. фактов основания требований и возражений сторон47.

Профессор К.С. Юдельсон к субъектам доказывания относил тех участников процесса, процессуальная деятельность которых направлена на установление истинности наличия или отсутствия фактов – стороны, суд, третьи лица, представители, прокурор48.

С данным мнением ученых можно согласиться, если не относить суд к субъектам доказывания. М.К. Треушников принимает точку зрения К.С. Юдельсона и выделяет четыре, на его взгляд, верных утверждения и их обоснование49. Рассмотрим их.

Во-первых, в соответствии с социалистическим принципом состязательности суд имеет право и обязанность обращать внимание сторон на факты, которые сторонами не указываются.

Как представляется, с данным утверждением ученых согласиться нельзя, так как суд такими действиями помогает сбору доказательств, “способствуя правосудию”. Именно это суждение свидетельствует об исключительной роли суда, роли его как государственного арбитра, способствующего свершению правосудия.

Следующий довод М.К. Треушникова действительно свидетельствовал об участии суда в доказывании, который “обязан собирать доказательства, если их недостаточно для установления истины”. Этот пункт, с исключением в нем норм, содержащихся в См.: Комментарий к ГПК РФ / Под ред. Треушникова М.К. М.: “Спарк”. 1996. С. 17, 84.

Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе.

М.: МГУ, 1982. С. 23-24.

Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе.

М.: МГУ, 1982. С. 23-24.

Треушников М.К. Там же.

См.: Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. С. 33-34, 81, 86.

Треушников М.К. Там же.

- 104 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения действующем сейчас ГПК, утратил свою актуальность. Однако на момент написания работы (1982 г. издания) М.К. Треушниковым суд действительно, согласно вышеуказанной обязанности, выступал субъектом доказывания. Но на сегодняшний день это можно расценивать как пережиток тоталитарной системы.

Во-вторых, исключить исследование, проверку и оценку доказательств из понятия доказывания – значит выхолостить содержание судебного доказывания50.

В-третьих, М.К. Треушников ссылается на мнение ученого Ф.Н. Фаткуллина51, который указывает, что в теории уголовного процессуального права проводится взгляд на доказывание как на деятельность по отысканию носителей информации, собиранию сведений о фактах, их процессуальному закреплению, проверке и оценке. Невозможно не учитывать взаимовлияния двух смежных правовых процессов.

В-четвертых, судебное доказывание состоит из процессуальных действий по утверждению фактов, указанию на доказательства, представлению, собиранию, исследованию и оценке доказательств. Далее в субъекты М.К. Треушников включает, наряду с представителями, и суд.

М.К. Треушников критикует позицию П.Я. Трубникова, указывая на неполноту данного им определения. С точки зрения П.Я. Трубникова, доказывание осуществляется путем собирания, оценки и исследования доказательственных фактов52. В такой точке зрения не учитывается деятельность сторон по утверждению фактов, что является основой судебного спора сторон.

В работе А.Ф. Клейнман, доказывал свою позицию по не вхождению суда в круг субъектов доказывания, заложены предпосылки к отведению суду особого места в процессе. Ученый писал, что не следует делать вывод о том, что стираются грани между сторонами, юридически заинтересованными в исходе дела и потому обязанными доказывать свои утверждения о фактических обстоятельствах дела и судом, как органом государственной власти, как органом правосудия, защищающим права и свободы советских граждан, закон не перекладывает на суд обязанности сторон по доказыванию:

стороны доказывают, а суд разбирает и разрешает дело для того, чтобы вынести законное и обоснованное решение, суд исследует, проверяет и оценивает доказательства53. Автор называет это разумным разделением труда между судом и сторонниками в отношении судебных доказательств.

М.Г. Авдюков придерживался практически такой же позиции о не включении оценки в доказывание, как и А.Ф. Клейнман, его определение доказывания звучит так:

“судебное доказывание есть представление (собирание) и исследование (досмотр, осмотр) доказательств в определенном законом порядке. Доказывание складывается из процессуальных действий лиц, участвующих в деле, и суда”54. Помимо оценки, за границы доказывания М.Г. Авдюковым выведены и такие существенные действия, как определение круга фактов, подлежащих доказыванию, выявление доказательств.

Профессор М.А. Гурвич понимал под доказыванием деятельность, имеющую целью убедить суд в истинности рассматриваемых им фактов; под “доказательствами – те средства, которые служат этому убеждению”. “Доказывание” совершается путем См.: Гражданское судопроизводство. Свердловск, 1974.

Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Изд. Казанского университета. 1973. С. 14.

См.: Трубников П.Я.. Вопросы гражданского процесса в практике Верховного Суда СССР. М. 1979. С. 73.

См.: Клейнман А.Ф.. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967. С. 48.

Советский гражданский процесс. Юрид. лит. М. 1977. С. 55.

- 105 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения приведения “доказательств”55. М.А. Гурвич отграничивает “доказывание” от “доводов”, т.е. соображений, которыми аргументируется отношение (или его отсутствие) тех или иных фактов к рассматриваемому делу и юридическое (правообразующее или правоотрицающее) значение этих фактов. Мысль весьма интересная, и мы к ней еще вернемся.

В основе доказывания лежат сведения о существовании или не существовании имеющих отношение к делу фактов, – писал М.А. Гурвич, причем он указывает условие:

это получение сведений из достоверных источников. Доказыванию подлежат те факты, на которых стороны основывают свои исковые требования или возражения.

Профессор Ю.К. Осипов определяет непосредственное и опосредованное познание истины, исходя из цели судебного разбирательства – защиты от всяких посягательств прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций, которая может быть достигнута лишь при условии установления судом действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, т.е. истины по делу56. Деятельность суда по выяснению истинности фактов, из которых возник спор между сторонами, представляет собой разновидность познавательной деятельности. Различают познание непосредственное, когда обстоятельства, интересующие суд, являются объектами непосредственного восприятия судей и других субъектов познания, и опосредованное, когда указанные обстоятельства не являются объектами непосредственного восприятия субъектов познания, они познаются ими на основе сведений, которые получены от других лиц, на основе каких-либо достоверно установленных фактов, через другие явления, факты.

Профессор Ю.К. Осипов основывает свои взгляды на установлении истины по делу.

По нашему мнению, суд устанавливает не истину, а модель фактов или модель доступной истины. Во всем остальном можно согласиться с профессором Ю.К. Осиповым:

“Судебное познание по своей природе – опосредованное. Объясняется это тем, что непосредственное познание возможно в отношении фактов, существующих в данное время; факты, которые относятся к прошлому, непосредственному познанию, недоступны.

Но именно с познанием фактов прошлого суду приходится иметь дело. В немногих случаях суд может непосредственно воспринимать юридические факты (состояние, в котором содержится помещение; расположение комнат в спорной квартире и другие), которые могут быть установлены судьями путем непосредственного их восприятия, и некоторые юридические факты процессуально-правового значения (отказ свидетеля от показаний, признание иска и др.).

Опосредованное судебное познание принято называть судебным доказыванием.

Всякое опосредованное познание предполагает наличие: а) объекта познания, б) средств, с помощью которых оно осуществляется, и в) самого процесса познания. В соответствии с этим и в судебном доказывании различают: а) предмет доказывания, б) судебные доказательства, в) судебное доказывание.

Схематично соотношение этих понятий может быть представлено следующим образом: предмет доказывания – те юридические факты, истинность которых должен выяснить суд для того, чтобы разрешить дело; судебные доказательства – фактические данные, с помощью которых суд устанавливает истинность юридических фактов, образующих предмет доказывания; судебное доказывание – процесс познания (установления истинности) первых фактов с помощью вторых”57.

Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 99.

Осипов Ю.К. Гражданский процесс // Под ред. проф. Волжанина В.П. М.: “Бек”, 1995.

С. 159-162.

Осипов Ю.К. Гражданский процесс // Под ред. проф. Волжанина В.П. М.: “Бек”, 1995.

С. 159-162.

- 106 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения Профессор Ю.К. Осипов подробно характеризует состав предмета доказывания и включает в него юридические факты основания иска, юридические факты возражений против иска, а также причины и условия возникновения спора или правонарушения.

В уголовно-процессуальной науке складывается подход к содержанию и структуре доказывания, как:

доказывание – познание;

доказывание – удостоверение;

доказывание – обоснование в виде уровней, или аспектов.Исходя из общественного характера знания в доказывании, разделяют познание и удостоверение. Впервые на это указал А.Р. Ратинов.389 Подход выводится из различия в понимании познания “для себя” и “для других”. Это связано с необходимостью передачи имеющегося знания о спорном факте. “Поэтому оно должно быть не только получено, но и надлежащим образом удостоверено”.390 Как мы видим, речь идёт о соотношении внутреннего и внешнего. В удостоверении особенно значимы для познания в уголовном процессе два момента: фиксация информации в объективной действительности и её заверение (например, составление протокола органом предварительного следствия).

Доказывание как обоснование представляет собой деятельность по убеждению последних, возможных или обязательных адресатов доказывания в истинности передаваемых им знаний.Именно в обосновании и проявляется существо любого доказывания. Доказывание – обоснование заключает в себе доказывание – познание и доказывание – удостоверение.

Ю.К. Орлов отмечает, что доказывание – обоснование не сводится к мыслительному процессу, включает и процессуальную форму. Соответственно, Ю.К. Орловым признаются субъективные и объективные моменты в доказывании.

§3. Сочетание субъективного и объективного в процессуальном доказывании субъекта Общие положения Особую сложность, на наш взгляд, при анализе содержания понятия “доказывание” представляет разграничение объективных и субъективных особенностей этого специфического понятия, составляющих его подлинное содержание.

«“Внутреннее” включает в себя весь механизм “производства” и “воспроизводства” чувственного и рационального в человеческом организме при участии коры и подкорки, сознательного и подсознательного. Оно охватывает исходное “сырьё” (приобретённое и своё собственное), инструментарии и процессы его “переработки” и тот психологический “продукт”, который поступает на склад, пускается вновь в “производство” или объективизируется во внешних действиях человека.

Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Проспект. М. 2000. С.

13.

Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. № 8. 1964. С. 106-108.

Орлов Ю.К. Т.ж.

Т.ж.

- 107 Новицкий В.А. Теория российского процессуального доказывания и правоприменения Продуктом, или содержанием “внутреннего” практически являются все психологические подструктуры личности: темперамент, психологические процессы, социальный опыт и направленность. “Внешним”, таким образом, будет всё то, что не интегрировано внутренним миром человека, что не вовлечено в работу внутреннего механизма в качестве его собственного, но что оказывает воздействие на человека в данное время и может оказать в другое».Надо признать, что российская юридическая доктрина содержит указания на разделение “внутри доказывания”, в частности, А.А. Кобликов, рассматривая элементы уголовного процессуального доказывания, отмечает: “…обе эти стороны процесса доказывания необходимы, едины и могут разделяться лишь искусственно”.393 А А.Г.

Коваленко отмечает, что “судебное доказывание не просто единство логической и процессуальной форм деятельности. Строго говоря, это логическая деятельность, осуществляемая (протекающая) в рамках процессуальной формы”.394 Несомненно, единство составляющих – основа любого понятия, в том числе и процессуального доказывания.

В данном случае мы затрагиваем область человеческой психики – внутренний мир человека. “Общеизвестно, что человеческая психика – сложная, малоустойчивая система с ярко выраженной способностью к видоизменению, обособленная от окружающего мира, но ведущая с ним непрерывный обмен энергией и информацией. Процессы в сфере психики носят разнонаправленный, противоречивый, часто латентный характер и во многих случаях могут оставаться не до конца понятыми даже для специалистов. Более того, сами субъекты далеко не всегда способны дать о них сколько-нибудь достоверный отчёт”, – полагает теоретик Ю.Ю. Ветютнев.395 В дальнейшем постараемся приоткрыть завесу мрака в этом вопросе в отношении субъектов доказывания и правоприменителя.

Личность занимает центральное место в нашей концепции. Доказывание и правоприменение невозможно рассматривать в отдельности от психических процессов, происходящих в сознании личностей. Узкоправовые исследования не способны охватить и решить весь комплекс проблем возникающих в этой правовой области.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.