WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 50 |

В научной литературе выделяется еще субсидарная, или дополнительная, аналогия. Субсидарной называется такая аналогия, когда суд при рассмотрении, например, гражданского дела применяет сходные нормы из других отраслей права (административного, семейного, трудового, финансового и т.д.).

Институт аналогии не действует в уголовном праве, хотя пробелы в нём тоже возникают, но они устраняются законодательным путём. Например, ст. 152 УК РФ содержит состав торговли детьми. Раньше, в старом Кодексе, такой статьи не было, в то время как сами деяния совершались. Следовательно, пробел ликвидирован.

Не было в прежнем уголовном законе и нормы, карающей за жестокое обращение с животными. Статья нового УК предусмотрела данный состав. Пробел заполнен. Есть и другие примеры.

Аналогия в уголовном праве не применяется потому, что оно исходит из основополагающей идеи: нет преступления без указания на то в законе. Преступлением может быть признано только такое деяние, которое прямо предусмотрено УК, и следовательно, уголовная ответственность может наступить только за заранее предусмотренное действие. Эта идея признана всеми демократическими правовыми системами и направлена на защиту свободы личности. Во всех остальных отраслях права аналогия так или иначе используется. Вообще, правовая аналогия возможна всюду, где нет специального запрещения.

4.9. ТОЛКОВАНИЕ ПРАВА 4.9.1. ТОЛКОВАНИЕ НОРМ ПРАВА:

ПОНЯТИЕ И НЕОБХОДИМОСТЬ Толкование правовых норм – важнейшее условие их правильного понимания и применения. Не будь толкования, весь сложный процесс правореализации был бы крайне затруднён, а в известном смысле невозможен. Необходимость толкования убедительно подтверждена многовековым правовым опытом, юридической практикой, судьбами конкретных людей.

Толкование – древнейший правовой институт. Он является частью более широкого понятия – герменевтики, которая в переводе с греческого означает объяснение, разъяснение, интерпретация какого-либо предмета, явления. В научном плане герменевтика представляет собой теорию и искусство толкования не только законов, но и текстов литературных памятников, книг, рукописей, художественных произведений, материальных объектов, реликвий, раритетов, других исторических, религиозных и культурных ценностей.

В данном случае под толкованием понимается выяснение точного смысла, содержания толкуемой правовой нормы. Задача и цель толкования заключается в том, чтобы установить подлинную волю законодателя, выраженную в данной норме, и правильно её применить. При этом толкование, прибавляя новое знание о норме, ни в коей мере не изменяет и не заменяет её; тем более – не создаёт новой. Речь идёт только об анализе, изучении, разборе действующей нормы. Иначе это было бы нарушением законности.

Проблема толкования – это проблема соотношения духа и буквы закона, между которыми, как правило, существуют определённые противоречия, несовпадения. Подобные коллизии приходится устранять именно путём толкования. Очень важно, чтобы законодатель и исполнитель понимали друг друга. Юридическая деятельность (судебная, прокурорская, следственная, адвокатская и иная), как никакая другая, требует скрупулёзной точности, определённости, однозначности. И, конечно, внимательности. Не зря говорят: закон – это скальпель в руках судьи и пользоваться им надо умело и осторожно. Не менее выразительна пословица: "Не суда бойся – бойся судьи".

Субъекты толкования обладают различным политическим, нравственным и правовым сознанием, они порой находятся на разных полюсах идеологического спектра, имеют свои социальные пристрастия и предпочтения. А это не может не отражаться на понимании и толковании права. Так что толкование может быть и предвзятым. Особенно это касается нечётких, двусмысленных законов, которые действительно при желании можно повернуть по-разному, т.е. они допускают множественное толкование, возможность вкладывать в них различный смысл. Подобных случаев в современной юридической практике немало. Толкование носит как объективный, так и субъективный характер.

Даже судьи Конституционного Суда РФ, будучи первоклассными профессионалами, наделёнными исключительным правом толковать Конституцию и другие нормативные правовые акты, не всегда понимают предмет толкования одинаково. Многие из них заявляют о своей особой позиции, высказывают мнение, не совпадающее с мнением других судей. Разумеется, приводится соответствующая аргументация. И получается, что "все правы". Бывает, что тот или иной закон одним политическим субъектом признаётся конституционным, а другим (например, Президентом) – не соответствующим Конституции РФ.

В литературе идёт давний спор о том, все ли юридические нормы подлежат толкованию или только неясные. Большинство правоведов считают, что все, ибо "ясная" на первый взгляд норма при более внимательном её рассмотрении обнаруживает в себе определённые, подчас еле заметные некорректности, умолчания, невнятности, требующие тонкого профессионального анализа. Существует также мнение, согласно которому в неофициальном толковании нуждаются все правовые нормы, в то время как официальному толкованию подлежит лишь небольшое их число. С этим тоже трудно согласиться.

Вообще, толкование является обязательной стадией правоприменительного процесса, о какой бы норме речь ни шла. Прежде чем применить ту или иную правовую норму, её надо подвергнуть всестороннему толкованию и убедиться в том, что выраженная в ней воля законодателя понята правильно. Кроме того, необходимо выяснить действие нормы по времени, в пространстве и по кругу лиц.

Особое значение толкование приобретает при смене политического строя, когда, как правило, ещё действуют старые законы, которые необходимо приспосабливать к новым условиям (например, после октября г., после распада СССР). Обычно в таких случаях делается оговорка: прежние законы действуют лишь постольку, поскольку они не противоречат интересам новой власти. Так, в Российской Федерации и до сих пор в определённой части применяется сохранившееся союзное законодательство. Ясно, что к нему требуется особо внимательный подход, так как оно не всегда вписывается в современные реалии.

Итак, законы, допускающие различное толкование, содержащие двусмысленности, лазейки, разночтения, – это несовершенные законы. Их в принципе (в идеале) не должно быть, но в действительности они есть и в этом далеко не обязательно кроется "злой умысел". Более того, подобные акты или нормы в какой-то мере неизбежны. "Законодатель должен мыслить как философ, а говорить как крестьянин". Но это не всегда получается. Отсюда – необходимость толкования права.

Основные причины следующие:

- сложность или нечёткость юридических формулировок, скажем, излишняя их краткость, абстрактность либо, напротив, пространность;

- несовершенство законодательной техники, поспешность в принятии тех или иных правовых актов, их слабая проработанность, декларативность, неконкретность;

- несовпадение норм и статей правовых актов, наличие бланкетных и отсылочных норм, нетипичных предписаний;

- специфика юридических терминов и понятий, интерпретация которых требует специальных познаний, высокой квалификации;

- законодателю не всегда удаётся ясно и точно выразить свою волю в той или иной норме или акте, совместить "дух" и "букву" закона;

- отдельная норма права действует не изолированно, а в системе других норм и только в этой взаимосвязи её можно правильно истолковать.

Два аспекта толкования. Толкование бывает уяснительным и разъяснительным. Иными словами, следует различать толкование-уяснение и толкование-разъяснение. Оба эти процесса тесно взаимосвязаны. При этом уяснение всегда предшествует разъяснению, а не наоборот. Но не всегда за уяснением автоматически следует разъяснение. Последнее может и не наступить. Это зависит от конкретных обстоятельств.

При толковании-уяснении норма права толкуется субъектом для себя. Такое толкование представляет собой определённый мыслительный процесс, происходящий в сознании толкователя, и оно не получает какоголибо внешнего выражения, не фиксируется в каком-либо акте. Данный процесс не является юридическим процессуальным действием. Подобное толкование может даваться не только официальным должностным лицом, но и рядовым гражданином. Оно не является обязательным для других.

При толковании-разъяснении осуществляется не только мыслительный процесс, но и совершается реальное юридическое действие, находящее внешнее выражение в специальных актах, которые называются актами толкования, т.е. оно имеет документальное оформление. Это толкование не только для себя, но и для других. Причём оно имеет обязательное значение для всех заинтересованных лиц. Разъяснение нормы вправе давать лишь уполномоченные на то органы и должностные лица. Рядовые граждане такой прерогативой не располагают. Понятно, что любое разъяснение может быть осуществлено лишь после уяснения толкуемой нормы.

4.9.2. ВИДЫ ТОЛКОВАНИЯ ПО СУБЪЕКТАМ Субъектами толкования права в принципе могут быть все – граждане, государственные органы, общественные объединения, должностные лица, научные учреждения, учёные. Однако последствия такой деятельности будут разными. Любой человек при желании может взять в руки, к примеру, Уголовный кодекс, найти в нём интересующую его статью и досконально изучить её, осмыслить, вникнуть в суть содержащегося в ней предписания или запрета, сделать для себя необходимые выводы. Так в жизни и происходит. Но подобная "частная" процедура не будет иметь никакого значения для других субъектов и не вызовет никаких юридических последствий. Иное дело, если норму права толкует должностное лицо или государственный орган.

Официальное толкование дается уполномоченными на то компетентными органами и должностными лицами. Оно, как правило, документально оформляется в специальных актах (актах толкования) и является юридически обязательным для всех, кого это касается; вызывает определённые последствия. Такое толкование ориентирует субъектов правореализации на однозначное понимание толкуемой нормы и правильное её применение. Разумеется, оно принимается во внимание и рядовыми гражданами.

В свою очередь среди официального толкования выделяется ряд подвидов: нормативное (общее) и казуальное (индивидуальное); аутентичное (авторское); легальное (разрешённое, делегированное); судебное. Поясним кратко каждый из этих видов.

Нормативное толкование распространяется на более или менее широкий круг субъектов и носит характер общих установок. Термин "нормативное" здесь условен. На самом деле нормативное толкование никаких новых норм не создаёт, а разъясняет лишь действующие. Это, как правило, судебное толкование в форме постановлений Пленума Верховного Суда, рекомендующего всем нижестоящим судам придерживаться определённых требований и ориентиров при применении того или иного закона, рассмотрении той или иной категории дел. В отличие от нормативного, казуальное толкование (от слова "казус", конкретный случай) касается определённого факта, дела, проступка. Оно не имеет общеобязательного значения, его цель – правильное разрешение именно данного, чаще всего сложного, уникального случая.

Аутентичное (авторское) толкование – это толкование, исходящее от органа или должностного лица, издавших толкуемый нормативный правовой акт, т.е. это толкование органами государства своих собственных актов. Слово "аутентичный" в переводе с греческого означает подлинный, действительный, основанный на первоисточнике.

Легальным называется такое толкование, которое официально разрешено, делегировано какому-либо органу со стороны вышестоящей инстанции. Чаще всего это ведомственное толкование.

Судебное толкование, как это видно из сочетания слов, осуществляется судебными органами и прежде всего Верховным Судом РФ, его Пленумом. Оно может быть как нормативным, так и казуальным. Среди судебного толкования особое значение имеет толкование права Конституционным Судом РФ, которому предоставлена исключительная прерогатива толковать Конституцию РФ и другие основополагающие акты. При этом Конституционный Суд в ходе толкования создаёт в отдельных случаях обязательные для всех заинтересованных лиц судебные прецеденты, выступающие уже источником права.

Заметим здесь, что судебный прецедент не признан у нас официально в качестве источника права. Однако многие российские правоведы, учёные и практики, уже давно выступают за то, чтобы его узаконить. Так, председатель Конституционного Суда РФ М.В. Баглай во вступительной статье к книге А. Барака "Судейское усмотрение" пишет: "Если бы у меня спросили, полезно ли было бы признание у нас прецедентных судебных решений, я бы в определённом смысле ответил положительно". Более того, М.В. Баглай допускает возможность судебного правотворчества: "Совершено очевидно, – полагает он, – что судейское усмотрение часто проявляет себя как форма правотворчества... Выбирая из нескольких законных вариантов решения дела один и устанавливая этот вариант в качестве единого обязывающего образца, судья тем самым создаёт новое право". Мнение, хотя и не бесспорное, но заслуживающее внимания, особенно применительно к деятельности Конституционного Суда, где большую роль играет судебное усмотрение.

Однако важно отметить, что Конституционный Суд не может давать толкование Конституции и других нормативных актов по собственной инициативе, а только по письменным запросам соответствующих субъектов, указанных в ст. 125 Конституции РФ (Президент Российской Федерации, Государственная Дума, Совет Федерации, Правительство, органы законодательной власти субъектов Федерации), а также жалобам граждан.

Конституционный Суд рассматривает также соответствие издаваемых в РФ законов, других правовых актов, отдельных норм Конституции, и в случае признания их неконституционными они теряют свою юридическую силу. Разновидностью судебного является арбитражное толкование.

Разумеется, официальное толкование права могут давать также органы исполнительной власти (Правительство, подчинённые ему министерства, ведомства, службы, комитеты), но в рамках своей компетенции. Чаще всего указанные структуры дают аутентичное толкование, т.е. разъясняют свои собственные акты (постановления, распоряжения, инструкции), особенно по социальным вопросам.

Неофициальное толкование исходит от субъектов, деятельность которых не является официальной, государственной, а стало быть, оно не имеет юридической силы и никаких правовых последствий не влечёт. Такое толкование может быть как устным, так и письменным. Важной его особенностью является то, что оно не связано с властью, принуждением, наказанием. Какие-либо санкции здесь исключены. Неофициальное толкование делится на доктринальное (научное), профессиональное и обыденное.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.