WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

На рисунке 8 изображена координатная плоскость, на которой отложен коэффициент дисконтирования r по оси абсцисс и величина (1 - K2), измеряющая неточность верифицируемой переменной x, по оси ординат. Заметим, что область изменения последней величины ограничена сверху значением (1-2u0), что отражает сделанное нами предположение о том, что формальный контракт лучше для обеих сторон, нежели полный разрыв отношений. Прямая OF имеет угловой коэффициент 2. First Best является достижимым при всех значениях параметра, лежащих выше этой прямой, в области, обозначенной FB.

При значительном увеличении K2 (точности верифицируемого сигнала), параметры модели могут выйти за пределы данной области, что приведет к недостижимости first best.

Это связано с тем, что доход принципала при использовании формального контракта возрастает, что приводит к соблазну нарушить реляционный контракт.

Повторяя рассуждения предыдущего раздела для случая произвольных (, ), получим, что доход принципала при отказе от выплаты субъективного бонуса составит, а потери (, )-Ext в каждом будущем периоде. Поэтому условие соблюдения контракта будет иметь вид (, ) - Ext, r или (, ) - r - Ext 0. (13) Принципал выбирает (, ) таким образом, чтобы максимизировать (, ) при ограничении (13). Это приводит к решению second best. Опуская детали доказательств, при(1-K2) ведем основные результаты. Они могут быть представлены в терминах отношения r 1 - KF S 1 - 2uFB SB FRML O r Рис. 8. Точность верифицируемой переменной и эффективность реляционного контракта.

неточности верифицируемой переменной x к коэффициенту дисконтирования и областей на рис.8. На прямой OF, имеющей угловой коэффициент 2, данное отношение равно 2.

На прямой OS с угловым коэффициентом 1, это отношение равно 1.

Область FB: отношение > 2. Это область, лежащая над прямой OF. Здесь верифицируемая переменная сравнительно неточна, а будущие доходы являются достаточно важными для принципала (коэффициент дисконтирования мал). В этом случае реляционный контракт, основанный на точном неверифицируемом индикаторе исхода, является равновесным и позволяет достичь first best. Результирующее общественное благосостояние составляет.

Область SB: отношение между 1 и 2. Это промежуточная область, лежащая между OF и OS. Здесь альтернативная возможность перехода к формальному контракту становится связывающим ограничением в реляционном контракте. Наилучший достижимый реляционный контракт представляет собой second best, в котором используются как формальный, так и субъективный бонусы. Повышение точности верифицируемого сигнала уменьшает область, в которой принципал не имеет стимулов обманывать агента, а следовательно, снижает возможности использования точного неверифицируемого сигнала и приводит к уменьшению общественного благосостояния.

Область FRML: отношение < 1. Это область, лежащая ниже прямой OS. Здесь коэффициент дисконтирования высок, а верифицируемая переменная точна. Эти факторы ужесточают условие совместимости со стимулами принципала до такой степени, что реляционные контракты более не являются достижимыми. В этом случае будут испольKзоваться только формальные контракты. Общественное благосостояние составит. Эта величина возрастает с ростом точности верифицируемой переменной. При K2 1 исход приближается к first best за счет того, что в контракте используется более точный показатель.

Некоторые из приведенных результатов интуитивно понятны. Например, то, что реляционные контракты работают наилучшим образом в случае, когда стороны высоко ценят будущие доходы и верифицируемая переменная неточна, вряд ли вызовет удивление. Однако, один из полученных результатов не столь очевиден. Это утверждение о том, что если ограничение совместимости со стимулами становится связывающим и реляционный контракт приводит ко second best, повышение качества верифицируемой переменной ухудшает исход. Это похоже на многочисленные утверждения о свойствах second best в экономике: если экономика подвержена двум возмущениям, то снижение одного из них может привести к увеличению общего возмущения и к уменьшению общественного благосостояния. В рассматриваемом примере это является следствием общих свойств кооперативного равновесия в повторяющейся игре: чем жестче наказание за уклонение, тем лучше равновесие, которое может быть достигнуто. В данной модели наказание состоит в возврате к формальному контракту, основанному на верифицируемой переменной x.

Чем точнее эта переменная, тем выше доход от использования формального контракта, а следовательно, тем слабее наказание.

Аналогичные результаты могут быть получены в других контекстах. Например, в работе Kranton (1996) моделируется самоуправляемое повторяющееся хорошо согласованное взаимодействие между двумя сторонами. При этом последствиями мошенничества одной из сторон является переход к взаимодействию на анонимном рынке с худшей согласованностью, но с контрактами, которые могут быть принудительно исполнены. В этом случае улучшение согласованности на рынке приводит к ужесточению условия совместимости со стимулами сторон и к ухудшениюисхода. Это приводит к кумулятивному процессу, в результате которого остается равновесие, в котором сохраняется только один из режимов.

В более общем случае можно доказать, что кооперация внутри группы является более прочной, если условия отклонения ухудшаются, то есть, при взаимодействии с не членами группы стороны получают худшие исходы. Таким образом, усиление внутригрупповой кооперации может требовать ухудшения межгрупповых отношений. Грубо говоря, чувство общности у членов группы может быть усилено путем нагнетания враждебности по отношению к другим группам. В работе Dugatkin (1999) эти вопросы обсуждаются в контексте отбора популяций в эволюционной биологии.

В экономическом контексте данный результат имеет потенциально серьезные приложения для развивающихся и переходных экономик, пытающихся ввести формальную систему регулирования контрактных отношений или улучшить существующую. Не следует думать, что нововведения мгновенно приведут к радикальным улучшениям. Организациям и людям необходимо время для экспериментирования и обучения. Полученный результат говорит о том, что процесс последовательного улучшения законодательства может приводить к временным потерям для экономики в результате ухудшения условий функционирования систем, основанных на реляционных договорах. В связи с этим должны быть более глубоко исследованы теоретические аспекты данного результата и связанные с ним эмпирические доказательства. В работе Johnson, McMillan, Woodruff (2002) приводится следующее утверждение, основанное на эмпирических данных: "В установившемся двустороннем реляционном взаимодействии именно характер данного взаимодействия определяет степень кооперации, независимо от эффективности судебного исполнения."Следствием этого утверждения является возможность постепенного улучшения работы судов без снижения общественного благосостояния. Однако, это противоречит теоретическому результату. Если теоретическая модель адекватна в широком контексте, эффективность судов будет несущественна для исхода реляционного взаимодействия только в случае, когда параметры модели попадают в область FB на рис.8, то есть, когда реляционный контракт приводит к first best. Это кажется маловероятным.

Вторая возможность состоит в том, что верифицируемая переменная настолько неточна, что альтернативой реляционному контракту является не обращение в суд, а полный разрыв отношений. Это возникает при K2 < 2u0, соответствующей верхней области на рис.8.

Такая ситуация более вероятна. Третья возможность состоит в том, что в рассмотренной теоретической модели упущены из виду какие-то важные аспекты реальности.

9.2 Понятие о справедливости: экспериментальные данные.

В последние годы экспериментальная экономика все увереннее занимает свое место среди устоявшихся разделов экономической науки. В частности, профессор Эрнст Фер (Fehr) из Цюриха провел ряд исследований, в которых в лабораторных условиях моделировались взаимоотношения между принципалом и агентом.

Один из экспериментов выглядел следующим образом. Из двух участников один (по жребию) должен был играть роль принципала, а другой — роль агента. Сначала принципал предлагал агенту определенный уровень зарплаты — от 0 до 10 (причем агент знал, что максимальная зарплата равна 10), а потом агент, в ответ на это предложение, выбирал уровень усилий (тоже от 0 до 10). В результате агент получал выигрыш, равный предложенной ему зарплате за вычетом издержек (возрастающих с ростом выбранных им усилий), а принципал — сумму, пропорциональную приложенным агентом усилиям, за вычетом выплаченной ему зарплаты.

Обоим участникам заранее объясняли, как связана сумма их выигрыша с выбранными ими ходами. При этом соблюдалась строгая анонимность — участники не видели друг друга и не знали, кто их партнер (они общались исключительно с помощью компьютера); им было также сказано, что эксперимент проводится однократно, и заканчивается с выплатой участникам указанного вознаграждения. Это позволяло избежать мотивации поведения, связанной со взаимодействием вне описанной игры.

Если считать, что агент максимизирует свой выигрыш, то, независимо от предложенной ему зарплаты, ему следует выбрать нулевой уровень усилий — ведь к этому моменту зарплата уже назначена. Соответственно, принципал, прогнозируя такое поведение агента, должен рационально выбрать нулевой уровень зарплаты. Таким образом, классическая теория игр прогнозирует, что в совершенном к подыграм равновесии будет выбрана нулевая зарплата и нулевой уровень усилий.

Между тем, этот теоретический прогноз радикально расходится с экспериментальными данными. Выясняется, прежде всего, что принципалы, как правило, предлагают агентам ненулевую зарплату, рассчитывая, что агенты, которым платят больше, будут прикладывать больше усилий (вопреки предсказаниям теории игр). Более того, оказывается, что их расчет оправдывается — более высокооплачиваемые агенты действительно прикладывают больше усилий, причем эта закономерность является статистически значимой.

В качестве одного из возможных объяснений изложенного феномена можно предложить понятие о справедливости, как самостоятельной ценности, входящей в функцию полезности участников рынка. Fehr, Schmidt (1999) предлагают спецификацию функции полезности, которая приводит к решениям, хорошо согласующимся с экспериментальными данными, однако его подход нельзя пока назвать общепринятым.

Таким образом, классическая теория взаимодействия принципала и агента нуждается в переосмыслении и развитии с учетом факторов, до сих пор не попадавших в фокус исследований, таких, как стремление к справедливости или желание «отплатить своему партнеру той же монетой», лежащих зачастую ближе к области психологии, чем классической экономики. Подробнее об этом — в статье Fehr, Falk (2002).

10 Неполные контракты.

Рассмотренные выше модели описывают оптимальную структуру контрактов в зависимости от последовательности действий и информированности сторон. Однако эти модели не объясняют ценность прав собственности. Как и теория общего неоклассического равновесия, теория полных контрактов (изложенная выше) нейтральна по отношению к перераспределению собственности. В теории общего равновесия объединение или разбиение фирм не изменяет производственных решений. В теории полных контрактов (то есть в теории, которая предполагает, что все имеющие значение переменных могут быть записаны в контракт) права собственности также не имеют значения (это один из вариантов теоремы Коуза). Неважно, кто владеет предприятием, если все действия наблюдаемы и верифицируемы в суде: можно составить контракт таким образом, что наемный работник будет защищен от произвола собственника и наоборот.

Однако в действительности контракты неполны — не все переменные или состояния мира можно записать в контракт (или верифицировать в суде), и именно поэтому права собственности имеют значение. Иногда для достижения эффективности необходимо написать полный контракт, и если в некоторых состояниях мира оказывается, что контрактное решение отсутствует, для общественного благосостояния важно кто принимает решение о разрешении конфликта. Обычно в контракте указано, что в ситуациях, не предусмотренным данным договором, стороны разрешают разногласия в соответствии с национальным законодательством. Однако национальное законодательство также не является полным контрактом, и в конце в концов все сводится к остаточным правам контроля. В соответствии с англосаксонской традицией права, остаточные права контроля и есть определение прав собственности.30 По этому определению, собственник принимает решения, связанные с использованием актива при ограничениях, записанных в заключенном контракте и международном, национальном и региональном законодательстве. Так как естественно предположить, что собственник действует в своих интересах, различное распределение остаточных прав контроля (то есть прав собственности) существенно влияет на реальное распределение ресурсов, производственные решения и эффективность.

В данном пособии мы рассматриваем простейшую модель неполных контрактов, которая демонстрирует важность прав собственности.

Отметим еще одно важное предположение модели. Теория неполных контрактов рассматривает только ситуации со специфичными активами, то есть активами, рыночная стоимость которых существенно ниже, чем их ценность для участников контракта. Именно для создания стимулов к инвестициям в специфичные активы и необходимы контракты. Если агент вкладывает усилия в увеличение стоимости актива как для своего партнера, так и для внешних покупателей, контракт не нужен — агент защищен возможностью продать актив на рынке (на этом основана теория конкурентного рыночного равновесия). Если же актив специфичен, то конкуренция отсутствует и инвестиции могут быть защищены лишь контрактом (или — если контракт неполон — распределением прав контроля/собственности).

Теория неполных контрактов была разработана в последние 15 лет как формализация идей Коуза и Уильямсона. Впрочем, сами создатели теории новой институциональной экономики считают, что теория прав собственности Гроссмана-Харта-Мура, основанная на теории неполных контрактов, не в полной мере отражает все богатство идей НИЭ, см. Williamson (2000). При изложении модели неполных контрактов мы будем указывать на упрощающие предположения, которые, возможно, и отделяют ее от общей (но неформализованной теории НИЭ). Отметим, что существует целый ряд моделей, похожие на исходную модель Гроссмана-Харта-Мура, но отличающиеся в деталях.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.