WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

Действительно, для достижения общественного оптимума достаточно, чтобы покупатель получал v в случае v c и 0, когда v < c, а продавец получал -c вслучае v c и 0 в обратном случае. Из Таблицы 2 видно, что в ситуации 1 стороны получают слишком слабые стимулы, однако это компенсируется ситуацией 4. Если выбрать достаточно низкую цену p, так что случай 4 никогда не имеет места, а случай 1 имеет место с положительной вероятностью, то стимулы к инвестициям будут слишком низкими по сравнению с общественным оптимумом. Если же выбрать достаточно высокое p, так что случай 1 никогда Как показано во многих работах, экзогенное изменение распределения переговорной силы приводит к количественным, но не качественным изменениям результатов.

Таблица 2.

q Покупатель Продавец 1. Случай v >c >p 1 v/2 - c/2 v/2 - c/2. Случай v >p >c 1 v - p p - c 3. Случай p >v >c 1 v - p p - c 4. Случай p >c >v 0 c/2+v/2 - p p - c/2 - v/5. Случай c >p >v 0 0 6. Случай c >v >p 0 0 не происходит, зато вероятность случая 4 достаточно высока, то стимулы к инвестициям будут слишком большими по сравнению с общественным оптимумом. Следовательно, если распределение вероятности непрерывно, то существует такое p, что стороны имеют эффективные стимулы к инвестициям.

11 Разработка механизмов (mechanism design).

В этой главе мы опишем ещё одно направление исследований, популярное в современной теории контрактов (и даже более широко, в теории игр). По-английски это направление называется mechanism design; на русский язык это словосочетание можно перевести как «разработка оптимальных механизмов».

Для начала упомянем популярный аукцион Викри (он же аукцион второй цены). А именно, пусть есть один продавец одной единицы (неделимого) товара и несколько потенциальных покупателей, каждый из которых обладает собственной, известной лишь ему, оценкой этого товара и может только догадываться об оценках своих конкурентов.37 Процедура такова: все участники одновременно (скажем, в запечатанных конвертах) сообщают аукционеру цену, которую они готовы заплатить за товар; затем аукционер вскрывает все конверты и передает товар покупателю, предложившему наибольшую цену, однако взыскивает с него не эту самую большую цену, а цену, вторую по величине (отсюда и название). Поразмышляв, нетрудно убедить себя в том, что при такой процедуре доминантная стратегия любого покупателя — указывать свою истинную оценку товара.

Таким образом, налицо процедура (или, как говорят, механизм), позволяющий выявить истинные оценки покупателей, не зная их предварительно, да ещё и в доминантных стратегиях (такое на самом деле удается сделать редко, обычно в ход идут более слабые теоретико-игровые концепции решения, такие, как равновесие Нэша, равновесие БайесаНэша или равновесие, совершенное к подыграм). При этом товар достается покупателю, который ценит его выше всего, то есть имеет место эффективность аукциона (одно из свойств, которые в теории аукционов считаются желательными).

Имеется ввиду простейшая в теории аукционов постановка, при которой оценки покупателями товара независимы; сколько-нибудь подробное изложение теории аукционов, однако, выходит за рамки настоящего пособия, здесь аукционы используются лишь для иллюстрации 11.1 Общее определение. Принцип выявления (revelation principle).

Рассматривается ситуация несовершенной информации, в которой налицо экономические агенты 1,..., N; агент i обладает частной информацией i (обычно это тип агента i, например, его оценка какого-либо товара, параметр издержек производства и т.д.); общим знанием является условное распределение F (-i|i). Кроме того, есть еще планирующий орган — разработчик механизма (по-английски social planner), который не знает ничего про =(1,..., N ), но хочет реализовать (или, как принято говорить в данной теории, имплементировать) некоторую (возможно, многозначную) функцию общественного выбора F A, где A — некоторое множество доступных альтернатив (например, кто что должен произвести, кому отдать, сколько денег получить/заплатить и т.д.). Под механизмом мы понимаем игру M, g, в которой агент i имеет множество стратегий Mi (его элементы mi Mi интерпретируются как сообщения, посылаемые им в механизм), результат игры определяется в зависимости от этих сообщений: gi = gi(m1,..., mN). Важно подчеркнуть, что собственно механизм (который надо понимать как некий «черный ящик», перерабатывающий сообщения игроков в указания к действию) не должен зависеть от — ведь механизм создается разработчиком, который не знает.

Говорят, что механизм M, g имплементирует функцию общественного выбора F (), если F () содержится в множестве g(m1(1),... g(mN(N )), где mi(i) — равновесная (в смысле какой-либо принятой концепции равновесия) стратегия агента i при имеющейся у него информации i и представлениях об информации, которой располагают другие игроки F (-i|i).

В зависимости от конкретного класса ситуаций возникают разные задачи имплементации. Однако можно сформулировать следующую идею поразительной общности (несмотря на свою, в общем, очевидность): без ограничения общности можно считать Mi =i, то есть, считать, что сообщение агента есть просто его тип, причем (опять же, без ограничения общности) в равновесии агенту будет выгодно сообщать свой истинный тип.

Точнее эту мысль (известную как revelation principle) можно сформулировать так:

если существует механизм M, g, имплементирующий F (), то существует и механизм, g (механизмы с M = называются прямыми), также имплементирующий F (), в котором игроки будут в равновесии (имеется ввиду та же концепция равновесия, что и в механизме M, g) сообщать свой истинный тип.

Доказательство revelation principle очень простое: по данному механизму M, g строится механизм, g, где g () есть g(m()) для равновесных (по отношению к M, g) сообщений m(). Иными словами, если агенты при игре в каком-то механизме выбирают свои сообщения равновесным образом, то можно предложить комбинированный механизм, который, неформально говоря, выполняет за игроков работу по преобразованию их типов в эти равновесные сообщения, а ужпотом запускает исходный механизм. Ясно, что обманывать этот новый механизм (то есть, неверно сообщать свой тип) невыгодно, иначе сообщения m() не были бы равновесными.

В следующем параграфе мы рассмотрим простое, но одно из наиболее известных приложений mechanism design.

11.2 Теорема Майерсона-Саттэртуэйта.

Рассматривается ситуация двусторонней торговли. Продавец обладает одной единицей (неделимого) товара, которую покупатель хотел бы приобрести. Однако товар этот некоторым образом уникален: рынка на него (и, соответственно, рыночной цены) нет. Продавец и покупатель обладают собственными оценками товара (соответственно, 1 и 2), являющимися их частной информацией; общим знанием являются их функции распределения Fi(i) с носителем [ai; bi]; при этом предполагается, что плотности распределения положительны на всем носителе.

Результат действия механизма, обеспечивающего торговлю в этой ситуации, является пара (q, p), где q — вероятность торговли, а p — денежный трансфер от покупателя к продавцу (который можно было бы назвать ценой, но мы расширяем общность, допуская ненулевой трансфер даже для q =0). Задача состоит в построении механизма, который бы обеспечил (в равновесии Нэша) торговлю ровно тогда, когда это эффективно: q =при 1 <2 и q =0 при 1 >2 (это функция F (), которую мы хотим имплементировать).

В соответствии с revelation principle, можно ограничиться прямыми механизмами. При этом еще накладывается ограничение добровольного участия: ни одна из сторон не может быть насильно привлечена к участию в торговле. Более или менее ясно, что достаточно заинтересовать в участии только игроков «крайних» типов: 1 = b1 и 2 = a2.

Если b1 a2, то механизм построить легко: достаточно взять M = (у игроков можно ничего не спрашивать), положить q =1 и выбрать любое значение p [b1, a2] (если мы хотим прямой механизм, то сначала можно у игроков спросить их тип, но ответы их игнорировать). Несложно его построить и для случая b2 < a1 (опять M =, q = и p = 0). Интересен, однако, случай, когда торговля q = 1 оптимальна иногда, но не всегда. Результат, содержащийся в работе Myerson and Satterthwaite (1983) состоит в том, что в ситуации с перекрывающимися носителями 1 и 2 искомого механизма (при ограничении добровольного участия) не существует.

11.3 Строгая имплементация при симметричной информации.

В этом параграфе мы опишем еще один известный результат в mechanism design, принадлежащий Эрику Маскину (Maskin, 1999). Постановка задачи здесь несколько другая, чем в ситуации предыдущего параграфа, причем сразу в двух аспектах.

Во-первых, информация, которой обладают агенты, предполагается симметричной:

i =. Это значит, что все заинтересованные стороны (но не разработчик!) знают «всё про всех» (в этой ситуации обычно говорят о «состоянии», а не о типах агентов).

Заметим, что эта как раз ситуация, рассмотренная в главе о неполных контрактах:

наблюдаема (всеми игроками), но неверифицируема (ненаблюдаема разработчиком).

В такой ситуации прямой механизм, имплементирующий (в равновесии Нэша) любую функцию общественного выбора, построить нетрудно. Достаточно предложить всем назвать, и если сообщения совпадают, то делать, как предписано функцией F (); а если не совпадают (хотя бы какие-то два), то всех расстрелять (раздать полезность -).

Ясно, что тогда называть истинное — равновесный набор стратегий для всех агентов (даже для тех, кому F () не сулит ничего хорошего). Однако этот результат не вполне удовлетворителен: ведь равновесий Нэша существует очень много (координация на любом сообщении будет равновесием, а при N > 2 и || > 2 будут еще и трагические равновесия). Поэтому естественно усилить требование к имплементации. Это усиление носит название строгой имплементации и составляет вторую отличительную черту постановки Маскина: требуется, чтобы множество F () совпадало c множеством равновесных исходов механизма (a не просто содержалось в нем).

Отметим, что при этом требовании от revelation principle толку мало: ведь revelation principle говорит, что для любого механизма найдется прямой, имплементирующий (нестрого!) тот же результат. Но этот прямой механизм может иметь нежелательные равновесия (кроме того, которое предусматривает правдивое сообщение своего типа всеми участниками) и, как мы видели, таких равновесий может оказаться очень много; поэтому ограничиться рассмотрением прямых механизмов в общей ситуации не удается.

Например, в аукционе второй цены следующий набор стратегий является равновесным (проверьте!): один из игроков пишет баснословно высокую цену (заведомо превышающую любые возможные оценки участников), а остальные пишут ноль.38 Так что механизм аукциона второй цены имплементирует эффективную передачу товара, но имплементирует не строго.

Возникает вопрос: какими свойствами должна обладать функция общественного выбора F (), чтобы ее можно было строго имплементировать в равновесии Нэша Неожиданно изящный ответ был дан Маскиным.

Для каждой общественной альтернативы a иигрока i обозначим через Li(a, ) множество альтернатив, которым игрок i предпочитает альтернативу a в состоянии. Дадим следующее определение:

Функция общественного выбора F () называется монотонной (по Маскину), если, a F () (i =1,..., N Li(a, ) Li(a, )) a F ( ).

Словами это означает вот что: если альтернатива a выбиралась в состоянии, а при переходе к состоянию она ни для кого не потеряла в привлекательности по сравнению с другими альтернативами, то она должна выбираться и в состоянии.

Необходимое условие для того, чтобы функцию общественного выбора F () можно было строго имплементировать (в равновесии Нэша) состоит в том, что F () должна быль Наличие таких равновесий означает, что в аукционе второй цены можно организовать самоподдерживающийся тайный сговор между игроками — если они заранее выберут, кто будет победителем, то потом остальные не будут иметь стимул сепаратно выйти из сговора. Это свойство аукционов второй цены может объяснять, почему они так редко используются. Другие объяснения содержатся в работе Rothkopf, Teisberg, and Kahn (1990).

монотонна. Действительно, предположим, что найдется механизм, строго имплементирующий F (). По определению это означает, что найдется набор равновесных (в состоянии ) стратегий (m1,..., mN), результатом которого является альтернатива a F (). Если теперь при переходе в состоянию альтернатива a ни для кого не потеряла в сравнительной привлекательности, то тот же набор стратегий (m1,..., mN ) будет равновесным и в состоянии (почему). Значит, для строгой имплементации необходимо a F ( ), то есть, F должно быть монотонным.

Выясняется, что для N 3 монотонность является также и почти достаточным условием строгой имплементируемости функции общественного выбора F (). «Почти» означает, что требуется дополнительное условие отсутствия права вето («no veto power condition»): если все игроки (кроме, быть может, одного) в состоянии полагают, что некоторая альтернатива a является самой лучшей из всех альтернатив, то a F ().

Это условие довольно слабое: почти во всех мыслимых ситуациях подобной a просто нет (у агентов, как правило, конфликтующие предпочтения, например, если альтернативы включают возможность трансфертов от одного агента к другому).

Доказательство достаточности (конструктивное, т.е., состоящее в непосредственном предъявлении соответствующего механизма) содержится в статье Маскина (Maskin, 1985).

Таким образом, монотонность является необходимым условием строгой имплементируемости в равновесии Нэша, а при N 3 почти всегда и достаточным. Надо сказать, что при N = 2 ситуация значительно более запутанная (и в рамках этих страниц не подвергающаяся описанию).

После описанной работы Маскина был опубликован целый ряд работ, в которых обсуждались необходимые и достаточные условия строгой имплементации при симметричной информации, с использованием разных концепций равновесия (например, равновесия, совершенного к подыграм, равновесия без слабо доминируемых стратегий и пр.). Наиболее яркие работы на доступном уровне описаны в обзоре Moore (1992).

Список литературы [1] Aghion P., Dewatripont M., Rey P. Renegotiation design with unverifiable information // Econometrica, vol. 62 (1994), 257 - 282.

[2] Alchian A.A., Demsetz H. The Property Rights Paradigms // Journal of Economic History, vol. 33 (1973), 16 - 27.

[3] Baker G., Gibbons R., Murphy K.J. Subjective Performance Measures in Optimal Incentive Contracts // Quarterly J. of Economics, vol.109 (1994), 1125 - 1156.

[4] Baker G., Gibbons R., Murphy K.J. Relational Contracts and the Theory of the Firm // Quarterly J. of Economics, vol.117, #1 (2002), 39 - 84.

[5] Bolton P., Dewatripont M. Contract Theory. - MIT Press, 2004.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.