WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Единственный путь решения кадровой проблемы областные партийные и государственные структуры видели в тотальной трудовой мобилизации сельского населения: начиная с 8 – 10 лет и заканчивая 80-летними. С осени 1941 г. в периоды наивысшего напряжения сельскохозяйственных работ в целях скорейшей уборки урожая и выполнения государственного плана хлебозаготовок решениями местных советов в районах области вводились временные трудовые повинности – под угрозой уголовного наказания разрешалось привлекать к сельскохозяйственным работам местное трудоспособное население с 16-летнего возраста. Весной 1942 г. постановлением правительства была узаконена возможность принудительного использования городского и сельского трудоспособного населения, не занятого в промышленности и на транспорте, а также учащихся в сельском хозяйстве. Особенно массовым стало участие в сельхозработах тамбовских школьников (прополка, сбор колосьев): летом 1941 г. на полях области работало свыше 100 тыс. школьников, в ходе уборки хлеба в 1942 г. – 59 тыс., летом 1943 г. – свыше 123 тыс., в хлебоуборочных работах 1944 г. принимало участие по неполным данным 51 тыс. учащихся.

Стремительное сокращение численности трудоспособных мужчин (в ряде колхозов в десятки раз) резко повысило роль женского и подросткового труда в сельском хозяйстве. Удельный вес женщин в колхозах к концу войны мог доходить до % и выше. В массовом количестве женщинам пришлось осваивать профессии председателей колхозов, трактористов, комбайнеров. Весной 1942 г. численность женщин – трактористов достигла 4,7 тыс. человек, летом 1943 – 4,9 тыс., то есть примерно 50 % от общего числа. Весной 1942 г. в Тамбовской области около 4,5 тыс. женщин работало механиками, бригадирами, шоферами, 300 – комбайнерами.

Исключительно велика была в сельском хозяйстве в годы войны роль молодежи. В 1943 г. доля работников сельского хозяйства Тамбовской области в возрасте до 26 лет достигала 65 %. В 1944 г. доля молодежи составляла 80 % среди трактористов и 90 % среди комбайнеров области. В ходе хлебозаготовительной кампании 1942 г. 2/3 сданного государству колхозами хлеба было доставлено на заготовительные пункты молодыми колхозниками. В 1944 г., по официальным оценкам, на долю сельской молодежи пришлось свыше 60 % летних сельхозработ.

Однако частичная компенсация мобилизованных на фронт колхозников за счет подростков и стариков не являлась решением проблемы кадров. Из-за поголовного ухода с началом войны старых специалистов в армию тамбовскому селу крайне требовались квалифицированные механизаторы и управленцы – председатели колхозов, бригадиры. Самым страшным был кризис первых месяцев войны, когда призыв в армию 15 тыс. механизаторов поставил под вопрос своевременную уборку урожая и озимый сев 1941 г. Срочная организация краткосрочных курсов трактористов и комбайнеров позволила к началу сезона на 1/3 удовлетворить потребность в специалистах и избежать хозяйственной катастрофы в 1941 г. В дальнейшем была создана школа председателей колхозов, курсы бригадиров, звеньевых. Тем не менее, ситуация с колхозными кадрами в области оставалась сложной до 1943–1944 гг. К лету 1944 г. для сельского хозяйства было подготовлено 1200 председателей колхозов, что составило не более 1/3 их реальной потребности в годы войны, и 23 тыс. механизаторов – со значительным превышением плана.

В годы войны уровень эксплуатации колхозного крестьянства достиг чудовищных размеров. Выполнение плана поставок сельскохозяйственной продукции государству требовало нечеловеческих усилий. В период сельскохозяйственных работ рабочий день в колхозах длился с 4–5 часов утра и до 10 вечера. Скирдование, молотьба и вывоз хлеба на заготовительные пункты осуществлялись круглосуточно. Большинство работ выполнялось вручную. В условиях резкого сокращения количества рабочих рук в сельском хозяйстве области в 2–3 раза выросла трудовая нагрузка в колхозах, перед войной составлявшая в среднем 3–4 га посевных площадей на человека. Суточной рабочей нормой для колхозника являлось: во время сева – 1 ц зерна вручную, во время уборки – 208 снопов. На протяжении войны в области росли сезонные (весенние, осенние) задания по пахотным работам: весной 1942 г. – не менее 9 га на пахаря с лошадью или двумя волами, осенью 1943 г. – не менее 60 га на пахаря на паре лошадей или 22 га на паре коров.

Сокращение количества рабочих рук в сельском хозяйстве государство компенсировало повышением минимальной ежегодной нормы выработки для каждого колхозника до 150 трудодней (апрель 1942 г.). Одновременно постановление СНК СССР «О дополнительной оплате труда трактористов МТС и колхозников…» (май 1942 г.) предусматривало материальное поощрение передовиков производства. В Тамбовской области в годы войны средняя выработка на одного колхозника выросла в 2 – 2,5 раза, составив в 1941 г. 215 трудодней, а в 1942 г. – 263. Однако постановление правительства о дополнительной оплате труда колхозников не нашло широкого применения среди тамбовского крестьянства.

Реальное состояние сельскохозяйственного производства в Тамбовской области в годы войны далеко не совпадает с оценками, приведенными в нашей краеведческой литературе и публицистике (исключение составляют недавние работы С.А.

Есикова и В.Л. Дьячкова). Описанные выше кадровые и технические трудности в полной мере отразились на проведении колхозами и совхозами посевных, уборочных работ и выполнении плана обязательных поставок продукции государству.

В 1941 г. область получила исключительно высокий урожай зерновых – в среднем 13 ц с га, что создало благоприятные возможности для выполнения государственных обязательств по хлебу. Однако в процессе уборки были допущены потери, достигшие 1/4 урожая – в среднем 3 ц на гектар. Из-за нехватки рабочей силы остались не убранными 150 тыс. га (9 %) зерновых, овощных и технических культур. В результате к марту 1942 г. план хлебопоставок государству в целом по области был выполнен только на 60 %, а передовым Шапкинским районом – на 95 %. Принятие обкомом партии решения о премировании колхозников каждым десятым мешком собранного с полей картофеля позволило своевременно убрать урожай картофеля. За этот шаг руководство области получило выговор сверху. План озимого сева в 1941 г. по причине нехватки техники, горючего и кадров механизаторов был выполнен лишь на 80 % (не посеяли свыше 100 тыс. га зерновых), а вспашки зяби – на 4 %, что означало увеличение объема посевных работ весной следующего года.

К началу весенних полевых работ 1942 г. колхозы и совхозы Тамбовщины оказались не подготовлены: к марту семенной фонд составлял лишь 41 % от требуемого, нуждалось в ремонте 44 % тракторного парка (2500 машин), предстояло обучить пахоте 97 тыс. коров. Одновременно правительство повысило для Тамбовской области плановые задания по поставкам овощей (на 4 тыс. тонн) и хлеба, в связи с чем предстояло на 11 % (184 тыс. га) увеличить посевные площади в колхозах и совхозах. Получение областью государственной семенной ссуды позволило выполнить план весеннего сева приблизительно на 80 – 90 %. Вместе с тем, план озимого сева был выполнен полностью – засеяли на 122 тыс. га больше, чем в 1941 г.

В 1942 г. урожай в колхозах был убран своевременно, однако план государственных хлебопоставок к концу года был выполнен только на 45 %. Всего за 1942 г. колхозы области сдали государству 258 тыс. тонн зерновых, что составило 58 % к уровню 1940 г., и полностью рассчитались по овощепоставкам, сдав продукции на 5,6 тыс. тонн больше прошлого года.

Сельскохозяйственная кампания 1943 г. проходила в условиях прогрессирующего кризиса производства. К началу года площади посевов зерновых в колхозах и совхозах Тамбовской области сократились на 177 тыс. га, составив 86 – 87 % довоенных. Почти вытесненными из севооборота оказались посевы кормовых культур и трав (до войны – 100 тыс. га). Долг тамбовских колхозов государству по хлебопоставкам с учетом прошлых лет достиг 330 – 340 тыс. тонн. Во многих районах наблюдалась острая нехватка семян. В целом, к началу весеннего сева обеспеченность колхозов и совхозов семенами составляла %, и только выделение колхозниками из личных запасов на 200 тыс. га семян позволило обойтись незначительной, в сравнении с прошлыми годами, государственной семенной ссудой. Тем не менее, именно из-за недостатка семян колхозы были вынуждены весной 1943 г. отказаться от сева зерновых на площади 60 тыс. га.

В 1943 г. тамбовскому селу впервые была оказана помощь со стороны правительства, которое списало или отсрочило до урожая 1944 г. основную часть задолженности по зерновым – 280 тыс. тонн, уменьшило задания по сдаче хлеба для совхозов, оказало помощь специалистами, горючим, запасными частями.

Весенний сев в 1943 г. прошел успешнее, чем в предыдущем: план сева был выполнен на 92 %. План тракторных работ для МТС – 540 тыс. га, был выполнен на 85 %. Из 4900 женщин-трактористок справилась с заданием только каждая седьмая.

Тракторный парк долго бездействовал из-за некачественного ремонта и технического обслуживания. Еще хуже оказался результат деятельности тракторного парка МТС в целом за год – к ноябрю объем пахотных работ составил 64 % от запланированного. С планом озимого сева колхозы и совхозы в 1943 г. справились лишь на 57 %, засеяв на 250 тыс. га меньше, чем в предыдущем году. Это означало срыв хлебозаготовительной кампании 1944 г.

Для выполнения плана хлебопоставок в 1943 г. по подсчетам областного руководства требовалось получить среднюю урожайность зерновых не менее 8–9 ц с гектара. В действительности она составила 3 – 5 ц с гектара, то есть в два раза ниже.

Настоящей катастрофой этого года стала гибель почти 50 % (свыше 200 тыс. га) посевов озимой ржи. В этой ситуации надежды на успешное проведение хлебозаготовительной кампании рухнули: к ноябрю 1943 г., когда уборочные работы были завершены на 92 % площадей, план хлебопоставок колхозами был выполнен всего на 30 %. В этом году колхозы области сдали государству лишь 132 тыс. тонн зерна – в два раза меньше прошлогоднего. Совхозы, полностью рассчитавшись с государством, сдали хлеба в 6 раз меньше, чем в 1940 г.

В 1944 г. правительство уменьшило колхозам Тамбовской области государственные задания по сдаче хлеба, увеличило на 25 % областной семенной фонд (обеспеченность колхозов семенами составляла к началу года менее 50 %), списало млн. р. задолженности за пользование техникой МТС, отсрочило до 1945–1946 гг. погашение долга по обязательным поставкам продукции государству.

Государственная поддержка помогла тамбовской деревне дотянуть до конца войны. На ее заключительном этапе обозначились и некоторые положительные тенденции: на 70 тыс. га увеличились посевные площади весной 1944 г. и еще на тыс. га – весной 1945 г.; в 1944 г. впервые за войну МТС области перевыполнили план весенних тракторных работ, вспахав в 1,5 раза больше, чем в прошлом году – 767 тыс. га или 102 % к плану. Однако в целом весенний сев составил в 1944 г. 84 %, а в 1945 г. – 87 % к плану. Гигантских размеров к концу войны достигли колхозные залежи, составив в 1944 г. 771 тыс. га или 60 % довоенных посевных площадей.

Тяжелый удар нанесла война по животноводческому хозяйству края. В 1941–1942 гг. из-за притока эвакуированного скота ситуация складывалась вполне благополучно: к концу 1941 г. в колхозах поголовье коров увеличилось на 50 %, свиней на 30 %, овец на 16 %; за 1942 г. прирост по крупному рогатому скоту составил еще 14 % (15,4 тыс.), а по свиньям почти % (30 тыс.) к довоенному уровню. Тревожным в начале войны было лишь положение с конским поголовьем, которое к началу 1942 г. сократилось только в колхозах на 1/4, составив 107,1 тыс.

В 1943–1944 гг. ситуация резко ухудшилась. Из-за отсутствия необходимой кормовой базы и должного ухода от болезней и истощения пала значительная часть поголовья скота. Только за 8 месяцев 1943 г. в колхозах на 15,3 % сократилась численность крупного рогатого скота, на 10,4 % – свиней. За 1943–1944 гг. колхозы лишились 36 тыс. лошадей, в том числе 22,тыс. – в течение первых 10 месяцев 1943 г. В результате к началу 1944 г. конское поголовье в колхозах составило 44 % (тыс.), а коров и быков – 86 % (94,5 тыс.) к довоенному.

К 1944 г. значительно сократилось поголовье скота в личных хозяйствах колхозников: крупного рогатого – на 25 %, свиней – на 50 %, овец и коз – на 20 %. Личный скот шел под нож в целях пропитания, подписки на государственные займы, уплаты ежегодного денежного и натурального налога, который включал 40 кг мяса и 200 – 230 л молока (9 кг сливочного масла).

В этих условиях поставленная правительством перед колхозами задача увеличения в течение 1943 г. поголовья скота и его продуктивности Тамбовской областью была не выполнена. На 1 ноября план развития животноводства был выполнен по лошадям на 72 %, крупному рогатому скоту – на 76 %, свиньям – на 58 %, овцам – на 81 %. Совхозы области в 1943 г. в целом рассчитались с государством, однако объем их поставок снизился по мясу в 6 раз, а молоку – в 11 раз по отношению к предвоенному уровню.

Необходимость обеспечения выполнения государственных заданий по сдаче животноводческой продукции заставила областное руководство приложить максимум усилий по устранению кризисных явлений в этом секторе. В 1944 г. значительно улучшилась обеспеченность области кормами, наблюдался прирост по крупному рогатому скоту и овцам, снизился падеж лошадей, увеличился объем государственных поставок мяса и молока. Среди сельской молодежи развернулось социалистическое соревнование по заготовке кормов для скота, в котором по неполным данным приняло участие свыше 800 комсомольско-молодежных бригад. Штаты животноводческих ферм пополнились 2200 молодыми колхозниками. Осенью 1944 г., по указанию обкома ВЛКСМ, при участии 10 тыс. молодых колхозников был проведен месячник по подготовке скотодворов к зиме, в ходе которого было отремонтировано свыше 4000 помещений. Тем не менее, принятые меры не позволили области выполнить план развития животноводства в 1944 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.