WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 18 |

Стремясь восстановить пошатнувшиеся позиции США в мире, Картер поставил перед собой три задачи: укрепить отношения с Западной Европой, добиться восстановления единства действий по всем вопросам современного мира; совместными с европейскими странами усилиями укрепить контроль капиталистического мира над «третьим миром», одновременно вытесняя оттуда Советский Союз;

решать проблемы взаимоотношений с СССР с позиций новоприобретенного превосходства.

Решение первой задачи проходило далеко не просто. Картеру удалось превратить совещания «большой семерки» в постоянно действующий орган и расширить круг обсуждаемых вопросов – дополнить обсуждение экономических проблем политическими. США добились согласия европейцев на заключение соглашения о снижении таможенных тарифов, что облегчало доступ американских товаров в Европу, а европейских в США. В 1979 году под давлением Вашингтона европейцы согласились на размещение на континенте новых американских ракет средней дальности. И все же дело шло со скрипом. Союзники США расширяли свои зоны влияния в «третьем мире», в 1978 году решили ввести в будущем единую валютную систему, способную стать конкурентом доллару, крайне неохотно откликнулись в 1979 г. на призыв США подвергнуть СССР бойкоту из-за ввода советских войск в Афганистан.

Несколько большими были успехи США в «третьем мире». Были расширены программы экономической и военной помощи, более активно велась подготовка военных (из 40 стран). Длительная работа по усмирению Египта увенчалась встречей египетского и израильского лидеров в Кэмп-Дэвиде, резиденции американских президентов (1978 г.), ставшей, пожалуй, высшей точкой внешнеполитических успехов Картера. Был осуществлен прорыв единого арабского антиизраильского фронта, а Египет прочно вошел в зону американского влияния. В Латинской Америке спорным достижением новой политики Картера стало подписание соглашения с Панамой (1977 г.) о передаче ей через двадцать лет Панамского канала, вызвавшего серьезное недовольство американских правых, преодоление которого замедлило темп действий по другим направлениям внешней политики президента. Пожалуй, самой большой неудачей США в этом регионе стала, однако, победа сандинистской революции в Никарагуа (1979 г.).

Крупным провалом американской политики стали события в Иране, где победила исламская революция (1979 г.). Шах пользовался давней и широкой поддержкой США, и его падение стало для них крайне неприятным сюрпризом. Вашингтон некоторое время полагал, что сможет повлиять на ход событий в этой стране. Он демонстративно поддержал свергнутого монарха, отверг все требования нового правительства Ирана о возвращении средств, замороженных в американских банках, а в конце концов не менее демонстративно дал шаху разрешение на въезд в США, что привело в Иране к взрыву антиамериканских настроений и захвату американского посольства.

Вашингтон предпринял попытку освободить захваченных американских заложников силой, но операция, задуманная в лучших традициях голливудских боевиков, закончилась полным провалом.

Существенным следствием событий в Иране стало появление новой стратегической концепции. По мнению американских стратегов, в Азии появилась дуга нестабильности, охватывающая полукругом Азию и существенно угрожающая безопасности США. Для обеспечения здесь своих интересов Вашингтон пошел на создание корпуса быстрого реагирования, который, опираясь на систему американских союзов и военных баз, мог бы в любую минуту быть готов к действиям по поддержанию порядка в регионе.

В силу поставленных перед собой задач американское правительство стало по-новому строить взаимоотношения с СССР. Первые же шаги Картера показали, что иметь с ним дело будет сложнее, чем с Никсоном или Фордом. Морализаторство в адрес СССР, заведомо неприемлемые условия дальнейшего переговорного процесса затормозили ход переговоров, и лишь в 1979 году в Вене произошла встреча лидеров двух стран, завершившаяся подписанием Договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2). При разработке Договора Картер активно использовал «китайскую карту» для нажима на СССР, установив в декабре 1978 г. дипломатические отношения с КНР (что создало для него определенные сложности в самих США). Впрочем, Договор этот так и не был ратифицирован американским конгрессом, ибо к этому времени обстановка в мире резко ухудшилась, а сопротивление политике разрядки в США стало довлеющим. Правда, положения Договора все же исполнялись обеими сторонами.

Роль детонатора новой холодной войны сыграл ввод советских войск в Афганистан. Этот шаг советского руководства во многом был обусловлен заметным ростом напряженности в советско-американских отношениях и опасениями, что Афганистан в случае гибели там «апрельской революции» окажется в сфере влияния США и может предоставить свою территорию для американских баз (в русле концепции дуги нестабильности). Американское руководство в полной мере использовало возникшую ситуацию для развертывания мощного пропагандистского наступления на Советский Союз, полностью отыгравшись за все свои проблемы периода вьетнамской войны. Советские действия осудила сессия Генеральной Ассамблеи ООН, Организация исламских государств. Американское правительство ввело эмбарго на торговлю с СССР, в том числе прекратило поставки в Советский Союз зерна и продовольствия. С подачи США была предпринята попытка сорвать проведение Олимпийских игр в Москве.

В январе 1980 г. под влиянием афганских событий была обнародована «доктрина Картера». На первый план снова выдвигалась задача противостояния советской экспансии. Обеспечение мира и безопасности перед лицом агрессивных действий СССР выдвигалось в качестве основной цели США, в том числе не отвергалось и применение силы. США заявили об установлении американского зонтика над зонами безопасности, что подразумевало весь земной шар. В определенной степени роль этой доктрины была служебной – Картер пытался снять с себя ярлык слабого президента, неспособного защитить интересы своей страны, что, впрочем, сделать ему не удалось.

Но результат был предсказуем.

В США стал раскручиваться новый виток военной истерии. Началась разработка планов предварительной регистрации призывников, включая женщин, на случай их мобилизации на войну. 25 августа 1980 года была принята президентская директива № 59, предусматривавшая возможность ведения ограниченной ядерной войны против СССР. Документ включал список целей на территории СССР и его союзников (до 40 тысяч), а также содержал программу резкого количественного и качественного роста вооруженных сил, особенно ядерного оружия. Предусматривалась реализация программ строительства новых ракет средней дальности «Першинг-2», крылатых ракет «Томагавк», межконтинентальных баллистических ракет МХ, стратегических ракет «Трайдент», предназначенных для размещения на подводных лодках, новых стратегических подводных лодок типа «Огайо» и т.д. Открыто было заявлено о необходимости достижения военного превосходства над СССР, что, как считали в Вашингтоне, заставит Советский Союз в его стремлении к сохранению паритета также включиться в процесс гонки вооружений и усугубит его экономическое положение.

Все это означало радикальный отход от сделанных когда-то предвыборных обещаний. К тому же сохранялось напряженное положение в экономике, спад промышленного производства дополнялся невиданной для США инфляцией. Жизненный уровень американцев снижался с каждым днем, риторика президента стала вызывать раздражение, и на выборах 1980 года большая часть избирателей проголосовала за кандидата от республиканской партии Рональда Рейгана. Победа кандидата, выступавшего от имени консервативного крыла американского общества, стала знаменательной. Политика разрядки ушла в прошлое. США стояли перед новым этапом острейшей конфронтации.

* * * Позиция кандидата в президенты Дж. Картера по ядерной гонке «Картер “осудил текущую политику создания нового ядерного оружия для достижения соглашений о контроле над вооружениями...”. Вопреки стратегической доктрине администрации Форда мистер Картер не верит в реальную возможность ограниченной ядерной войны. Он сказал, что, по его убеждению, если бы ядерное оружие было однажды использовано, то всеобщая ядерная война была бы вероятной» (International Herald Tribune.

1976, July 9).

А.Ф. Добрынин о президенте Дж. Картере «...В области практической политики он не добился сколько-нибудь заметного успеха. Его президентство оценивается многими американскими исследователями как неустойчивое и непоследовательное...

Пожалуй, одной из главных причин такого правления Картера явилось несоответствие между замыслами, порой неплохими, и политическим умением последовательно проводить их в жизнь. Он упорно стремился внести обязательно что-то свое во все вопросы, подчас даже заглядывая вперед, как, например, в разоруженческих проблемах. Но он упрямо отстаивал свой подход даже тогда, когда это порождало трудно преодолимые разногласия с внутренними и внешними оппонентами. Ему недоставало гибкости. Его чрезмерный воинствующий морализм, упрямство и эмоции вступали в противоречие с реальной политикой. Стремясь к лучшему, он порой недооценивал просто хорошее...

Действовал Картер подчас так, как если бы он опровергал известную мысль о том, что политика – это искусство возможного. Порой ему просто не везло. Но чаще всего ему не удавалось определить главное, чтобы правильно начертать курс своего правительства, а затем настойчиво проводить его в жизнь. Этому немало способствовала разноголосица в верхнем эшелоне власти, среди его основных советников. Все это предопределяло известные метания самого Картера и его противоречивую, а подчас просто чрезмерную реакцию на разные международные события...

Главным недостатком Картера было, пожалуй, неумение оценивать в долгосрочной перспективе важнейшие проблемы во всей их совокупности.

Картер и его советники нередко пытались решить проблемы спонтанно, выхватывая то один, то другой “горячий вопрос”. Подчас это делалось не так, как того требовали долгосрочные интересы, а лишь для того, чтобы смягчить политическое и иное давление внутри страны вокруг такого вопроса, ублажить те или иные влиятельные группы» (20 369-370, 375).

Президент Дж. Картер о характере и целях внешней политики США (1977 г.) «Я верю, что мы можем иметь внешнюю политику, которая является демократической, которая основывается на фундаментальных ценностях и которая использует силу и влияние, которые у нас есть, в интересах гуманности. Мы также можем иметь такую внешнюю политику, которую американский народ будет поддерживать и, для разнообразия, знать и понимать.

...Поскольку мы знаем, что демократия работает, мы можем отвергнуть аргументы тех правителей, которые отрицают человеческие права для своего народа...

Мы убеждены, что демократические методы являются самыми эффективными, и поэтому мы не ощущаем потребности использовать неподобающие методы дома или за рубежом.

Мы уверены в нашей мощи, поэтому мы можем стремиться к существенному взаимному сокращению ядерных вооружений.

И мы убеждены в здравом смысле американского народа, поэтому мы намереваемся предоставить ему право участвовать в процессе выработки внешней политики. Таким образом, мы можем говорить от имени 215 миллионов человек, а не от имени изолированной горстки.

Будучи уверенными в нашем будущем, мы теперь освободились от неподобающего страха перед коммунизмом, который когда-то приводил к тому, что мы были готовы обниматься с любым диктатором, который был с нами заедино в этом страхе...

В течение многих лет мы были готовы принимать на вооружение сомнительные и ошибочные принципы и тактику наших противников, иногда ради этого забывая о наших идеалах. Мы боролись с огнем с помощью огня, никогда не задумываясь, что огонь гораздо лучше утихомиривается водой. Такой подход провалился, и Вьетнам стал наилучшим примером его интеллектуальной и моральной ущербности. Но через поражение мы теперь нашли наш путь назад к нашим собственным принципам и ценностям» (65, 312).

Из инаугурационной речи президента Дж. Картера (1977 г.) «Два столетия тому назад рождение нашей нации явилось исторической вехой в долгих поисках свободы. Но смелая и сверкающая мечта, которая вдохновляла основателей нашей страны, еще ожидает своего осуществления... Я призываю к новому верованию в старую мечту... Не может быть более почетной и более амбициозной задачи для Америки.., чем помочь созданию справедливого и мирного... мирового порядка. США могут взять и возьмут на себя лидерство в подобных усилиях». (48, 84).

Американская пресса о характере внешней политики Дж. Картера.

«Картер демонстративно старается перехватить инициативу у русских, громко декларируя в пользу соглашения о контроле над вооружениями, полного запрещения ядерных испытаний и даже конечной цели – ликвидации всего ядерного оружия. То обстоятельство, что эти предложения, возможно, нереалистичны, рассматривается как имеющее второстепенное значение» (U.S. News & World Report. 1977, February 28. P. 17).

С. Браун, американский историк, о помощнике президента по национальной безопасности З. Бжезинском.

«Бжезинский был упорным сторонником точки зрения, что необходимым условием сохранения американских ценностей дома и их продвижения за рубежом было ограничение мощи основного соперника – Советского Союза. И он полностью поддерживал выдвинутый Киссинджером принцип «увязки» по отношению к Советам в утверждении, что Кремль не может ожидать, что Соединенные Штаты будут продолжать сотрудничество с СССР в таких областях, как контроль за вооружениями, торговля, передача технологий, пока Советы проводят агрессивную политику в Африке и районе Персидского залива... Действительно, Бжезинский был еще более, чем Киссинджер, склонен к тому, чтобы угрожать сокращением уровня переговоров и соглашений с Советским Союзом в качестве наказания за агрессивное поведение Советов и играть на советских опасениях по поводу создания американо-китайского блока против русских» (65, 313).

Оценка Комитетом по существующей опасности сути американских предложений по сокращению ядерных вооружений, высказанных Госсекретарем С. Вэнсом в ходе визита в СССР (1977 г.) «Согласно всеобъемлющему предложению США, СССР должен был существенно изменить свои нынешние и запланированные программы, в то время как в наших программах изменения были бы незначительными. Мы должны были бы отказаться от осуществления еще неодобренной программы создания мобильной ракеты МХ, но Советам пришлось бы сократить более чем наполовину свою программу развертывания ракет СС-18 и изменить программы СС-17 и СС-18. Наконец, им пришлось бы отказаться от уже сделанных крупных капиталовложений в следующие поколения ракет» (55, 84).

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.