WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 18 |

Отсюда попытки некоторого маневрирования с целью «уравновешивания» последствий войны. В Европе США стали выражать готовность принятия большей самостоятельности союзников, выступили за сохранение на этом континенте мира и согласия, ослабление напряженности. Был подписан ряд соглашений с СССР и другими социалистическими странами, в том числе консульская конвенция, соглашение о культурном обмене, договор об организации прямого воздушного сообщения между США и СССР, договор о мирном использовании космоса, Договор о нераспространении ядерного оружия.

И все же тупик силовой политики был налицо. Стремительно ухудшались позиции США в мире, росла изоляция. Провалилась политика «наведения мостов». Вводом своих войск в Чехословакию Советский Союз показал, что он не позволит проводить политику раскола его блока, что любая попытка улучшения отношений с социалистическим лагерем должна начинаться с СССР и осуществляться под его контролем.

Росла изоляция правительства Джонсона в собственной стране.

Оказалось, что и богатая Америка не может себе позволить и пушки, и масло. Размах недовольства достиг невиданной степени. Страна буквально бурлила. Ситуация становилась опасной. Попытки маневрирования, предпринимаемые Джонсоном (заявление о готовности к переговорам с ДРВ, ограничение бомбардировок), никого не убеждали. Джонсон провалился и должен был уйти, оставив своему преемнику груз тяжелейших проблем.

* * * Из инаугурационной речи Джона Ф. Кеннеди (1961 г.) «Пусть знает каждая страна, чего бы она не желала, добра или зла, что мы заплатим любую цену, возьмем на себя любое бремя, пойдем навстречу любым трудностям, поддержим любого друга и окажем сопротивление любому недругу для того, чтобы обеспечить сохранение и успех свободы».

(14, 17).

Посол СССР в США А.Ф. Добрынин о Джоне Кеннеди «...Это был человек сильного, независимого характера. Внешне он всегда был выдержанным и любезным, сохранял полное спокойствие. Наши беседы касались самых острых вопросов международного положения и советско-американских отношений. Он не уклонялся от разговоров по существу. Но, стараясь показать, что готов искать пути к конструктивному и взаимоприемлемому решению проблем, президент в большинстве случаев проявлял упорство в отстаивании и аргументации официальной позиции...

Важной особенностью президента Кеннеди было и то, что он все время как бы оставлял открытыми каналы для диалога между двумя правительствами, даже в периоды резкого ухудшения наших отношений...

В то же время за приятными манерами президента и его готовностью к спокойному диалогу скрывалось стремление максимально активизировать внешнюю политику и военную стратегию США» (20, 46).

Президент Джон Ф. Кеннеди о «гибком реагировании» «Мощь, размещение и мобильность наших войск, как и вооруженных сил наших союзников, должны быть достаточными, чтобы предотвратить постепенную эрозию свободного мира в результате ограниченных войн.

Наша цель ныне – увеличить нашу способность давать отпор неядерными силами... В большинстве районов мира главная тяжесть местной обороны против открытого нападения, подрывной деятельности и партизанской войны должна лежать на местном населении и армии. Однако, учитывая большую вероятность и серьезность этой угрозы, мы должны быть подготовленными к тому, чтобы внести существенный вклад в виде мощных, высокомобильных сил, обученных для этого вида войн, часть которых должна быть расположена на передовых рубежах» (13, 55-59).

Роберт Макнамара (бывший военный министр в правительстве Д. Кеннеди) о причинах гонки вооружений в начале 60-х годов «Наше нынешнее количественное превосходство в надежных, точных и эффективных боеголовках является большим, чем мы первоначально планировали и чем нам требуется на деле... В 1961 году, когда я стал министром обороны, Советский Союз владел очень небольшим операционным арсеналом межконтинентальных ракет. Однако у него имелась технологическая и промышленная возможность очень существенно расширить этот арсенал в течение нескольких лет. У нас не было никаких свидетельств того, что Советы действительно планировали полностью использовать свои возможности. Но... стратегический планировщик должен быть «консервативным» в своих расчетах, то есть он должен готовиться к самому худшему сценарию и не удовлетворяться просто подготовкой к наиболее вероятному сценарию. Поскольку мы не могли быть уверены в советских намерениях, в том, что они не будут предпринимать такое наращивание, мы должны были застраховать себя от такого сценария, предприняв сами массированное наращивание ракет «Минитмен» и «Поларис». Таким образом, стремясь обеспечить себя на случай только теоретически возможного советского наращивания, мы приняли решения, которые привели к нашему нынешнему превосходству по количеству боеголовок и забрасываемого мегатоннажа» (55, 53-54).

Рост вооруженных сил США при Кеннеди Военные расходы в 1961 – 1964 гг. выросли с 47,4 до 53,6 млрд. дол. – на 13 %.

Рост количества межконтинентальных баллистических ракет в 1961 – 1967 гг. – с 200 до 1000.

Подводный флот состоял к 1967 г. из 41 атомной подводной лодки с 656 ракетами стратегического назначения.

Военно-воздушные силы имели 600 стратегических бомбардировщиков.

Число регулярных армейских дивизий возросло с 11 до 16.

На вооружении США была концепция 2 1/2 войн – 2 полномасштабные в Европе и Азии и 1 (половинную) в любом другом месте (58, 132-133).

Из речи президента Дж. Кеннеди перед Национальной ассоциацией промышленников (6.12.1961 г.) (Атлантическое сообщество) «По мере того, как коммунизм продолжает свой длительный натиск, чтобы навязать свой образ жизни всему миру, нашим сильнейшим желанием, вполне естественно, является захватить инициативу – покончить с обороной, сделать что-то большее, чем только реагировать на действия Советов. Существует только одна сфера... в которой инициатива может быть и была нашей, – сфера стратегического значения, в которой мы обладаем способностью к еще большим усилиям, – это сфера экономической политики... Но будет ли наша сила объединена и скоординирована или разъединена и саморазрушающа.. Если Запад должен предпринять инициативу в экономической области, если США должны идти в ногу с революционными изменениями, которые имеют место по всему миру, если наш экспорт должен сохранить и расширить свои позиции на мировом рынке, то тогда мы нуждаемся в новом и смелом инструменте американской торговой политики. Я предлагаю, короче говоря, новую американскую торговую инициативу, которая сделает возможным для экономических потенциалов этих двух великих рынков (США и Западной Европы) быть запряженными совместно в экипаж, способный вытянуть всю тяжесть наших общих военных, экономических и политических устремлений» (46, 268-269).

Из выступления президента Дж. Кеннеди в Зале независимости (Филадельфия) 4 июля 1962 г.

«Мы рассматриваем сильную и единую Европу не как соперника, но как партнера. Содействие этому процессу было ведущей целью нашей внешней политики в течение 17 лет. Мы верим, что объединенная Европа будет в состоянии играть большую роль в совместной обороне, великодушно откликаться на нужды более бедных народов, объединяться с США и другими государствами в снижении торговых барьеров, разрешении проблем производства и валюты и развитии скоординированной политики во всех других экономических, дипломатических и политических сферах. Мы видим в такой Европе партнера, с которым мы могли бы сотрудничать на основе полного равенства во всех великих и обременительных задачах постройки и защиты сообщества свободных наций.

...Действуя по своему усмотрению, в одиночку, мы не можем установить справедливость во всем мире; мы не можем гарантировать ему внутреннее спокойствие, или обеспечить ему внешнюю защиту, или добиться везде общего благосостояния, или предоставить блага свободы нам и нашим потомкам. Но в единении с другими свободными нациями мы можем сделать все это и даже большее. Мы можем помочь развивающимся странам сбросить ярмо нищеты. Мы сможем достичь максимально возможного уровня взаимной сбалансированной торговли и финансовых расчетов. Мы можем воздвигнуть преграды достаточно мощные, чтобы предотвратить любую агрессию. И в конце концов мы можем содействовать созданию мира, где царит закон и свобода выбора, исключив тем самым мир, где властвуют война и тирания.

Поскольку Атлантическое сообщество, о котором я говорю, должно быть обращено не только в самое себя, занимаясь лишь собственным благополучием и процветанием, оно должно быть направлено и во внешний мир для сотрудничества со всеми народами в решении общих проблем.

Оно явится ядром вечного союза всех свободных людей – и тех, кто уже свободен сейчас, и тех, кто надеется на то, что когда-нибудь будут свободны и они» (14, 202-204).

Уолтер Липпман о необходимости помощи странам «третьего мира» «Мы не можем состязаться с коммунизмом в Азии, Африке или Латинской Америке, если будем продолжать то, что так часто и широко делали до сих пор, – ставить слабые страны перед дилеммой союза с нами и нашими марионетками или перехода к коммунистам. Эта дилемма неразрешима до тех пор, пока в качестве основы нашей политики мы не предложим этим бедным странам третий вариант – экономическое развитие и социальное улучшение без тоталитарной дисциплины коммунизма. Ибо единственная ему альтернатива – это либеральное и прогрессивное общество» (52, 286).

Из речи президента Джона Кеннеди (13.03.1961 г.) («Союз ради прогресса») «Я призываю все народы полушария объединиться в новом союзе ради прогресса... огромном совместном усилии, беспрецедентном по своему размаху и благородству целей, чтобы удовлетворить основные нужды американских народов в жилище, работе и земле, в медицине и школах... Если страны Латинской Америки готовы сделать свою часть работы.. тогда я верю, что США со своей стороны помогут обеспечить ресурсы достаточного размаха и величины, чтобы принести успех этому смелому плану развития, точно так же, как мы помогли... восстановить экономику Западной Европы... Давайте еще раз преобразим американский континент в зону, свободную от революционных идей и действий – дань силе созидательной теории свободных мужчин и женщин – пример всему миру, демонстрирующий, что свобода и прогресс идут рука об руку» (74, 193).

Из заявления президента Д. Кенннеди о сути латиноамериканской политики США (1961 г.) «Имеются три возможных типа политических режимов. Назовем их в порядке убывающего для нас значения: во-первых, демократический режим, во-вторых, режим Трухильо, наконец, режим Кастро. Нам следует стремиться к режиму первого типа, однако нам не следует также отвергать и режим второго типа, по крайней мере до тех пор, пока мы уверены в том, что мы в состоянии не допустить возникновения режима третьего типа» (39, 86).

Профессор Э. Левин (бывший правительственный советник по делам Латинской Америки) о политике США в регионе в годы правления Д. Кеннеди «Самый неожиданный и непредвиденный результат военной помощи выражался в усилении политического влияния института, выступавшего против реформ, – эту роль выполняли вооруженные силы как раз в такое время, когда Вашингтон надеялся провести в жизнь широкую программу экономических и социальных преобразований силами демократических конституционных правительств. За время пребывания Кеннеди у власти силой оружия были низложены шесть таких правительств.

Политика его администрации не всегда отличалась последовательностью. И главное направление заключалось в том, чтобы «поддерживать надежные военные организации, стоящие далеко от политики, с целью создания лучших условий для демократии»; но когда потребовалось изолировать Кубу, администрация, не колеблясь, использовала военных в политических целях против гражданских правительств Аргентины и Эквадора. Кроме того, она пошла на уступки демократических принципов ради тех выгод, которые сулило признание правительств, пришедших к власти в результате переворотов в Гватемале и Эквадоре. И наконец, она стала склоняться к урезанным определениям демократии, считая совместимыми с ней меры, принимавшиеся военными против гражданских политических деятелей, пользующихся поддержкой большинства» (39, 91).

Р. Пихоя, российский историк, о развертывании подрывных действий США против Кубы «Правительство США, в свою очередь, не собиралось отказываться от свержения Кастро, в том числе и военными методами. В Вашингтоне начал разрабатываться план «Мангуста», который представлял собой правительственный проект, включавший экономическую блокаду, политическую изоляцию, организацию внутренней подрывной деятельности, террористические планы устранения политических лидеров, прежде всего Ф. Кастро, военное вторжение. Начальная фаза разработки этого проекта датируется 30 ноября 1961 – 18 января 1962 г. При Национальном совете безопасности была создана Особая расширенная группа, которую возглавили генерал Тейлор и генеральный прокурор Р. Кеннеди.

Этот план продолжал уточняться и разрабатываться в течение большей части 1962 г. Приказ об осуществлении плана «Мангуста» был подписан Дж. Кеннеди, для его реализации появился календарный план. Операция должна была быть завершена в октябре 1962 г. свержением кубинского режима. «В своем стремлении к свержению указанного правительства Соединенные Штаты применят, – как отмечалось в правительственном документе США, – максимум местных, внутренних и внешних ресурсов, хотя они признают, что для окончательного успеха потребуется решительное военное вмешательство Соединенных Штатов».

В американской прессе была развернута антикубинская кампания. Под давлением США в январе 1962 г. Куба была исключена из Организации американских государств... В феврале 1962 г. президент Кеннеди подписал закон о торговой блокаде Кубы.

Усиливалось военное вмешательство в кубинские дела. Расширялась заброска диверсионных отрядов на Кубу. Настойчиво разрабатывались все новые и новые планы вторжения на остров. Для руководства планами свержения режима Ф. Кастро была создана рабочая группа во главе с бригадным генералом Б. Харрисом, в нее вошли представители видов вооруженных сил, аппарата Комитета начальников штабов и Разведывательного управления Министерства обороны США.

Все планы предполагали морскую и воздушную блокаду Кубы. На острове должна была быть установлена американская военная администрация.

Отменить проведение операции «Мангуста» могла только угроза мировой войны. К концу июля 1962 г. основные приготовления для реализации плана «Мангуста» были завершены» (53, 212).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.