WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |

Сформировавшийся за первые четыре года образ мягкого политика для него оказался неприемлемым. Отсюда растущая активность, использование методов личной дипломатии, участие американского президента в рассмотрении самых сложных проблем мировой политики. Одной из самых противоречивых страниц в деятельности американского президента стала воздушная война НАТО против Сербии в 1999 году, когда под предлогом необходимости предотвращения гуманитарной катастрофы в Косово американская авиация методично разрушала сербские предприятия, мосты, электростанции и т.д., поставив Сербию теперь уже на грань настоящей катастрофы – и экономической, и экологической, и гуманитарной. Впоследствии именно американские войска оказались задействованы на Балканах, утверждая здесь американское военное и политическое присутствие.

В США в последние годы идут острейшие дебаты по вопросу о месте и роли США в новом мире. Продолжается активная пропаганда американского лидерства и, как показывает практика, небезуспешно. Раздаются голоса об увековечении господства США в мире и использовании для этого, если потребуется, и силы оружия. Не может не беспокоить намерение американских законодателей пересмотреть Договор о противоракетной обороне, являющийся краеугольным камнем системы ограничения и сокращения ядерных вооружений.

Однако в США пробуждается и своеобразный неоизоляционизм, сторонники которого предупреждают об опасности взятия на себя роли мирового полисмена, что может привести просто-напросто к истощению американских сил и средств и конечному краху. Какая линия победит Что восторжествует в США – реализм и осторожность или самоуверенное безрассудство Какой будет роль Соединенных Штатов в новом мире Ответы на эти вопросы даст будущее...

* * * США В НОВОМ МИРЕ Из книги президента Р. Никсона «Действительно, наши идеалы доказали свое превосходство, но говорить о геополитическом триумфе еще очень рано. А в обозримом будущем наша задача – вести за собой весь свободный мир» (21, 370).

Из выступления Энтони Лэйка, советника по национальной безопасности президента У. Клинтона (сентябрь 1993 г.) (доктрина Клинтона) «Преемником доктрины сдерживания должна стать стратегия расширения, расширения мирового свободного сообщества рыночных демократий».

Она имеет четыре основных принципа политики:

«Первое: мы должны укреплять сообщество основных рыночных демократий, включая нас самих, которые составляют ядро, из которого будет произрастать расширение.

Второе: нам следует помогать становлению и консолидации новых демократий и рыночных экономик везде, где возможно, особенно в странах, представляющих собой особую значимость.

Третье: мы должны противостоять агрессии и поддерживать освобождение стран, враждебных демократии и рынку.

Четвертое: нам следует воплощать в жизнь наши гуманитарные цели не только путем оказания помощи, но также и работой по оказанию помощи в деле утверждения демократии и рыночной экономики в регионах величайшего гуманитарного значения» (65, 611).

Из внешнеполитической программы кандидата в президенты от республиканской партии Р. Доула (1996 г.) «В число национальных интересов Доул (кандидат на пост президента от Республиканской партии в 1996 году) включает следующее:

– не допустить установления в Европе доминирующего влияния одного из европейских государств;

– поддерживать баланс сил в Восточной Азии;

– обеспечивать безопасность и стабильность в Западном полушарии;

– сохранить доступ к природным богатствам, в первую очередь к энергетическим ресурсам в районе Персидского залива;

– укреплять международную свободную торговлю и расширять доступ США на мировые рынки;

– защищать американских граждан и собственность за пределами страны» (56, 99).

Генри Киссинджер о дилемме американской внешней политики «Посвятив себя в третий раз за нынешнее столетие созданию нового мирового порядка, Америка встала перед основной своей задачей – найти равновесие между двумя искушениями, одновременно являющимися составной частью ее исключительности: понятием, будто бы Америка должна устранять любое зло и стабилизировать любое нарушение равновесия, и врожденным инстинктом замыкаться в себе. Безграничное вовлечение во все этнические беспорядки и гражданские войны в период по окончании “холодной войны” истощит вставшую на путь крестового похода Америку, а Америка, ограничивающаяся совершенствованием своих собственных добродетелей, в конце концов подчинит свою безопасность и процветание решениям, принимаемым иными сообществами в отдалении от нее, над которыми Америка постепенно утеряет контроль» (41, 759-760).

«Окончание “холодной войны” создало ситуацию, которую многочисленные наблюдатели называют “однополюсным” или “моносверхдержавным” миром. Но Соединенные Штаты на деле находятся не в столь блестящем положении, чтобы в одностороннем порядке диктовать глобальную международную деятельность. Америка добилась большего преобладания, чем десять лет тому назад, но по иронии судьбы сила ее стала более рассредоточенной. Таким образом, способности Америки воспользоваться ею, чтобы изменить облик остального мира, на самом деле уменьшились» (41, 736-737).

Дж. Шлезинджер, бывший министр обороны, с призывом к благоразумию во внешней политике «Теперь, когда “холодная война” пришла к концу, когда распался Советский Союз, а советская угроза уменьшилась и приняла другие формы, Соединенные Штаты потеряли тот магнитный полюс, по которому можно было определять направление американской внешней политики... США располагают достаточной силой, чтобы реагировать на отдельные вызовы, но у них явно не хватает силы, чтобы реагировать на все вызовы. Следует избегать головокружения, вызванного победой в “холодной войне”, когда создается впечатление, что все нам дозволено» (56, 84).

Американские консерваторы о необходимости сохранения лидерства США «Повсюду задаваемый после “холодной войны” вопрос о том, где угроза, неверно поставлен. В мире, где благополучие и безопасность Америки зависят от американской мощи и решимости использовать ее, главной угрозой для Соединенных Штатов сейчас и в будущем является ее собственная слабость. Американская гегемония является единственным надежным инструментом против краха международного порядка. Подлинной целью американской внешней политики выступает сохранение этой гегемонии настолько долго, насколько это только возможно. Чтобы достичь этой цели, Соединенные Штаты нуждаются в политике, направленной на достижение военного превосходства и моральной уверенности» (59, 253).

США – РОССИЯ Из рекомендаций бывшего Госсекретаря Г. Киссинджера «Поддерживая российский свободный рынок и российскую демократию, этот курс должен одновременно ставить препятствия российскому экспансионизму...

Новое российское руководство вправе рассчитывать на понимание трудности преодоления последствий семидесятилетнего негодного коммунистического правления. Но оно не вправе рассчитывать, что ему позволят прибрать к рукам сферу влияния, созданную за триста лет царями и комиссарами вокруг обширных границ России» (41, 744, 746).

Из выступления Государственного секретаря У. Кристофера (апрель 1995 г.) «С самого первого дня пребывания у власти президент Клинтон проводит по отношению к России и другим новым независимым государствам политику сотрудничества, которую мы считаем лучшим вкладом в безопасность и процветание нашей страны...

Успешное превращение бывшей советской империи в регион суверенных демократических государств очень важно для Соединенных Штатов...

Эти перемены открыли нам великолепную возможность для укрепления региональной стабильности и повышения уровня безопасности американского народа. Мы пытаемся воспользоваться этой возможностью так, чтобы извлечь для себя максимальную выгоду...

Как отметил министр обороны Перри, источник угрозы нашей стране в буквальном смысле слова “уничтожается – ракета за ракетой, боеголовка за боеголовкой, завод за заводом”.

В декабре прошлого года президент Клинтон и лидеры региональных ядерных государств ввели в действие Договор СНВ-1 и проложили путь к внедрению Договора СНВ-2. В соответствии с этими двумя важными договорами ядерные силы России и Соединенных Штатов сократятся почти на две трети.

Разумеется, некоторые страны бывшего Советского Союза требуют к себе особого внимания в связи со способностью влиять на будущее всего региона. Важную роль здесь играет Украина...

США последовательно руководят международными усилиями в поддержку украинских экономических реформ...» (Советская Россия. 1995, 6 апреля).

Г.А. Трофименко, профессор Института США и Канады, о российской политике США «Какова же фундаментальная линия США в отношении России и стран СНГ...

Во-первых, все американские руководители безусловно едины в своем убеждении в том, что состоявшийся развал Советского Союза отвечает коренным жизненно важным интересам США и что восстановление СССР в каком бы то ни было виде... этим интересам противоречит...

Во-вторых, важнейшим фактором и инструментом недопущения воссоздания единого Союза, хотя бы в виде конфедерации или общего рынка, американское руководство считает национализм лидеров других республик СНГ. Котировка этих лидеров в США во многом связана со степенью их оппозиции интеграционным процессам в СНГ...

В-третьих, лидеры США, кто бы из них что бы нашим лидерам ни нашептывал, безусловно заинтересованы в дальнейшем ослаблении международных позиций России. Под сурдинку “учета мнений России” они делают и будут делать все возможное, чтобы ослабить влияние России на международной арене, не дать ей стать реально равноправным членом клуба великих держав...

В-четвертых, главной озабоченностью правящей элиты США являются ее опасения по поводу все еще весьма мощного российского ракетноядерного арсенала и в не меньшей степени – по поводу российского химического и возможного биологического оружия...

В-пятых, будучи заинтересованными в ослаблении России или по крайней мере поддержании ее в ее нынешнем хилом состоянии, американские лидеры (и демократы, и республиканцы) не заинтересованы в полном развале, дезинтеграции России и утрате ею роли важного геополитического фактора, самим своим существованием обеспечивающего невозможность столь радикального изменения в дальнейшем мирового баланса сил, которое было бы резко отрицательным для глобальных интересов США...

В-шестых, и республиканцы, и демократы заинтересованы в усилении и закреплении нынешнего статуса России как поставщика на мировой рынок сырья и дефицитных энергоресурсов. В этой сфере они готовы гарантировать и частные американские капиталовложения в страны СНГ. Но этот их интерес к сырьевым поставкам из СНГ отнюдь не распространяется на сельскохозяйственную сферу. Американское правительство не заинтересовано в том, чтобы Россия из перманентного покупателя американского зерна и других сельхозпродуктов превратилась в их поставщика». (Независимая газета. 1995, 19 марта).

Г. Киссинджер о российско-германских отношениях «Не в интересах ни одной из стран, чтобы Германия и Россия сконцентрировались друг на друге либо как на главном партнере, либо как на главном оппоненте. Если они чересчур сблизятся, то создадут страх перед кондоминиумом; если будут ссориться, то вовлекут Европу в эскалацию кризисов. У Америки и Европы существует взаимная заинтересованность не допустить, чтобы национальная германская и российская политика бесконтрольно сталкивались в самом центре континента. Без Америки Великобритания и Франция не смогут поддерживать политическое равновесие в Центральной Европе; Германию начнет искушать национализм; России будет не хватать собеседника глобального масштаба. А в отрыве от Европы Америка может превратиться не только психологически, но и географически в остров у берегов Евразии» (41, 749).

Генри Киссинджер о программе «Партнерство во имя мира» «Партнерство во имя мира» не промежуточная остановка на пути в НАТО, как часто утверждается.., а альтернатива членству в нем...» (41, 752).

Томас Грэхэм, старший научный сотрудник Фонда Карнеги, о России «Итак, как нам вести себя в отношении России Мы не должны оставаться в стороне. Мы не можем надежно изолировать себя или обходить проблемы, возникшие в результате правительственных перетрясок и развития коррупции в России.

Первое. Нам необходимо обеспечить интеграцию наших банковских и финансовых систем. Конгресс должен рекомендовать внести законопроект, который позволил бы усилить надзор за этими системами, чтобы они не были уязвимыми в ходе операций по отмыванию денег...

Второе. Мы должны продолжать наши усилия по присоединению России и русского бизнеса к мировой экономике...

Третье. Мы должны переориентироваться в том, что касается некоторых сторон нашей помощи в области технологий... Наша задача должна заключаться не в том, чтобы навязать нашу систему российскому обществу, а в том, чтобы помочь России собственными силами создать такую систему, которая отвечала бы ее собственным условиям и одновременно соответствовала бы мировым стандартам...

Четвертое. Мы должны приложить немало усилий, чтобы Америка и наши ценности были привлекательны для России. На протяжении последних восьми лет мы растратили большой запас доброй воли, которую русские люди питали к Соединенным Штатам, из-за нашей тесной связи со все более и более слабеющим Ельциным, из-за сильной поддержки глубоко непопулярных «радикальных реформаторов» и из-за непрекращавшейся поддержки экономической политики, которая, по мнению русских, превратила страну в руины...

Последнее. Высокорангированным официальным лицам этой и будущих администраций необходимо установить и сохранять определенную дистанцию от своих русских коллег... Мы как правительство сформировали тенденцию рассматривать Россию через призму наших российских партнеров, которые отличаются корыстной заинтересованностью убеждать нас, что только они знают, как на самом деле обстоят дела в стране и как необходимо поступать в данной ситуации» (Независимая газета. 1999, 19 октября).

США – ЕВРАЗИЯ «Господство какой-либо одной державы над любым из составляющих Евразию континентов: Европой или Азией – все еще остается критерием стратегической опасности для Америки независимо от наличия или отсутствия «холодной войны» (41, 741).

США – ЕВРОПА «Как Атлантический союз, так и Европейский союз являются неотъемлемой составной частью здания нового и стабильного мирового порядка.

НАТО – наилучшая защита от военного шантажа, откуда бы он ни исходил; Европейский союз представляет собой существенно важный механизм обеспечения стабильности в Центральной и Восточной Европе. Оба института необходимы, чтобы приспособить бывших сателлитов Советского Союза и государства-преемники к мировому международному порядку...

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.