WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 35 |

общества порождает мир такого социального неравенства, Космополитические элиты по всему миру стремятся которого не было никогда в истории. Это весьма опасная изолировать себя от исторически укорененных местных 113 сообществ и утвердить свое господство путем создания сетевого будущее» (218. Р.249). Фактически противоположность общества, основанного на кодификации пространства и времени. «ледникового времени» и вневременного (виртуального) Внутри сетей создаются кооперативные условия бизнеса и времени закрепляет на противоположных позициях в новые возможности роста. Зато за пределами этой паутины социальной структуре движение за устойчивое развитие и сетей выживать приходится все труднее и труднее. «Наши технократические силы, выступающие за развитие сетевого общества, - замечает Кастельс, - все больше структурируются общества. Наша позиция такова: информационализм на сегодня вокруг биполярной оппозиции между Сетью и «Я»... Когда сеть – это мощный фактор и способ развития общества, хотя фактор отключает «Я», то «Я» – индивидуальное или коллективное – и не совсем приятный: он несет с собой столь быстрые конструирует свой смысл без глобального, инструментального изменения, что ставит под вопрос устойчивость человеческого соотнесения: процесс обрыва связей становится взаимным бытия. Поэтому в целях сохранения динамического равновесия после отказа исключенных от односторонней логики противоположных сил общественной эволюции необходимо структурного господства и социального исключения» (53. всячески поддерживать движение за устойчивое развитие.

С.27,46). Но там, где есть господство, есть и сопротивление. Западня информатизации. В форме информационного Конфликтные вызовы процессу господства в сетевом обществе общества развитие западной техногенной цивилизации подошло главным образом принимают форму создания автономных к критическим рубежам. Эти рубежи и границы роста связаны, идентичностей. «Под идентичностью я понимаю процесс, - прежде всего, с нарастанием духовного кризиса и грозящей пишет Кастельс, - через который социальный фактор узнает себя экологической катастрофой; последние ставят под сомнение тип и конструирует смыслы, главным образом на основе данного цивилизационного развития, реализованный индустриальным культурного свойства или совокупности свойств, исключая обществом. Сегодня научное сообщество приходит к осознанию более широкую соотнесенность с другими социальными того, что инерция самовоспроизводства господствующей структурами» (53. С.43). Эти автономные идентичности, по постиндустриальной модели цивилизационного развития Кастельсу, являются внешними по отношению к организующим становится смертельно опасной, и это осознание подталкивает к принципам сетевого общества: они изначально вводят поиску путей избавления от глобальной постиндустриальной альтернативные смыслы, отличные от принципов машины. Так, например, Л.Н. Митрохин пишет: «Мы живем во технократической функциональности и потребительского времена космических озарений, внезапных глобальных индивидуализма, на которых построено современное превращений, парадоксальных идей. Во всяком случае, сегодня постиндустриальное общество. Например, движение за мало кто сомневается, что европейская цивилизация, достигшая устойчивое развитие базируется на реконструкции коллективной высочайших научных и технических достижений, привела идентичности (экологического «Я»), интегрирующей человечество на край гибели» (91. С. ). В.С. Степин пишет:

традиционную духовность и инновационные технологии, «Человечество должно осуществить радикальный поворот к интенции глобализации и культуру мира. каким-то новым формам цивилизационного развития» (135.

В отличие от концепции «сетевого общества» с его С.34) «Требуется нечто большее, - писал А.С. Панарин, - чем виртуальным временем теория устойчивого развития вводит коррекция отдельных технологических практик: необходимо новый вид темпоральности. Это то, что Лэш и Урри называют усмирение необузданной прометеевой гордыни средствами «ледниковым временем», - понятие, при котором «отношения новой духовной реформации» (105. С.166).

между людьми и природой являются очень долгосрочными и Э.Г. Кочетов пишет: «Угрозы техногенных катастроф эволюционными. Оно тянется из современной человеческой настолько серьезны, что мировое сообщество начинает понимать истории назад – в прошлое и вперед – в неопределенное бесперспективность постиндустриальной цивилизационной 115 модели, задумываться о демонтаже наиболее опасных современном мире повсеместно ощущается это масштабное техногенных зон» (62. С.571). Постиндустриальное наступление виртуального (символического) мира на мир (информационное общество) характеризуется им как общество реальный, вещественный. Это обстоятельство можно техногенного изматывания, «пожирания» всех видов ресурсов проиллюстрировать на примере формирования вне(прежде всего человеческих). И на самом деле в результате территориальной «глобальной субкультуры», противостоящей техногенной экспансии «срезаются» жизнеспособные реальному миру территориальных образований.

производственные структуры в угоду новейшим «Определяющая черта современной духовной ситуации, информационным структурам, рушатся экономические границы - пишет В.И. Максименко, - самопринуждение к работе с (за счет формирования мировых консорциумов «блуждающего» фикциями, постоянно продуцируемыми глобальной характера), уничтожаются существующие этнические и субкультурой уже потому, что сама она с точки зрения экологические системы. «Место информационного общества, - физической, экономической и политической географии (то есть пишет Э.Г. Кочетов, - предопределяется цивилизационной реальных условий воспроизводства жизнедеятельности людей в моделью глобального развития, несущей в себе сугубо определенных, территориально разграниченных пространствах специфические черты и атрибуты, впитавшие в себя как многие биосферы) является насквозь фиктивной. В этом смысле она признаки предшествующей цивилизационных моделей и противостоит всем культурам прошлого и настоящего, иными претендующие на определенную перспективу исторического словами, ее субкультурное качество является принципиально развития, но вырваться их техногенных координат данная антикультурным» (71. С.256).

модель не способна, - она впитала в себя наивысший по Индустриальная цивилизация на своей завершающей современным меркам уровень технизации и технологизации (информационной) фазе развития становится обществом лишних общества» (62. С.577). людей. Для эффективного функционирования глобальной Информационное общество - «таит в себе опасность геоэкономической системы достаточно 20% продления технократического господства в рамках всемирной квалифицированных работников, в подавляющей своей части информационной машины, ухода человека в виртуальный мир представленных странами «золотого миллиарда». Остальные от трудностей реального мира, полного жизненных сил, и 80% населения мира остаются за бортом современной противоречий» (177. С.319). Н.Н. Моисеев предупреждал о том, информационной модели общества. «Новая модель – это мир что информационное общество может стать полем 20:80, общество одной пятой, в котором тем, кто окажется за развертывания новых форм тоталитаризма и глобального бортом, придется довольствоваться титтитейнмейнтом» (86.

зомбирования человечества (94. С.85). Угроза диктатуры С.22). Образовалась глубокая пропасть между богатыми и пролетариата, которой пугали интеллигенцию и средние слои бедными. По данным ООН, 358 миллиардеров владеют таким же населения в течение последних десятилетий, сменилась богатством, как и 2,5 млрд.человек вместе взятые, т.е. почти реальной диктатурой капитала, то есть всемирного финансового половина населения Земли (269). Как справедливо замечают Г.

рынка. Мировая финансовая система в информационную эпоху Мартин и Х. Шуманн: «Страны, до сих пор наслаждавшиеся превратилась в рынок финансовых спекуляций или «рынок процветанием, сейчас уничтожают социальную составляющую игроков в рулетку» (Д. Львов). На обслуживание реальной своей структуры даже быстрее, чем они уничтожают экономики приходится не более 10% от общего оборота окружающую среду» (86. С.27).

финансовых ресурсов всего мира. Мировая финансовая система Б.И. Пружинин и В.Н. Порус обращают наше внимание принимает все более и более виртуальный характер: но как ни на парадоксальность ситуации, когда современное парадоксально, именно это управляет мировым сообществом. В информационное общество разрушает ценностные основания, на 117 которых оно зиждется. Здесь имеются в виду ценности свободы переработкой и реализацией информации, особенно высшей ее и творчества. «Под еще большим сомнением, - замечает, в формы знаний» (121. С.5). На основании этого эмпирического частности, В.Н. Порус, - общественно-политический строй, с признака любой грамотный человек может установить лозунгами личной свободы и прав человека, но без человека, специфику своего социума. Однако цивилизационную взамен какового выступает «человеческий материал», идентичность проявляют достаточно редко, ибо для этого формируемый и манипулируемый совсем не в меньшей степени, требуется осмыслительно–критическая рефлексия над чем тот же материал в условиях тоталитаризма (хотя и другими сущностью социального бытия.

методами). Под сомнением идея демократии, ибо Для того, чтобы ответить на вопрос, является ли «народовластие – опасная утопия, когда народ низводится до информационное общество самостоятельной цивилизацией, электората», составленного из марионеток, у которых вместо отличной от индустриального общества, мы должны рационального мышления и совестливой души – модусы сопоставить их ценностные основания. Анализ показывает, что поведения, сформированные умело направляемыми потоками на уровне ценностного сознания не существует существенных информации» (103. С.41-42). различий между этими обществами: и там, и тут доминируют Словом, современное информационное общество ценности техногенной цивилизации, в частности, идеал содержит мощный фермент социальной деструкции: оно деятельностного актвизма, принцип инноваций, самоценность углубляет неравенство в мире, ведет к уничтожению техники и т.д. В определенном смысле, информационное культурного разнообразия; оно чревато крупными социальными общество является наиболее полным воплощением ценностного потрясениями. кода техногенной цивилизации и ее завершением.

Цивилизация в отличие от общества. И в заключение Цивилизационная природа информационного общества поставим вопрос: является ли информационное общество новой осмысливается нами в двух ипостасях: как высшая завершающая цивилизацией Для ответа на этот вопрос мы должны углубить стадия техногенного развития и как основа, предпосылка, его до вопроса о том, в чем отличие цивилизации от общества переходный этап к новому типу цивилизационного развития.

Реальное бытие цивилизации возможно лишь в обществе и Информационное общество имеет амбивалентную природу: оно посредством общества, и напротив, любое общество сегодня имеет мощный гуманистический потенциал и одновременно характеризуется той или иной степенью цивилизованности. несет в себе пороки индустриально-потребительского общества.

Близкая связь понятий «общество» и «цивилизация» – Фетишизм техники, идущий параллельно с фетишизмом несомненна, но их не следует на этом основании отождествлять, потребления, - это воистину «дамоклов меч», который висит как, впрочем, и противопоставлять. Социальная философия над головами граждан информационного общества.

«рассматривает общество как институциональную систему «Стихийно-объективное» развитие информационного общества устойчивых связей между взаимодействующими людьми и ведет к декультуризации социума, к разрушению жизни в социальными группами» (95. С.76). Понятие цивилизации в прямых и косвенных формах, к разбуханию паразитической отличие от понятия общества характеризует социокультурные посреднической сферы (финансового рынка), к тотальной различия. Основные признаки цивилизации маркируются гегемонии корпоративного капитала, порождающей на одном архетипами, т.е. прописаны на уровне глубинного ценностного полисе царства свободы и изобилия, а на другом – «гетто сознания. Принадлежность к тому или иному обществу люди отсталости» (А.В. Бузгалин). Здесь бюрократическая система и определяют легко и безошибочно по его внешним признакам. инфокоммуникация образуют «симбиоз»; как следствие – Например, «информационное общество – это общество, где социальные процессы становятся программируемыми, большинство работающих заняты производством, хранением, подконтрольными и «прозрачными».

119 Социальные философы не отрицают даже возможности «поражения» сознания. Н.В. Громыко, например, выделяет следующие способы разрушения сознания. Первый способ – понижение общего уровня той информационно- коммуникативной среды, в которой функционирует сознание;

второй способ – разрушение механизмов традиционной ГЛАВА 3. ЦЕННОСТНЫЕ ОСНОВАНИЯ УСТОЙЧИВОГО самоидентификации; третий способ – вымывание из РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА информационного пространства всех вопросов, требующих медленного режима работы теоретического мышления и Сначала нам хотелось бы уточнить наш подход к выработки личностного знания (103. С.16). пониманию глобального информационного общества. Мы П. Вирилио пишет: «После атомной бомбы и сорока лет рассматриваем информационное общество как поддержания системы всеобщего ядерного сдерживания пришло постиндустриальное общество, то есть как высшую и время информационной бомбы, перспектива взрыва которой завершающую фазу индустриального развития.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.