WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Разумеется, ведя сегодня неформальный диалог, стороны отдают отчет наличию разного рода проблем. Основные из них – сохраняющиеся трудности в отношениях между КНР и Индией (вопрос о границе, китайско-пакистанские связи и ряд других). Другие вызваны особенностями международного положения трех стран, действием «американского фактора», общей подозрительность, а порой, откровенно провокаДели, 4-5.11.2003.

ционной позицией Запада. Немало проблем может быть связано с практическим движением по пути трехсторонней экономической интеграции.

Трудно пока оспорить и мнение некоторых экспертов, что «далека от четкого определения повестка дня сотрудничества»4.

Тем не менее, есть все основания полагать, что в целом концепция трехстороннего взаимодействия рассматривается партнерами как важный резерв консолидации усилий в решении сходных международных задач, как дополнительный ресурс, позволяющий расширить возможности внешнеполитического маневра на международной арене в целом, особенно в моменты обострения международной обстановки. Определенные надежды возлагаются и на поиск различного рода трехсторонних экономических и культурно-гуманитарных проектов в интересах развития хозяйственных и социальных комплексов каждой из стран.

Трехстороннее взаимодействие видится как неформальное и неконфронтационное партнерство, нацеленное на создание прочного, стабильного и справедливого мира, а на этой базе – на обеспечение благоприятных внешних условий для решения стоящих перед каждой из трех стран задач, на эффективное использование в процессе реализации взаимодополняющих возможностей друг друга.

В третьей главе « Процессы стратегической интеграции в АТР» рассмотрены особенности взаимоотношений в рамках таких региональных союзов как АСЕАН +3, АТЭС и особенно в ШОС.

Среди аналитиков, работающих в международных финансовых институтах (Всемирном банке, МВФ и других), с 2000 г. все более распространяется, оптимистическое мнение, что, за немногим исключением, экономики азиатских стран снова переживают подъем, а фаза глубокого кризиса в третьем по величине ключевом регионе мировой экономики ушла в прошлое. Другими словами: Восточная Азия, т.е. СевероВосточная и Юго-Восточная Азия, останутся самым динамичным регионом глобального экономического развития, темпы которого будут выше среднемировых. Это будет относиться не обязательно к каждой экономике, но к подавляющему большинству их.

В определённой степени финансовый кризис 1997-1998 г. послужил точкой отсчёта для новых отношений в Восточной Азии. Главный вывод, сделанный пострадавшими от кризиса странами, состоит в том, что Сяндай гоцзи гуанси. 2003. № 1.

настаивание на национальном суверенитете и отказ от региональной интеграции могут привести к резкой утрате суверенитета, и что риски дезинтеграции гораздо выше, чем риски интеграции. До того как разразился азиатский кризис, политики этого региона придерживались очень осторожного стиля наднациональной кооперации. Его определяющими чертами было достижение консенсуса и постепенное продвижение вперед. Похоже окончательно этот этап завершился с полной интеграцией стран ЮВА в рамках АСЕАН.

Экономика АСЕАН, объединяющей 10 стран Юго-Восточной Азии и Индокитая, всегда была ориентирована на экспорт. Наметившийся мировой экономический спад, прежде всего в таких экономических гигантах, как США и Япония, вызванный не в последнюю очередь трагическими событиями в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября, а также нарастающее экономическое могущество КНР подталкивают некогда весьма динамичную, а ныне экономически и политически "потускневшую" Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии к поискам "спасательного круга". Поэтому страны АСЕАН с энтузиазмом восприняли предложенную в Сингапуре (2000г) Китаем идею создания "зоны свободной торговли" (далее ЗСТ) в составе АСЕАН и КНР, официально закрепленную на состоявшихся в султанате Бруней (сентябрь 2001 г.) и Камбодже (ноябрь 2002г.) встречах в верхах по формуле "АСЕАН плюс КНР". В итоге была достигнута договоренность о создании совместной ЗСТ, к 2010 г.

В 2003 году лидерами группировки одобрена концепция сообщества АСЕАН, предусматривающая в качестве триединой задачи создание к 2020 году в рамках Ассоциации сообщества безопасности, экономического сообщества и социально-культурного сообщества. На ее реализацию нацелена 6-летняя Вьентьянская программа действий (ВПД), принятая на 10-м саммите АСЕАН в ноябре 2004 года Этот документ фиксирует в качестве приоритетных направлений деятельности «десятки» достижение более высокой степени интеграции и параллельное сокращение разрыва в уровнях развития между ее старыми и новыми членами.

Для решения этой двуединой задачи в 2000 году была запущена Инициатива интеграции АСЕАН (ИАИ).

В экономической области страны Ассоциации проводят линию на интеграцию и либерализацию в субрегионе ЮВА на базе вступившего в силу с 1 января 2002 года Соглашения о создании зоны свободной тор говли АСЕАН, рамочного соглашения о зоне инвестиций АСЕАН и схемы промышленного сотрудничества АСЕАН.

Россия стремится вносить свой реальный вклад в экономическое развитие этого региона. Прирост ежегодного товарооборота РФ со странами АТР составляет более 20 процентов. В ее действиях и планах исходят из того, что Россия – неотъемлемая часть АТР. Этот регион – не только пространство бурного экономического роста. Здесь проявляется одно из позитивных следствий глобализации – постепенное выравнивание уровней социально-экономического развития различных регионов мира. Еще одна отличительная черта АТР – высокая динамика интеграционных процессов, которые позитивно влияют на формирование нового, более справедливого мироустройства.

Развитие России может быть успешным лишь при условии самого активного участия в региональной интеграции. Конструктивная вовлеченность в эти процессы –стратегический выбор, важнейшая задача на обозримую перспективу. Этими соображениями руководствовалась Россия при присоединении в 1998 году к форуму «Азиатскотихоокеанское экономическое сотрудничество». Сегодня на пространстве АТР это самый представительный механизм консультаций, совместного обсуждения ключевых региональных и международных вопросов.

Первое мероприятие в России в рамках Форума АТЭС прошло в мае 2001 года в Москве - заседание ДКС. В его работе приняло участие около 100 представителей деловой элиты АТР.

В целях активного привлечения российского бизнеса к деятельности ДКС в ноябре 1998 года под эгидой Комиссии Правительства Российской Федерации по вопросам участия в форуме АТЭС по инициативе МИД России был сформирован «Деловой клуб АТЭС» - неформальное объединение представителей российских деловых кругов, ориентированных в своей деятельности на Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). В него входят более 50 крупных российских фирм и банков.

К сожалению, запас информации о России и её деловых кругах у стран-участниц АТЭС пока весьма и весьма скуден. Одна из основных причин – недостаточная активность российских представителей в ДКС АТЭС, их слабая взаимосвязь с заинтересованными государственными ведомствами Азии и российскими деловыми кругами в целом.

Распад СССР и образование в Центральной Азии новых независимых государств изменили очертания границ в регионе, и посему к середине 90–х гг. возникла необходимость придать многосторонний характер российско–китайскому переговорному процессу по вопросам границы, проходившему то тех пор на двусторонней основе. Это и произошло в Шанхае в 1996 г., где лидеры России, Китая, Киргизии, Казахстана и Таджикистана подписали Соглашение об укреплении мер доверия в приграничных районах. строительства мер доверия и обеспечения пограничного сотрудничества.

Преобразование «Шанхайской пятерки» в ШОС произошло в июне 2001 г. на встрече лидеров России, КНР, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и примкнувшего к ним Узбекистана. Главными целями региональной организации было объявлено укрепление всесторонней кооперации между странами–участницами по вопросам безопасности и обороны, а также в сфере внешней политики, экономики, культуры и т.д.

Преобразование организации ознаменовало собой превращение ее из довольно ограниченного международного инструмента по решению пограничного вопроса в коллективное средство обсуждения многоплановых проблем по всем аспектам многосторонних отношений.

Одним из основных направлений ШОС, является противодействие таким вызовам и угрозам, как международный терроризм, нелегальная транспортировка наркотиков, контрабанда оружия, нелегальная миграция и иная трансграничная противоправная деятельность.

Одним из наиболее значимых результатов Бишкекского саммита ШОС в июне 2002 г. стала разработка совместных подходов к предотвращению международного терроризма и экстремизма. В контексте роста нестабильности и напряженности потенциально взрывоопасной ситуации в Центральной и Юго–Восточной Азии принятые ранее соглашения получили новое наполнение в Шанхайской Конвенции по проблемам предотвращения терроризма, сепаратизма и экстремизма.

Основной задачей Конвенции провозглашено обеспечение правовой и практической базы для взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб стран–членов ШОС в сфере противодействия названным «трем злым силам», прежде всего в Центральной Азии.

На саммите в Санкт–Петербурге в июне 2002 г. состоялось подписание Соглашения по созданию региональной антитеррористической структуры (постоянного органа по усилению координации и взаимо действия спецслужб стран – членов ШОС в борьбе против терроризма, сепаратизма и экстремизма).

Декларация о создании ШОС утверждает открытость Организации для присоединения к ней третьих сторон, что свидетельствует о неприятии странами–участницами идеи регионального обособления и автаркии. К настоящему времени свой интерес к деятельности Организации продемонстрировали Региональный Форум АСЕАН, Индия, Иран, Пакистан, Шри–Ланка, Монголия и ряд других стран.

Сейчас ШОС – это пока единственный в мире постоянный интернациональный механизм с участием Китая, поставивший перед собой задачу противодействия международному терроризму, религиозному экстремизму и национальному сепаратизму на коллективном уровне. На наш взгляд, структуры, подобные ШОС, в геополитическом плане символизируют, стремление части мирового сообщества к созданию многополярного мира и, в определенной мере, являются признаком зарождения такового мира.

Киргизия, Узбекистан и Таджикистан по понятным причинам были вынуждены допустить базирование на своих территориях воинского контингента США. Однако эти государства не намерены поступаться своим суверенитетом. Это и побудило Узбекистан свернуть американское военное присутствие на своей территории в 2005 году. В России и КНР названные страны видят авторитетных гарантов своей независимости. С другой стороны, вытеснение Соединенными Штатами России и Китая с позиций доминирующих в регионе держав расширяет для центральноазиатских лидеров пространство для политико–экономического маневра относительно Москвы и Пекина. В этом контексте механизмы ШОС могут сыграть позитивную роль в плане поддержания оптимальных, коллективно управляемых рамок этого маневра.

ШОС не является блоковой, союзнической организацией. Она представляет собой международный инструмент для согласования направлений многостороннего сотрудничества. Как и любое диалектическое явление, процесс становления и развития ШОС не лишен и определенных трудностей. Одна из текущих проблем ШОС и заключается в том, что организация пока не имеет согласованной структуры и постоянных органов, поэтому не обладает полномочиями субъекта международных отношений. В перспективе, после окончательного оформления и организационного упорядочивания, ШОС вполне способна стать влия тельным международным институтом.

В Заключении подводятся итоги исследования.

На протяжении 1970-1980-х годов и вплоть до окончания "холодной войны в Восточной Азии поддерживался баланс сил между тремя великими державами Советским Союзом, Китаем и США. Однако распад СССР в начале 1990-х не только способствовал укреплению позиций Соединенных Штатов Америки в регионе в роли единственной глобальной сверхдержавы, привел к формированию в Восточной Азии нового баланса сил. Этот процесс проходит на фоне быстрого экономического роста стран региона и сопровождается увеличением военных расходов и неудовлетворенными национальными амбициями.

Силовой потенциал США в новой системе отношений в Восточной Азии уравновешивается только стратегической мощью КНР. Китай занимает прочные позиции в новой расстановке сил в Восточной Азии. В отличие от Японии, своего потенциального конкурента и соперника в регионе, он располагает собственными природными ресурсами, достаточными для того, чтобы самостоятельно поддерживать устойчивый экономический рост и обеспечивать стратегическую независимость. В новом балансе сил в Восточной Азии достаточно сильными позициями обладает Япония. Правда, в 90-е годы XX в. темпы ее экономического роста серьезно замедлились, однако накопленные в предшествующие периоды ресурсы позволяют ей сохранять за собой место ведущей экономической державы Восточной Азии и второй в мире, после США.

Она постоянно модернизирует свои силы самообороны, оснащая их самыми передовыми военными технологиями. В японских политических кругах все активнее обсуждаются вопросы пересмотра мирной Конституции 1947 года и отказа от трех неядерных принципов, что, в случае реализации этого плана, выведет Японию в число ведущих военных держав не только регионального, но глобального уровня".

Таким образом, в начале XXI века в восточной Азии возник новый расклад сил, при котором четко обозначились ведущие роли двух великих держав — Китая и Соединенных Штатов и второстепенные роли Японии, Южной Кореи и России. Проблема, однако, состоит в том, насколько противоречащими друг другу окажутся национальные интересы этих стран в региональной системе отношений, какие средства участники восточноазиатского "концерта" будут использовать для их реализации и какую внешнюю политику они будут проводить для поддержания стабильности и безопасности в этом стратегически важном районе мира.

В условиях, пока новая системы отношений в Восточной Азии еще окончательно не сформировалась, ряд стран региона хотел бы успеть решить оставшиеся еще с периода "холодной войны" территориальные проблемы. Такие проблемы в первую очередь существуют в отношениях между Китаем, Японией, Южной Кореей, Вьетнамом и странами АСЕАН по поводу принадлежности островов в Южно-Китайском море.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.