WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Поэтический осязаемый образ земли Б. Ахмадулиной содержит следующие немногочисленные характеристики, содержащие преимущественно пейоративную оценку: сырая, земля была безвидна и пуста, земли нагота, бездна земли. Например: Земли перекалялась нагота, / и горизонт вкруг города был розов, / Повергнутое в страх Бюро прогнозов / осадков не сулило никогда; Не страшно ли, / девочка диктор, / над бездной земли и воды / одной в мироздании диком / нестись, словно лучик звезды; Я каторгой учен. Я видел подлецов. / Но их в сырой земле ничем не наградили (Ахмад., 1, 244; 2, 97; 3, 22).

Как и в представлении славян, в языке поэзии авторов второй половины XX – начала XXI веков Матери-земле свойственны любые проявления, присущие человеку, что выявляется в синтагматических отношениях слова земля, в первую очередь с глагольными формами. Так она наделяется разумом, волей, способностью к проявлению различных чувств и эмоций. Лексические указатели репрезентируют различные поведенческие характеристики и проявления психо-эмоционального мира Матери-земли.

Во втором параграфе исследуется метафорика стихии ЗЕМЛЯ в поэтических текстах Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной с позиций семантики, контекста и функциональной направленности тропа.

Исследование лексики, репрезентирующей стихию ЗЕМЛЯ, с точки зрения функционирования ее в художественном тексте в данной работе предполагает прежде всего анализ семантики языковых единиц, особенностей лексической сочетаемости слов с целью выявления их образного потенциала. Именно в ткани художественного произведения происходит качественное преобразование содержания номинаций одной из эстетически значимых, ценностных доминант культуры, появление у них новых актуальных смыслов.

Анализ лексического значения репрезентантов стихийного первоначала ЗЕМЛЯ с точки зрения синтагматических отношений позволяет определить общие тенденции в создании языковой картины мира поэтами определенной эпохи, семантику художественных образов, а также дает возможность выявить специфические черты употребления языковых средств, особенности их организации и функционирования, присущие отдельной языковой личности.

Номинации стихии ЗЕМЛЯ в поэтической речи исследуемых авторов наиболее представлены в метафоре, сравнении и эпитете, причем метафора преобладает количественно. Если 62 % составляют прямые номинации стихии ЗЕМЛЯ, то на оставшуюся долю (38 %) переносных словоупотреблений приходится метафор – 14 %, эпитет и сравнение находятся в равных пропорциях – по 10 %, олицетворение, метонимия и другие образные средства составляют 4 %, что представлено в следующей диаграмме.

Диаграмма Образная реализация наименований стихии ЗЕМЛЯ в языке поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной Метафора 14% Сравнение 10% Прямое номинирование 62% Эпитет 10% В составе других образных средств 4% В процесс метафоризации в языке поэзии Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной вовлечены члены различных тематических групп, но в создании образной модели мира наибольшее предпочтение авторы отдают наименованиям, входящим в группу «Горные породы».

В ходе анализа лексического массива текста выявлено, что в произведениях указанных авторов в метафорический процесс вовлекается 56 лексем с минералогическим значением (Б. Ахмадулина – 16, А.

Вознесенский – 32, Е. Евтушенко – 29): золото – 43 (употр.), камень – 24, серебро – 24, глыба – 10, алмаз –8, изумруд – 10, жемчуг – 11, кристалл – 5, мрамор – 4, самородок – 5, сталь – 4, соль – 3, песок – 4 и др.

Единичные употребления (23 единицы): галька, бирюза, аметист, гранит, лава, нефрит, бронза и др.

Для реализации метафорического значения поэтами второй половины XX – начала XXI веков используются различные типы метафорического контекста, но преобладающим для индивидуально- авторской метафоры в художественных текстах Б. Ахмадулиной, А.

Вознесенского, Е. Евтушенко является контекст-бинарма. Например, позолота ряби (об окрасе перьев совы); каменья рассвета; пески рассвета; внушений залежь; (Ахмад., 2, 93, 135, 191;); скорлупа ироничности; жемчуга Вирсавии (о людях, получивших общее признание); бирюза кокошников; жемчужины луврских фаюмов; золото фирменных знаков (Вознес., 1, 164, 260, 372, 400); брильянты мира (все лучшее); пыль суеты сует; загорелый мрамор кожи; времени хитрый песок; позолота лба (Евтуш., 2, 49, 171, 239, 382, 498).

Наименования минералов, металлов и горных пород в поэзии исследуемых авторов используются для описания психо-эмоционального мира человека: с души отваливает камень; снимают…с сердца человеческого камень (Вознес., 2, 418, 417); я был среднее из воска и металла; металл во взгляде (Евтуш., 1, 102, 450); в целях лингвистического портретирования человека, а также для языкового выражения самоидентификации: два безвыходных агата (о глазах);

минерал зеницы (Ахмад., 2, 93, 285); самородки (о людях); мы – песчинки;

жемчужины глаз (Вознес., 1, 174; 2, 231, 387); глыба лба; я зарыл свой самородок (о близком человеке); алмазная россыпь (о людях); мы алмазы (Евтуш., 2, 148, 149,181, 320, 580); для описания абстрактных понятий:

алмазик бытия; кристаллы нежности; золото улыбок (Ахмад., 1,37, 176;

2,155); в стихе свобода и металл; (Вознес., 3, 51); медь ума; глыба грехов (Евтуш., 2, 69, 448; 3, 62); для описания объектов окружающего мира: вод серебро; текло водою серебро; злато дыни (Ахмад, 1, 276; 2, с. 222, 251);

золото омута; изумрудина огня (Вознес., 1, 90; 3, 331); серебряная россыпь голубей; рубины самолета (Евтуш., 3, 209, 244).

Как показывает проведенный анализ, члены тематической группы «Горные породы» широко используются для метафорического обозначения человека, моделирования его образа. Трансформации значений «минералогическая лексема человек» наиболее частотны в художественном дискурсе указанных авторов.

Минералогическая лексика (золото, медь, серебро, гранит, жемчуг, бронза, воск, сплав и т.д.) использовалась поэтами для создания метафорического образа и в начале XX века (А. Блок, В. Маяковский, С.

Есенин). Наиболее распространенными в метафорических контекстах были лексемы золото и медь (Туранина, 1999).

В поэтических текстах С. Есенина - это золото солнца, золото травы, золото лип; в поэзии А. Блока – золото ресниц, золото кудрей; у В. Маяковского – золото славян, наше золото – звенящие голоса. В художественных текстах А. Блока – это медь торжественной латыни; у В. Маяковского – грудь наша – медь литавр, по меди слов, баса медь, крови несмытой красная медь; в произведениях С. Есенина – степей твоих медь, осинника медь, осени медь, листьев медь, в волосах есть золото и медь.

Репрезентанты стихии ЗЕМЛЯ в поэзии Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной активно вовлекаются в метафорический процесс, что позволяет авторам создавать интенсивные и оригинальные поэтические образы. В ряде случаев метафоризация в текстах авторов единого временного периода являет собой пример классического образоупотребления минералогических обозначений, что позволяет говорить о продолжении традиций русских поэтов в создании художественной картины мира. Однако некоторые образные употребления языковых единиц с минералогическим значением отражают индивидуально-авторское осмысление реалий окружающего мира.

В третьем параграфе рассматривается функционирование единиц исследуемой стихии в поэтическом тексте в составе сравнений и эпитетов.

В лингвистической литературе существует ряд терминов для обозначения компонентов в структуре сравнения, например, тема и образ сравнения, предмет и объект сравнения и др.

Предмет сравнения в поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б.

Ахмадулиной представлен соматизмами, наименованиями живых существ, абстрактных понятий, объектов природного мира. Ср.: … на фоне дальней яхты на волне, / как хризантема, распустилась дама / вся в розовом, на белом скакуне (Евтуш., 2, 271); В жизни чувства сближены, будто сучья яблони, / покачаешь нижние – отзовутся дальние (Вознес., 2, 415); То гляну в окно: белизна без единой помарки, / то сумерки выросли, словно растения сада (Ахмад., 1, 246).

В качестве образов сравнения функционируют языковые единицы различных ТГ, включающих номинации стихии ЗЕМЛЯ, однако наиболее распространена лексика ТГ «Растения и другие растительные организмы», «Горные породы», «Части растений». Например, … и сверкали глаза цыганенка, словно краденный им антрацит (Евтуш., 2, 196); Пилы кружатся. Пышут пильщики. / Под береткой, как вспышки, - пыжики. / Через джемперы, как смола, / чуть просвечивают тела (Вознес., 1, 379);

Ночь разрасталась, как сирень, / и все играла надо мною / печали сильная свирель (Ахмад., 1, 232).

По структуре сравнительные конструкции являются простыми, построенными на установлении тождества между двумя предметами или явлениями по общему у них признаку.

В поэтических текстах исследуемых авторов сравнение, включающее земную лексику, имеет разнообразные способы выражения.

1. Синтаксические способы выражения:

- сравнительные обороты с союзами как, как будто, будто, словно, точно, чем, что. Например: Попробуйте купить Ахматову, / Вам букенисты объяснят, / что черный том ее агатовый / куда дороже, чем агат (Вознес., 2, 380); Они умели в жизни все уметь / (писали, правда, только закорюки), / тяжелые и темные, как медь, / ни разу не целованные руки (Евтуш., 2, 84); Просторней слово, чем окрестность: / в нем хорошо и вольно, в нем /сиротство саженцев окрепших / усыновляет чернозем;

(Ахмад., 2, 7).

- сравнительные предложения с союзами как, как будто, будто, например: А домик наш в три окошечка / сквозь холм в лесовых массивах / просвечивает, как косточка / просвечивает сквозь сливу; Где прежде так резво бежалось, / путь прежний мешает походке, / как будто магнитная залежь / притягивает подковки! (Вознес., 1, 180; 2, 168); Задремывает / обмякший муж, а тебе жалко жестковорсую, / затрепанную / его башку дурную, пыльную, шоферскую. / Нет, нет, - он добрый, не такой, / и гладишь ты его с тоской, / как будто вновь алмазы трогаешь рукой (Евтуш., 2, 163).

2. Морфологические способы выражения сравнения.

- творительный сравнения, когда репрезентанты земной стихии представлены в форме творительного падежа, например: Напрасно лайки перед волнами, / глазами рыская в тумане, / на днищах лодок перевернутых / лежали серыми холмами (Евтуш., 1, 374); К нам забредал Булат / под небо наших хижин / костлявый как бурлак / он молод был и хищен / и огненной настурцией / робея и наглея / гитара как натурщица / лежала на коленях (Вознес., 1, 91); Лиловой гроздью виснет сумрак (Ахмад., 1, 232).

3. Лексические, способы выражения идеи сравнения, отраженные во внутренней форме предлогов наподобие, подобно, вроде. Например: С глазами наподобие маслин, / в жабо воздушном, / у электроплитки / здесь, правда, третий лишний был – / Муслим, / но это не считалось – на открытке; В детях трущобных с рожденья умнинка: / надо быть гибким, / подобно лиане (Евтуш., 3, 119, 408); Есть церкви – вроде тыкв и палиц. / А Нерль прозрачна без прекрас (Вознес., 1, 352).

Как показывают наблюдения над фактическим материалом, состав сравнительного оборота, выражающего тождество между двумя понятиями, может быть представлен:

- одним компонентом (существительным): Оступилась, ты в ручей проваливаешься. / Валенки во льду, как валуны (Вознес., 2, 51); Но дворцы вранья, как скалы, / вы поставили парадно, / и газеты словно скальпы / с головы убитой правды (Евтуш., 2, 234); Таюсь, тянусь, претерпеваю рост, / вломлюсь птенцом, горячим, косоротым - / ловить губами воздух, словно гроздь, / наполненную спелым кислородом (Ахмад., 3, 41);

- двумя компонентами (существительное + прилагательное), например: Ты – не его и не моя. / Свобода – вот закон твой жесткий. / Ты – просто-напросто ничья, / как дерево на перекрестке (Евтуш, 1, 335);

Как цветы окаянные, / ночью пахнет тобой / красный бархат дивана / и от ручки дверной! (Вознес., 2, 46); Я, как старые камни, жива. / Дождь веков нас омыл и промаслил (Ахмад., 1, 194);

- трехкомпонентными структурами, например: Прости за черноту вокруг зрачков, / как будто ямы выдранных садов, - /прости!; Это имя раньше женщина носила. / И ей кто-то вместо лозунга «люблю» / расстелил четыре тыщи апельсинов, / словно огненный булыжник на снегу (Вознес., 1, 210; 2, 407); Движенье рук свежо и неумело. / Неопытность воскресшего Христа / глубокой ленью сковывает тело. / Мозг слеп, словно остывшая звезда. / Пульс тих, как сок в непробужденном древе (Ахмад., 1, 62).

В конструкциях с творительным сравнения образный компонент может быть представлен:

- существительным: Травят зайца!…/ Травля! Травля! Сквозь лай и гам. / И оранжевые кожухи / апельсинами по снегам (Вознес., 1, 144);

Очерчена золотом грудь. / Ребенок сосет глубоко… / Всем бомбам тебя не спугнуть, / когда ты даешь молоко (Евтуш., 3, 348); При свете лампы умирает / слепое тело мотылька / и пальцы золотом марает, / и этим брезгует рука (Ахмад., 1, 46).

- существительным и прилагательным: Помню, как после купания долгого / в опавших подушечках пальцы твои / опять расправлялись упругими дольками, / от солнца наполнившись и любви (Вознес., 3, 109);

Здесь читают стихи без актеров, актрис. / Парень. Чуб антрацитовой глыбой навис, / а в зрачках его темных, как пасмурный день, / проступает есенинская голубень (Евтуш., 2, 493).

Сравнения, спроецированные на стихию ЗЕМЛЯ, используются поэтами, в первую очередь, для передачи психологических и эмоциональных состояний, например: Душа моя, в стольком повинная, / бесчувственной быть перестав, / вновь делалась мягкою глиною / в невидимых женских руках (Евтуш., 2, 448); Я беру тебя на поруки / из неволи московской тщеты. / Ты – как роща после порубки, / ты мне крикнула: защити! (Вознес., 2, 208); Уже ты мыслишь о друзьях / все чаще, способом старинным, и сталактитом стеаринным / займешься с нежностью в глазах (Ахмад., 1, 63) Как показывает анализ приведенных контекстов, сравнения, включающие наименования стихии ЗЕМЛЯ, помогают авторам мастерски передать яркую палитру чувств и состояний человека: состояние эмоционального и духовного роста, чувство умиротворенности, ощущение беспомощности. В подобных словоупотреблениях в поэзии указанных авторов реализуется функция придания наглядности тем или иным явлениям, присущая исключительно сравнениям. Наглядность изображаемых явлений достигается за счет употребления в качестве образного компонента в структуре сравнения наименований, знакомых носителям русского языка.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.