WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 22 |

11. Осокин Н.А., 2003. История альбигойцев и их времени. - М.

12.История ересей: Сб. / Сост. А.Лактионов.- М., 2004.

13. Нагорный Г. П., 1975. Как верили предки. – М.

14. Шейнман М.М., 1977. Вера в дьявола в истории религии. – М.

15. Ли Г. Ч., 2001. Инквизиция. Происхождение и устройство. – М.

16.Карсавин Л.П., 1994. Мистика и ее значение в религиозности средневековья / Малые сочинения. – С-Пб.

17. Св. Франциск Ассизский, 1995. Сочинения. - М.

18. Мельвиль М., 1999. История ордена тамплиеров – С-Пб.

19. Бейджент М., Лей Р., Линкольн Г.,1997. Святая кровь и Святой Грааль.

- М.

20.Дударев С.Л., Лесина Т.Н., 2002. С крестом и мечом (очерки истории крестоносного движения). – Армавир 21. Шарпантье Л.,2003. Тамплиеры. – М.

22.Керов В.Л., 1986. Народные восстания и еретические движения во Франции в кон.ХIII-нач.ХIV вв. - М.

23. Ле Гофф Ж., 1997. Интеллектуалы в Средние века. – Долгопрудный 24.Добиаш-Рождественская О.А., 1987. Культура Западноевропейского Средневековья. Научное наследие./ Отв. Ред. Рутенбург В.И. – М.

25.Гуревич А. Я., 1989. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. – М.

26. Керов В.Л., 1994. Братья свободного духа // Вопросы истории, №10.

27.Федотенков Е.С., 1998. Идея теократического государства в трудах Августина Блаженного. /Религия и церковь в современном мире. Материалы православно-образовательных сочинских иннокентьевских чтений. – Армавир 28.Федотенков Е.С., 1998. Психология преступления в христианскофилософской концепции Августина Блаженного//Истоки российской духовности. Материалы региональной конференции преподавателей и студентов. – Армавир.

29.Федотенков Е.С., 1998. Политико-правовые воззрения Августина Блаженного в историографической традиции // Вестник СГУ, №15.

30.Григулевич И.Р., 1985. Инквизиция. – М.

31.Гарро А., 2002. Людовик Святой и его королевство. – СПб.

32.Плейди Дж., 2002. Испанская инквизиция. - М.

33. Арну А., 1995. История инквизиции. – СПб.

34. Ланглуа Ш.-В., 2001. Инквизиция. - М.

35.Ле Гофф Ж., 2001. Людовик IХ Святой. - М.

36.Садченко В.Н., 2005. Францисканский монашеский орден и его социально-религиозные функции (ХIII – первая половина ХV вв.)/ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук.- Ставрополь Впервые опубликовано: История и обществознание. Научный и учебнометодический ежегодник. IV. – Армавир, 2006. С.82-88 (соавтор – выпускница истфака Е.С. Шимохина) НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СТАВРОПОЛЬСКИХ УЧЕНЫХ ПО ИСТОРИИ ИТАЛИИ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ Продолжая практику наших выступлений по недавно защищенным диссертационным работам, что позволяет быстрее внедрять информацию о новых достижениях ученых в практику вузовского и школьного преподавания, посвящаем данную статью обзору двух исследований молодых ставропольских историков, представляющих научную школу видного медиевиста, д.и.н., проф. И.А. Красновой. Прежде всего, обратимся к кандидатской диссертации А.Б. Гордиенко "Проблемы богатства и бедности в общественной мысли Италии XIV – первой половины XV в."1. Заявленная тема диссертационной работы А.Б. Гордиенко является весьма актуальной для исследования. Проблемы бедности и богатства и отношения к ним являлись предметом интереса многих мыслителей начиная с периода поздней древности, но особенно в эпоху позднего средневековья и нового времени, что было связано с все более динамичным развитием простого товарного, а затем и капиталистического производства. Не был утрачен интерес к этим проблемам и в XX в., ни за рубежом, ни в нашей стране, приобретя для России с конца прошлого столетия особый оттенок в связи с включением ее в рыночные, капиталистические отношения. Ныне вопрос о том, каково должно быть отношение наших граждан к бедности и богатству, по какому пути должна идти эволюция этики труда, остро стоит на повестке дня. Не останавливаясь на характеристике вводной части работы, перейдем сразу к ее содержанию.

Глава 1 "Роль земной жизни и труда в обществе итальянских городов-государств XIV – первой половины XV в." посвящена анализу разработки проблемы активной и созерцательной жизни ("vita attiva", "vita contemplativа" – итал.) в общественной мысли Италии исследуемого периода, изучению процесса реализации идеалов активной жизни в повседневной практике жителей городов-государств, и рассмотрению вопроса о свободе воли представителей городского социума ренессансной Италии, вовлеченных в деловую активность и формировавших светские представления о труде.

В данной главе автору удалось проследить генезис установок средневекового общества от негативного отношения к земной жизни к признанию ее ценности, выделить несколько этапов в развитии взглядов представителей гуманизма конца XIV – первой половины XV в. на проблемы активной и созерцательной жизни. В первом параграфе устанавливается, что качественно новое понимание этих проблем становится возможным в условиях гражданственной активности в период расцвета Флорентийской республики, ее наиболее интенсивного экономического роста. Этика гуманистов ярко выявляется на примере развиваемых ими идей общественного служения, в рамках которых служение родине, слава фамилии и добродетельная жизнь выступают в нерасторжимом единстве.

Исследования А.Б. Гордиенко позволяют убедиться в преемственности идеалов гуманистов и их предшественников – героев римской истории, граждан античных полисов, которые ставили интересы своих городов-государств выше личных.

Вместе с тем молодому ученому удалось продемонстрировать принципиально важный момент, связанный с тем, что выработка среди гуманистов понимания активной жизненной позиции ведет их к переосмыслению идеи загробного воздаяния и спасения души, ибо их, прежде всего, волнует земное признание.

Как мы увидим ниже, эта ситуация ведет гуманистов, а также представителей купеческого мира в сферу рационалистического обоснования новых ценностей и практического переосмысления старых с все меньшим участием сотериологических мотивов.

Впрочем, одновременно А.Б. Гордиенко выясняет существенное отличие в понимании "vita attiva" (активная жизнь) гуманистами и купцами, показывая, что купцы, чье сознание было гораздо ближе к народной религиозности, больше подвержены "комплексованию" и желанию "замолить" свою деятельность.

Подобные настроения были свойственны и для купечества других стран2.

Авторские рассуждения, представленные во втором параграфе первой главы, указывают на то, что важной составной частью этических представлений, мощным побудительным стимулом формирования новых подходов к действительности было изменившееся отношение к труду. Параграф ценен предложенной картиной развития этики в период средневековья с акцентом на углубленное исследование изменений взглядов гуманистов и купечества на проблему труда. А.Б. Гордиенко выясняет, что гуманисты смотрят на труд и как на преобразующий личность процесс и общественно полезное занятие. Купцы более утилитарны в своем подходе к труду, как источнику прибыли и опыта деловой репутации. И все же ни те, ни другие, как помогает понять работа Гордиенко, не приблизились к пониманию труда как призвания, поскольку у них в арсенале были только мирские, рациональные средства понимания труда, а указанное понятие было выделено в следующем столетии с ведущим участием протестантской религии. Католицизм же, как явствует из диссертации, приспосабливаясь к меняющейся обстановке и рефлексируя на имеющиеся реалии, не играл ведущей роли во внедрении в общественное сознание рождающихся ценностей в соответствующей "упаковке". Это весьма наглядно видно в третьем параграфе, в котором автор приходит к интересному выводу о том, что "представители клира теперь не задают тон в дискуссии о роли Фортуны в человеческом существовании".

Напротив, роль судьбы в жизни человека рассматривается и гуманистами и купеческой прослойкой, в качестве мощного фактора, взаимоотношения с которым больше зависят от практических способностей человека, чем взаимоотношения с Богом. Более того, уже в чем-то предвосхищая кальвинизм, но без участия сотериологии, делаются выводы о том, что сильная личность должна закаляться под ударами судьбы.

В главе 2 "Восприятие богатства и бедности в трактатах итальянских гуманистов и записках ремесленников и купцов" рассматривается вопрос об отношении в городском сообществе Италии раннего Возрождения к материальным благам, как важному фактору мирского существования.

В первом параграфе анализируются взгляды гуманистов на роль материальных благ в жизни человека. Как и в предыдущей главе, сильной стороной работы и здесь является желание автора продемонстрировать не только этапы развития воззрений на этот аспект изучаемой проблемы в период раннего Возрождения, но и связать его с общим направлением генезиса средневековой мысли. Автор наглядно показывает, как происходит отход гуманистов от церковно-аскетического понимания материальных благ, десакрализация добровольной бедности и в то же время выявляет то, что отношение к богатству в гуманистической среде, в конечном счете, не утрачивает, все же, своего морализаторского, нравственного оттенка, будучи связанным с представлениями о всесторонне развитом человеке и идеальном обществе. Купцы и здесь полярны, мечась между стяжательством и приступами покаяния. Это еще раз показывает, что им и в Италии, в отличие от их гораздо более продвинутых в образовательном отношении соотечественников, не хватало, все же, твердых и однозначных обоснований своего стремления к наживе в изучаемый автором период.

Во втором параграфе, в развитие обозначенных выше подходов, рассматриваются конкретные парадигмы поведения светских интеллектуалов и деловых людей в отношении жажды наживы и проявлений альтруизма. Яркий материал, привлекаемый А.Б. Гордиенко, позволяет увидеть, что те или иные гуманисты, в том числе, весьма видные, вовсе не были чужды жажды обогащения и стяжательства, в том числе, и на межличностном уровне, хотя таковые и не были результатом предпринимательской или купеческой деятельности. Это указывает на своеобразное "обуржуазивание" гуманистической прослойки Италии. Впрочем, это явление связывается с автором с их специфическим самоутверждением через интеллектуальную деятельность (как способ самореализации в материальном плане) и стремление к самоценности таковой.

Вообще же, в диссертации А.Б. Гордиенко (и это, безусловно, ее серьезное достоинство) гуманисты, впрочем, как и купцы, предстают реальными, живыми людьми, со своими достоинствами и недостатками, страстями, определенными стереотипами поведения, присущими для того времени. Для них были свойственны и проявления альтруизма, который нехарактерен для купечества, где вновь мы видим разрыв между трезвым расчетом и покаянными настроениями. Интересна попытка автора проследить внутригрупповые отношения в среде гуманистов, неоднократно декларируемая в работе. Впрочем, она имеет тезисный характер и требует своего дальнейшего развития.

Третий параграф второй главы посвящен рассмотрения представлений об успехе и неудаче в обществе городовгосударств ренессансной Италии. Эти представления, как и рассмотренные выше, вновь позиционируются автором в их историческом развитии и тесной взаимосвязи с идеей смысла земного существования вообще. Диссертант выявляет, что понятие успеха связывается гуманистами "с самореализацией человеческих возможностей, которая дарует признание в обществе и делает бессмертным имя знаменитого человека через сохранение исторической памяти". Здесь автор попутно выходит на стык своей темы с другой очень важной темой – "человек в истории в представлениях гуманистов", что прослеживается и выше, в первой главе в ходе анализа творчества Л.Б. Альберти.

По сути дела, отношение к успеху является, как выяснил автор, своеобразной калькой рассмотренного выше понимания "vita attiva" и "vita contemplativа", ибо в качестве показателей достижения успеха называются "честно приобретенное богатство, значительное свидетельство службы на общественной должности, происхождение из знатной флорентийской семьи"3.

Идеи полезности обществу и отрицательное, в целом, отношение к неправедному нажитому богатству не позволяли, все же, гуманистам встать на путь решительного оправдания стяжательства и успеха любой ценой. В городской же купеческой среде финансовая состоятельность, как отмечается А.Б. Гордиенко, является для купца свидетельством Божественного расположения, венцом его усилий. Важное достижение автора заключается здесь, на наш взгляд, в том, что, он показал, как итальянские купцы, опираясь на свою рациональную практику, вплотную приблизились к идеям кальвинизма при переосмыслении сотериологических упований "по-католически". Более того, автор показывает, что опасность финансового банкротства была для них гораздо более устрашающей, нежели страх загробного воздаяния. И все же, купечество и в указанном вопросе вновь не свободно от влияния идеала святой бедности. Именно этот дуализм ментальных установок купеческой среды указывает на то, что ее представители еще одной ногой стояли в средневековье.

Решительно преодолеть тяготившую ее двойственность нарождающаяся буржуазия смогла лишь в ранее новое время.

Предпринять такой прорыв с помощью представителей католицизма, как убедительно выяснил А.Б. Гордиенко, не представлялось возможным – они, в определенной степени примиряясь с реальностью, продолжали оставаться на позициях средневекового аскетизма. Не случайно, по мнению нашумевшего своей концепцией "конца истории", американского историка японского происхождения Ф. Фукуямы, путь католических стран к капитализму и демократии был более долгим4. Впрочем, еще Л. Брентано указал на недооценку роли католиков в развитии капитализма в некоторых европейских странах5.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.