WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 22 |

В рамках этого феномена религиозные установки (в условиях отсутствия наций) устанавливали доминанту над локальными географическими и этническими общностями и связями. Даже в XIII в., когда движение на Восток идет на спад, глава ордена доминиканцев Гумберт Романский учил, что настоящий рыцарь должен смотреть на страну, где жил Спаситель, как на свою истинную отчизну, и ради нее без колебаний порывать даже со своей семьей, как советует Евангелие [Перну Р., 2001. С.187]. Впрочем, мы бы покривили душой, если бы не привели мнение Ж. Ле Гоффа о том, что причиной отсутствия привязанности к родному дому, земле и т.п. в XI-XIII вв. была условная земельная собственность.

Оттого-то норманнские сеньоры, немецкие рыцари, феодалы Иль-де-Франса, выступившие против альбигойцев, «крестоносцы всех мастей» легко покидали родину, «потому что вряд ли она у них была» [Ле Гофф Ж., 1992. С.127].

Это суждение в чем-то созвучно с наблюдением В.В.

Емельянова, для которого « у франков нет ничего, кроме желания денег, власти и славы. Но в этом и их сила. Они идут в неведомое, стремятся к новому и готовы не возвращаться назад, потому что мир позади не имеет для них большой цены. Их путешествие – большая прогулка в инобытие, может быть, даже в некоторое преддверие будущего рая. Такова цивилизация западных христиан. Ведомые авантюрным духом, они не хотят возвращаться домой» [Емельянов В.В., 2004. С.11]4.

Еще одно обстоятельство хотелось бы оттенить особо.

Крестовые походы, ситуация вокруг них, и положение, которое складывалось в Святой Земле в XI-XIII вв., являются своеобразным «зеркалом» тех процессов, которые шли в Западной Европе в тот период. Ярчайшей чертой социальнополитической ситуации в Европе того времени была феодальная раздробленность и упадок королевской власти. Во Франции XI в.

она была свершившимся фактом, который веско подтвержден одними учеными (Ж.Ф. Лемаринье) и принят другими (Ж.Дюби) [Дюби Ж., 2000. С.112]. Тем не менее, французский король был, все же еще, опасным соперником, которого папа стремился нейтрализовать (см. выше), дальновидно пытавшимся составить конкуренцию Вильгельму Завоевателю, заложившему основы двуединого государства, ставшего прообразом «империи Плантагенетов».

Подминая под себя светскую власть, папы открыто делали ставку на феодальную знать и дворянство, стремясь направить кипучую пассионарную энергию тех, «кто в былые времена сражался против братьев и сородичей», во вне Европы [Перну Р., 2001. С.32-33]. Как ни парадоксально, но именно фактор феодальной раздробленности способствовал созданию общехристианского самосознания и христианского суперэтноса через интегрирующее начало католицизма, церкви и папства и дал наивысший эффект в начале крестовых походов в отношении массовости участия в них представителей разных стран Западной Европы. Но, возвращаясь к началу нашей статьи напомним, что опорой, базой будущих латинских государств на Востоке стали французы, «франки». Причиной этого было начало бурного расцвета «классического феодализма» во Франции. Рост экономического и людского потенциала Франции прекрасно понимали папы XI в., прежде всего, Урбан II. Поэтому именно из Франции, а отнюдь не из Южной Италии, и раздался призыв идти воевать на Восток.

Но чисто феодальный характер крестоносного движения и латинских государств на Востоке и стал, в конце-концов, причиной их крушения. Прекрасно сказано Гегелем: «Было основано Иерусалимское королевство, и в нем целиком введена ленная система, которая, конечно, оказалась при борьбе с сарацинами наихудшим государственным строем, который можно было придумать» [Гегель Г.В.Ф., 2002. С.306]. Даже, когда земля уже горела под ногами крестоносцев и дни их владений на Востоке были уже сочтены, они продолжали неистово сражаться между собой (война Святого Саввы 12561258 гг. в Акре между генуэзцами и венецианцами, в которую с разных сторон вмешались госпитальеры, тамплиеры и др.) [Морисон С., 2003. С.94]. Участие же королей во II и III походах привело лишь к обострению противостояния внутри крестоносных войск (наиболее яркий пример – острое соперничество Филиппа II Августа и Ричарда Львиное Сердце) [Кесслер У., 1997. С.131-239]. Попытка же Фридриха II установить свой контроль над Бейрутом, получить оммаж от феодалов Антиохии и Триполи, провалилась, несмотря на овладение Иерусалимом в результате компромиссного договора с султаном Аль-Камилем [Перну Р., 2001. С.239-243]. Время королей-централизаторов в самой Европе еще не пришло, а их наступательные действия внутри своих стран заставляли даже самых ярых сподвижников крестоносных венценосцев забывать о целях «священной войны» на Востоке и оставаться дома5.

Впрочем, вновь необходимо вспомнить о духовном факторе, который был все время переплетен с материальным началом. В известных нам работах авторитетных исследователей крестовых походов, увы, никто так и не обратил внимания на следующее рассуждение Гегеля. Приведем его с сокращениями.

«У этого гроба (Святого гроба – Авт.) христианские народы еще раз получили тот ответ, который услышали апостолы, когда они искали тело Христа: «Что вы ищете живого между мертвыми.

Его здесь нет: Он воскрес». Вам следует искать принцип вашей религии не в чувственном, не в гробе у мертвецов, а в живом духе, в вас самих… Христианство нашло пустой гроб, а не связь мирского и вечного, и поэтому потеряло Святую Землю… Таким образом, мир приходит к сознанию, что человек должен искать этого духовного начала, которое по своей природе Божественно, в самом себе… таков был абсолютный результат крестовых походов, и с тех пор начинается эпоха доверия к собственным силам, самодеятельности. У гроба Господня Запад навсегда простился с Востоком и понял свой принцип субъективной бесконечной свободы. С тех пор христианство никогда не выступало как единое целое» [Гегель Г.В.Ф., 2002. С.307].

Во многом благодаря той духовной эволюции, которая произошла за двести лет крестовых походов в сознании европейцев, они перестали стремиться на Восток для спасения через паломничество, принесения себя в жертву, приобретение чудесных реликвий и т.п. и нашли Бога внутри себя. Поистине, наконец-то тем, кто стремился в святые земли, все больше становится понятен смысл слов: «Быв же спрошен фарисеями, когда придет Царство Божие, отвечал им: не придет Царство Божие приметным образом, и не скажут: «вот, оно здесь», или:

«вот, там». Ибо вот, Царство Божие внутри вас есть» (Лук., 17, 20,21).

То, что крестоносное движение на Восток выдохлось к концу XIII в., обусловлено, конечно же, и материальными причинами. Экономические и политические реалии в Западной Европе через два столетия после начала походов сильно изменились. У европейцев теперь хватало дел у себя дома, как в области экономики, так и в области политики. Бурный прогресс производительных сил, дальнейшее развитие и рост городов, товарных связей между городом и деревней, сельского хозяйства («внутренняя колонизация», ликвидация барской запашки), демографический подъем – привели к тому, что в конце XIII – XV в., как полагали некоторые отечественные ученыемедиевисты, Европа обогнала Азию и страны Мгриба. В Европе, вставшей на путь возникновения централизованных монархий, разорвавших однородное в своей мозаичности феодальное политическое поле Европы (недаром Ж. Ле Гофф писал: «Королевская власть всегда оставалась немного чуждой средневековому миру») [Ле Гофф Ж., 1992. С.288], стали складываться основы прединдустриального общества.

Крестовые походы, на начальном этапе выступавшие в качестве «военно-интегративной экспансии» европейцев [Дударев С.Л., 2001. С.12], все больше превращались в чисто завоевательное предприятие, постепенно утратив основу для духовной интеграции европейцев под руководством папства, в истории которого вновь начинаются времена упадка.

Современники походов все чаще скептически отзываются об этих военно-религиозных экспедициях. Грянувшая в XVI в.

Реформация покончила и с христианской республикой ученых, о которой мечтал Эразм Роттердамский. Наступали времена, когда параллельно с интеграцией по религиозному признаку возникали и союзы чисто политического свойства, в рамках которых соединялись противники, которых ранее трудно было представить вместе, например Франциск I и глава «правоверных» – турецкий султан [История Европы.

1993.С.401]. Впрочем, ростки таких альянсов возникали еще в XI-XII вв. Но это тема уже другого исследования.

Примечания Разве не близок папам XI века скончавшийся недавно римский понтифик Иоанн Павел II, который посетил многие страны мира, стремясь, таким образом, к установлению единения католиков всего мира «Иерусалим – «основание мира» [Новый завет, 1998].

У Р. Манселли речь идет о появлении после 1000 г. самой христианской цивилизации [Материалы, 1980].

Впрочем, монолитность христианского суперэтноса вряд ли стоит абсолютизировать. Р. Перну пишет о том, что во время Первого похода в лагере крестоносцев-крестьян, где между собой между собой постоянно сталкивались ломбардцы, немцы и французы, «национальные различия быстро привели к возникновению распрей» [Перну Р., 2001. С.42]. Приведем и еще один яркий факт, который указывает на то, что внутренние противоречия в стане католиков вели, порой, к фактическому отрицанию самих крестовых походов, а значит, и ставили под сомнение единство христианского мира даже в кульминационный XI в.. В 1096 г. крестоносцыфранцузы, прибывшие в Рим были потрясены тем, что почти вся базилика св.

Петра оказалась в руках сторонников анти-папы, которые выбросили из алтаря подношения пилигримов и закидали их камнями [Дуглас Д., 2003.

С.32].

Жан де Жуанвиль отказался отправиться во второй раз с Людовиком IX в крестовый поход, заявив: «Пока я был за морем, сержанты короля Франции и Наварры грабили и разорили моих людей. И если я не останусь, чтобы защищать их, то оскорблю Господа, который все сделал, дабы спаси свой народ» [Перну Р., 2001. С.188]. Как видим, в представлении видного крестоносца XIII в., остаться дома и защищать свои владения и людей – дело более богоугодное, нежели заморский вояж в защиту веры.

Библиография Виппер Р.Ю., 1996. История средних веков. Курс лекций. – Киев.

Виймар П., 2003. Крестовые походы. – СПб.

Гегель Г.В.Ф., 2002. Христианство и Реформация. Из лекций по философии истории (I-VII) и истории философии (VIII) (1821-1831) // Мартин Лютер.тезисов. – Спб.

Гергей Е., 1996. История папства. – М.

Даркевич В.П., 2005. Аргонавты средневековья. – М.

Дуглас Д., 2003. Норманны: от завоеваний к достижениям. 1050-1100. – СПб.

Дударев С.Л., 2001. Учебная программа «Основные этапы всемирной истории». – Армавир.

Дударев С.Л., Лесина Т.Н., 2002. С крестом и мечом (очерки истории крестоносного движения). – Армавир.

Дударев С.Л., 2003. Методические заметки по истории, Вып. III. – Армавир.

Дударев С.Л., 2004. Методические заметки по истории. Вып.IV. – Армавир.

Дюби Ж., 2000. История Франции. Средние века. От Гуго Капета до Жанны д’ Арк. 987-1460. – М.

Емельянов В.В., 2004. Предисловие к книге: Шамдор А., 2004. Саладин:

благородный герой ислама. – СПб.

Заборов М.А., 1980. Крестоносцы на Востоке. – М.

История Европы. 1992. История Европы. Т.2. Средневековая Европа. – М.

История Европы.1993. История Европы. Т.3. От средневековья к новому времени (конец XV – первая половина XVII в.). – М.

Кесслер У., 1997. Ричард I Львиное Сердце: Король. Крестоносец.

Авантюрист. – Ростов/нД.

Ле Гофф Ж., 1992. Цивилизация средневекового Запада.- М.

Лозинский С.Г., 1986. История папства. – М.

Материалы, 1980. Материалы реферативного сборника «Идеология феодального общества в Западной Европе: проблемы культуры и социальнокультурных представлений средневековья в современной зарубежной историографии». – М.

Мельвиль М., 2004. История ордена тамплиеров. – Спб.

Морисон С., 2003. Крестоносцы. – М.

Неусыхин А.И., 1974. Проблемы европейского феодализма. – М.

Новый Завет, 1998. – Анахайм.

Перну Р., 2001. Крестоносцы. – Спб.

Шамдор А., 2004. Саладин: благородный герой ислама. – СПб.

Впервые опубликовано в: Проблемы всеобщей истории. Вып.10. – Армавир, 2005. С.52-63.

АЛЬБИГОЙСКАЯ ЕРЕСЬ И ПЕРВАЯ ИНКВИЗИЦИЯ ХIII век фокусирует в себе все наиболее характерные проявления западноевропейского средневековья. Это столетие - своеобразный временной экватор, в рамках которого сумели развиться и приобрести рельефные контуры политикоэкономические, социальные и идеологические реалии средневековья, выраженные при этом в максимально чистой форме, поскольку трансформации нового времени еще не успели оказать на них сколько-нибудь существенного воздействия. В ХIII столетии, таким образом, сосредоточились все типичные стороны средневековой жизни и именно поэтому «этот век имеет право называться наиболее важным в развитии европейской цивилизации»1. Более того, ХIII столетие представляется одной из вершин средневековой синусоиды, особенно заметной на фоне кризисных явлений ХIV века. Как писал по этому поводу Ж. Ле Гофф, «христианский мир на рубеже ХIII-ХIV вв. не просто остановился, но съежился»2.

Однако, именно к ХIII веку относится первая крупная угроза социально-политической стабильности, угроза, выросшая на исконно средневековой почве религии. Католицизм, это мощное орудие духовного княжения (как впоследствии скажет в целом об идеологии Макиавелли), являлся подлинным выражением духа Средневековья, артерией, в той или иной степени определившей все стороны его общественнополитического бытия. «В феодальном обществе…оно (христианство) выполняло роль идеологического интегратора»3.

Религия конструировала средневековое общество, идеологически оформляла его существование, наделяла власть сакральными мандатами, определяла стратегию дальнейшего развития и, что представляется наиболее важным в плане этатизма, обуславливала цивилизационную связь населения через сверхобъект – христианского Бога. Применительно к западноевропейскому средневековью этот сверхобъект имел конкретную, весьма могущественную эманацию – католическую церковь.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.