WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 22 |

Быстрыми темпами шло имущественное и социальное расслоение крестьянства. В XVI – первой половине XVII в. с одной стороны, выделялась зажиточная верхушка: т.н. «крепкие хозяева», фермеры-арендаторы и пр., использовавшие наемный труд. С другой стороны, в результате прямой или косвенной экспроприации размывался слой среднего крестьянства, которое лишалось средств производства и шло работать по найму, либо превращалось в бродяг.

Эволюция сельского, но особенно городского населения – купцов, ремесленников, прослойки городских интеллектуалов (юристов, врачей, преподавателей университетов и пр.) в конечном счете, привела к возникновению новой социальной структуры и появлению таких слоев (а в будущем и классов) как буржуазия и предпролетариат.

Буржуазия происходила, прежде всего, из городской торгово-ростовщической и ремесленной верхушки. Термин «буржуазия» (от фр. «bourgeoisie») происходит от слова, которым в средние века называли жителей города – бурга, т.е.

горожан. В процессе исторического развития значение термина изменилось, и им стали называть класс, который владеет денежными богатствами и средствами производства, и эксплуатирует наемный труд. В класс буржуазии помимо купечества и цеховых мастеров входили чиновная бюрократия, высший слой интеллигенции, часть дворянства, занявшаяся предпринимательством, верхушка крестьянства. На первой стадии своего развития буржуазия развивалась в условиях политики протекционизма и имела двойственную природу, поскольку оставалась в целом частью политически и юридически неполноправного третьего сословия. Молодая буржуазия была очень нерешительной, даже трусливой. Она боялась народа, не будучи уверенной в том, что ей удастся справиться с ним, подчинить его себе. Долгое время буржуазии не удавалось выдвинуть из своей среды влиятельных политических лидеров – ей не хватало опыта государственного строительства, сотрудничества в органах государственной власти. Даже в условиях буржуазных революций буржуазия долго еще звала в руководители дворянство и знать. Поэтому в течение длительного времени буржуазия мирилась с абсолютизмом, довольствовалась плодами политики протекционизма, «аноблирования» и третьими ролями в обществе. Но постепенно могущество буржуазии росло и в наиболее передовых странах того времени она обрела свою «готовую боевую теорию» – кальвинизм (Швейцария, Нидерланды, Англия). Буржуазия стала превращаться из «класса в себе» в «класс для себя». С этого времени абсолютизм начинает прибегать к политике ограничения и подавления буржуазии. Здесь-то и наступает вторая фаза в развитии буржуазии, когда она складывается в класс и ниспровергает феодализм и монархию, для того, чтобы создать новое буржуазное общество.

Пролетариат прошел долгий путь развития и стал классом лишь с момента появления фабричного производства. До этого момента можно говорить о предпролетариате (Ф. Энгельс), состоявшем из самых разных слоев: цеховых подмастерьев и учеников, мелких горожан и ремесленников, эксплуатируемых скупщиками-раздатчиками, экспроприированных крестьян и пр.

Наиболее «продвинутой» частью названного конгломерата были мануфактурные рабочие. Вся эта масса, подвергшаяся в ходе процесса ПНК безжалостной маргинализации, не была классом и не обладала своей идеологией. Еще в начале XIX в., когда уже возник фабричный пролетариат, он и тогда все еще не имел собственного учения. В то время последователи некоего англичанина Недда Лудда, жившего в XVIII в., прозванные за это луддитами, видели корень своих бед в машинах и поэтому ломали их. Во Франции такие прецеденты случались и еще позднее (в Лионе). Отсюда видно, что пролетариат (а что уж говорить о предпролетариате!) долго еще был классом в себе.

3.Особенности духовного развития аграрного общества.

Реформация церкви в Европе в раннее новое время, ее истоки и особенности в различных странах.

В начале раннего нового времени сознание широких народных масс, как и в средневековье, было религиозным.

Доминирующее положение в обществе, по-прежнему, занимала католическая церковь, которая контролировала все сферы жизни человека. Существовавшие социальные и политические институты были легитимизированы церковью. В глазах подданных король был наделен властью самим Богом. Поэтому восстания при королевском режиме по большей части были направлены не против короля, а против его «плохих» советчиков и чиновников, дворян-притеснителей. Бытовала вера в сверхъестественные способности королей, например, по существовавшей во Франции традиции считалось, что король своим прикосновением может излечивать от скрофулеза (золотухи). Поэтому короли были объектами культа и пользовались широчайшей поддержкой в народе, который, как правило, был настроен промонархически.

Но наряду с официальной религией, как и в средневековье, существовала и «народная религия», тесно связанная с народной культурой. Сознание людей, несмотря на их принадлежность к католицизму, было во многом еще пронизано магизмом – верой в видения, заклинания, пророчества, черную и белую магию, порчу и т.п., которыми можно было пользоваться для того, чтобы, якобы, добиться урожая или погубить его, наслать болезнь на скот, причинить какой-либо вред человеку (бесплодие, импотенция и пр.), причем способностью к этим занятиям в народном сознании наделялись чаще всего «ведьмы».

Отнюдь не исчезла вера в духов, волшебников, троллей, эльфов и т.п. Иначе говоря, человек того периода был подвержен суевериям. Причем это следует сказать не только о простых необразованных крестьянах или горожанах, но и о тогдашней интеллигенции. Л. Февр приводит яркий пример того, как один квалифицированный врач XVI в. проводя, выражаясь нашим языком, судебно-медицинскую экспертизу, был удивлен, как это из трупа убитого не начала течь кровь в присутствии предполагаемого убийцы. Ведь этот признак тогда считался самым верным доказательством виновности. А один из виднейших юристов и, так сказать, политологов того времени, впервые обосновавший понятие «государственный суверенитет» и убежденно отстаивавший абсолютизм как наилучшую форму правления, один из оригинальных и могучих умов эпохи, сумевший, между прочим, еще задолго до Гамильтона связать рост дороговизны в Европе с притоком драгоценных металлов из Америки, француз Жан Боден написал труд «Демономания колдунов» - одно из одиозных сочинений эпохи.

Подобные воззрения были тесно связаны с другими проявлениями народной культуры – праздниками урожая, календарными празднествами, карнавалами со всевозможными ряжеными, танцами и т.п., когда имели место и элементы заклинания. Эти праздники оказывали большое влияние на общественную жизнь. Они противостояли коллективным страхам, вызываемым эпидемиями, голодным годами, войнами, представлениями о кознях дъявола, ожиданием Страшного суда и т.п. Таким образом, они давали выход социальной напряженности и обеспечивали возможность противостоять превратностям повседневного существования. Эти праздники со временем стали вызывать все больше недовольства у светской и особенно, духовной, верхушки как своей связью с «язычеством» и «демонизмом», так и тем, что в народной культуре присутствовали элементы насилия и эротики – кулачные и петушиные бои, определенная символика и содержание в песнях, играх и пр. – присущие для многих культур населения мира. Социальные верхи начинают переходить к активному подавлению народной культуры, что весьма ярко выразилось в таком знаменитом феномене, который уже упоминался в теме 5, как преследования «ведьм». Историография этой интересной и сложной проблемы в основных чертах изложена нами в «Методических заметках по истории», вып. 2 (Армавир, 2000.

С.27-37). Отсылая студентов к этой работе, а также целому ряду других новейших публикаций (работы Н. Бессонова, У. Монтера, Р. Мюшембле, сборник «Бич и молот. Охота на ведьм» и др.) заметим, что период наиболее интенсивной «охоты на ведьм» приходится именно на эпоху раннего нового времени, особенно XVI-XVII вв. В эту переходную эпоху (а именно так она и понималась современниками, например, тем же Ж. Боденом) поиск ведьм, по существу, превратился в поиск «козла отпущения» [В качестве такового выступали не только женщины (чаще всего красивые), но и мужчины (причем самых неожиданных профессий, например, демобилизованные солдаты); не только бедняки-маргиналы, но и богатые люди с положением в обществе (бургомистры и др.)] для людей, которые теряли привычные социальные, жизненные ориентиры, тем более в обстановке резкого роста эсхатологических настроений, очередного ожидания конца света. Как писал замечательный голландский историк и философ Й. Хайзинга:

«Призыв «memento mori» [«Помни о смерти» (лат.)], пронизывал все ее / этой эпохи – С.Д./ наличное существование». Собственно, сами эти ожидания также не удивительны на переломе времен.

Эсхатологические ожидания, как полагает ряд специалистов, особенно зарубежных, послужили одним из сильных стимулов к Реформации церкви (reformatio – лат.

преобразование), которая в сложившейся обстановке стала императивом общественного сознания.

Разумеется, это была не единственная (и отнюдь не самая главная) причина Реформации, которая была подготовлена всем предшествующим развитием западноевропейского общества и католической церкви. Кризис церкви и папства, как известно, начался задолго до 1517 г., т.е. выступления М. Лютера со знаменитыми 95 тезисами, от которого и ведет свой отсчет европейская Реформация. Он был связан как с политическими, социальными, так и духовными причинами.

В XIII-XV вв. в Западной Европе происходил процесс возникновения сословно-представительных монархий, что ознаменовало собой начало политического обособления европейских народов в своих национальных государствах. С конца XV в., как мы уже выяснили выше, в Европе начал складываться абсолютистский тип монархии, что вывело суверенизацию на более высокий уровень. Возникновение суверенных государств не могло не привести к обособлению европейских народов в своих национальных церквах, что является выражением культурного обособления, являющегося необходимой стороной суверенизации. Тем более, что для этого уже существовали необходимые предпосылки, вызревавшие как «сверху», так и «снизу». Так, французская монархия уже с XIIXIII вв. вела политику по созданию такой модели взаимоотношений с папством, которая, не порывая с ним, привела бы к установлению необходимого контроля французской короны над «своей» церковью, ее землями, доходами, церковным аппаратом, что и удалось ей, в конце концов, осуществить в 1516 гг. (Болонский конкордат). Кроме того, в ряде церковных округов Франции уже с конца XV в. по инициативе монархии шла определенная перестройка католического культа, которая повышала доверие верующих католиков к церкви и священнослужителям. Одновременно, в церковных приходах проявлялась «низовая инициатива» по изменению управления приходом.

В Чехии же, как известно, имел место путь «снизу», который привел к созданию национальной чешской церкви в результате гуситской революции.

Но подготовка Реформации шла не только в политической и организационной, но и в религиозной сфере. Мы уже говорили о деятельности еретических движений средневековья, об учениях предреформаторов - Д. Виклифа и Я. Гуса, которые предвосхитили ряд положений, высказанных в XVI в. М.

Лютером и другими реформаторами. В теме 5 уже говорилось о том, что после 1000 г. в Западной Европе шел процесс евангелизации религиозного сознания масс, для которых теперь все более понятными, доступными и желаемыми становились морально-этические ценности христианства, чуждые ранее как низам, там и верхам населения Западной Европы. Акцент все более делался на индивидуальное благочестие, уход от излишнего увлечения внешней стороной католического культа, как в учении знаменитого флорентийского доминиканца Д.

Савонаролы (конец XV в.). Показательно, впрочем, то, что последний старался не выходить за пределы официальной церковной доктрины (см. с.59-60).

В идейной подготовке Реформации важную роль сыграло также гуманистическое движение эпохи Возрождения – своей борьбой против схоластики как теоретической опоры католицизма [Схоластика – средневековая философия в Западной Европе XI-XIV вв., стремившаяся дать теоретическое обоснование религиозному мировоззрению.

Основная идея ортодоксальной схоластики – «рациональное» обоснование религиозных догм путем применения логических методов доказательства], едкой и острой критикой церковной обрядности, пышного культа, невежества и развращенности духовенства. Гуманизм подготавливал Реформацию разработкой рационалистических методов изучения Священного писания, стремлением дать новое решение коренных социально-этических и политических вопросов, сатирическим высмеиванием сословных предрассудков, социальных пороков того времени, пропагандой патриотических идей (Э. Роттердамский, С. Брант, И. Рейхлин, У. фон Гуттен и др.).

Оба эти крупные явления были вызваны общими причинами, связанными с экономическими предпосылками:

разложением феодальных порядков и зарождением элементов раннего капитализма. Оба были связаны с растущим самосознанием личности, высвобождавшейся от засилья корпоративных учреждений и представлений, которое наиболее активно пробуждалось в раннебуржуазной среде, т.е.

индивидуализацией. Но если гуманизм как движение за новую светскую культуру обращался к наиболее образованной части общества на языке греко-римской древности, то Реформация, ставившая целью обновить на основе Евангелия жизнь каждого христианина, обращалась к широким народным массам на наиболее понятном им языке Священного писания. Гуманисты ограничивали свою деятельность научными трудами и пропагандой новых идей среди интеллигентской элиты, за редким исключением, не стремясь к прямому участию в событиях. [Исключение составляет У. фон Гуттен – этот «трагический ландскнехт Реформации», один из вождей рыцарского восстания. Показательно высказывание Э.

Роттердамского, который писал, что его напрасно упрекают в отсутствии смелости. Это было бы, по его мнению, уместно, будь он все тем же германским ландскнехтом. «Но я ученый и для работы мне нужен покой» - заявлял Эразм].

Реформаторы же выступали, практически, в качестве агитаторов, а некоторые из них даже непосредственно утверждали свои идеалы с оружием в руках на поле боя. И хотя Гуманизм и Реформация проявляли себя по-разному, тем не менее, они, наряду с развитием раннекапиталистических отношений и технических достижений послужили важной предпосылкой для того явления, которое Макс Вебер назвал «расколдованием» мира, т.е. его рационализацией, переходом от иррациональных способов решения своих проблем к рациональным, научным способам.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.