WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 22 |

Общим для развития большинства европейских государств в период начала раннего нового времени являлось резкое усиление централизаторских тенденций, проявившихся в ускорении процессов объединения государственных территорий вокруг единого центра, в складывании отличных от средневековых органов государственного управления, в изменении роли и функций верховной власти В Европе XVI в. соседствовали и находились в сложных взаимосвязях государства различных типов – от переживающих разные стадии развития монархий до феодальных, а в конце века и раннебуржуазных республик. Вместе с тем преобладающей формой государственного устройства становится абсолютная монархия. В отечественной историографии утвердилась точка зрения, согласно которой переход от сословно-представительных монархий к монархиям абсолютистского типа связывается с выходом на историческую арену новых социальных сил в лице формирующейся буржуазии, создающей определенный противовес феодальному дворянству; по мысли Ф. Энгельса, возникает ситуация, когда «государственная власть на время получает известную самостоятельность по отношению к обоим классам, как кажущаяся посредница между ними» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.21. С.172). Абсолютизм рассматривается как форма государства, соответствующая заключительной стадии развития феодализма и характеризующаяся резко усиливающейся властью монарха и наивысшей степенью централизации.

Ниже мы увидим, что в различных европейских странах абсолютистские режимы имели свои национальные и региональные отличия. Но в начале необходимо установить, что же было общего между ними.

- Устанавливается режим практически неограниченного личного правления. Абсолютизм находит теоретическое обоснование в политической мысли, провозглашающей божественное происхождение королевской власти, безраздельный суверенитет государя и недопустимость сопротивления ему. Наблюдается тенденция к постоянному росту королевского всевластия. Показательны сами высказывания монархов. Если Франциск I подписывал свои эдикты словами: «Ибо нам так угодно», то Людовик XIV еще более безапелляционно утверждал: «Государство это я».

- Органы сословного представительства (Генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании и др.) утрачивают значение, которое они имели в предшествующий период, и приобретают однозначно подчиненное значение по отношению к королевской власти, хотя в ряде случаев и продолжают существовать, образуя причудливый симбиоз с новым бюрократическим аппаратом абсолютизма.

- Появляется мощный и разветвленный бюрократический аппарат. К концу XVI в. в большинстве европейских стран складывается система органов центрального и местного управления, действующая в интересах короны. В то же время, иногда встречаются и проявления пережитков системы правления, существовавшей еще в эпоху раннего средневековья, когда короли с помощью поездок по стране, которые длились месяцы, а то и годы, стремились контролировать ситуацию на местах [Так, двор Франциска I бесконечно путешествовал по стране вслед за своим государем. Это была, как пишет Л.

Февр, «небольшая армия», которая насчитывала 3-4 тыс.

человек только мужского персонала (не считая женщин), которую перевозили 12 тыс. лошадей! Это типичный пример «полюдья», которое не исчерпало себя и в XVI в. Целых 2 года путешествовали по Франции королева-мать Екатерина Медичи со старшим сыном Франциском II в начале его правления (Февр Л. Бои за историю. – М.: Наука, 1991. С.290295)].

- Осуществляется относительная унификация судебной, административной, фискальной системы.

- Происходит усложнение налоговой системы: помимо прямых налогов, собираемых с согласия сословнопредставительных органов, государи осуществляют принудительные займы у населения, вводят дополнительные косвенные налоги, сборы на нужды армии и флота, откупную систему, прибегают к международным займам, продают дворянские звания и т.п. В целом, происходит резкое увеличение налогового гнета, о чем уже говорилось в теме 8.

- Монархия осуществляет политику протекционизма и меркантилизма. Вводится профессиональная наемная армия, дополняющаяся рекрутскими наборами (обедневшие крестьяне, пауперы, криминальные элементы).

- Ограничивается влияние папства на дела национальных церквей, а в странах, где победила Реформация, короли полностью подчиняют себе церковь, которая становится частью государственных институтов.

Таким образом, установление абсолютизма послужило важным шагом в становлении суверенизации европейских государств. Быть постоянно в числе лидеров, решать сложнейшие задачи поддержания необходимого уровня милитаризма могла только сильная центральная власть с развитым бюрократическим аппаратом, способная наладить бесперебойную систему снабжения вооруженных сил всем необходимым. Частные лица и государства, размеры и ресурсы которых, а также устройство государственного аппарата не соответствовали новым требованиям, были обречены на поражение. Не случайно именно в XVI в., особенно во второй его половине, процесс формирования сильных абсолютистских режимов в ряде государств Западной Европы стал ускоряться и завершился спустя 100 лет. Зарубежные исследователи отмечают, что монополизация насилия была частью процесса внутригосударственного «умиротворения» и установления контроля над обществом. Кроме того, необходимо указать на то, что, несмотря на лавирование между старыми и новыми классами, абсолютистская монархия была феодальным государством, доминирующим сословием было дворянство, в интересах которого абсолютизм и действовал [Недаром Ришелье говорил: «Дворяне – важнейший жизненный нерв государства»].

Начало абсолютизма в европейских странах может быть условно отнесено к концу XV – началу XVI в.

Каковы же были особенности абсолютистского правления в европейских странах Специфика Англии состояла в том, что парламент, созданный в XIII в. как орган сословного представительства, становится неотъемлемой частью абсолютистской системы, а король, согласно широко распространенным в английской политической литературе представлениям, обретает всю полноту власти лишь в сотрудничестве с парламентом. Особенностью Англии было и то, что там экономическое развитие было более динамичным, чем на континенте, мелкое и среднее дворянство занималось разного рода «коммерцией», что впоследствии повлекло за собой его постепенное обуржуазивание. Это размывало собственно дворянскую базу английской монархии и подготавливало политический союз «нового дворянства» и буржуазии, который оказался роковым для судеб династии Стюартов и феодальной аристократии. Англия – островная страна. Здесь в то время не существовало большой постоянной армии, но был сильный флот. Роль постоянных налогов была в этой стране выражена слабее, а централизованный бюрократический аппарат был очень мал, зато была развита система местного самоуправления.

Французский абсолютизм развивался сравнительно медленнее, что было связано с социальным преобладанием дворянства и неразвитостью капиталистических элементов.

Сказывался и ряд факторов социально-экономического, политического и географического характера, питавших центробежные силы и сепаратизм. Королевская власть уже в XV в. пользовалась большим авторитетом и поддержкой дворянства, поскольку обеспечивала его экономические интересы как за счет внутренних (земли, ренты, пенсии, места в государственном и церковном аппарате и т.п.), так и за счет за внешних ресурсов (Итальянские войны и т.п.). Но как только монархия переставала эффективно «подкармливать» дворянство, оно начинало гражданские войны, в связи с чем, во второй половине XVI в. существование Франции как единого государства было поставлено под сомнение. Следует заметить, что дворянство во Франции было двоякого рода: это были т.н.

«люди шпаги» (родовитое дворянство) и «люди мантии» – т.н.

робены (буржуа, купившие свои титулы, или женившиеся на дворянках). В XVII в. обе эти группы получили название «дворянство шпаги» и «дворянство мантии». Так вот, во внутренних и внешних войнах родовитое дворянство понесло ощутимые потери и ослабло. Одновременно шло перемешивание обеих групп и появились т.н. ротюрье, ведшие свое происхождение от буржуа, причем в XVII в. к ним принадлежало немало французских полководцев и высших офицерских чинов. Таким образом, дворянская основа французского абсолютизма также теряла свою однородность, в нее вливались буржуазные элементы, для которых одворянивание было возможностью получить политические права. Французская буржуазия, как было выяснено в теме 8, занималась обслуживанием финансовых интересов государства, долгое время была связана с абсолютизмом экономически и была не столь предприимчивой, как английская. Это и определило ее более длительный путь к буржуазной революции.

Англо-французский абсолютизм в отечественной литературе именуется «классическим», как наиболее соответствовавший политике социального лавирования и игравший на противоречиях между дворянством и буржуазией.

Важной особенностью испанского абсолютизма была его узкая социальная база, ограниченная исключительно дворянством, которое занимало доминирующее положение в классовой структуре испанской монархии, оттеснив на задний план средние предпринимательские слои. Класс феодалов сложился в Испании прежде всего как военная каста, и лишь во вторую очередь – как бюрократическая элита. Зачатки капиталистических отношений были развиты в Испании гораздо слабее, чем в Англии и Франции. В Испании не проводилась политика протекционизма и меркантилизма, поскольку эта страна не была национальным государством, а частью империи Габсбургов. Поэтому слабые зачатки национальной буржуазии были здесь подавлены к концу XVI в. Все государство содержалось не столько за счет внутренних источников, сколько за счет внешних поступлений – из завоеванных и порабощенных стран, из колоний, которые затем тратились на непроизводительные цели. Грабительская политика испанского абсолютизма пользовалась безоговорочной поддержкой дворянства, доходы которого полностью зависели от этой политики. Внутренняя стабилизация достигалась во многом за счет вывода социальной энергии (дворянства, крестьян, горожан) вовне. Крестьянство Испании было настроено промонархически, так как в его глазах король одинаково карал всех своих врагов – как вельмож, так и простолюдинов. При этом крестьянство Кастилии было свободным, а в Арагоне и Каталонии – крепостным.

В Германии абсолютизм был региональным, или княжеским, мелко державным, власть императоров была ограничена коллегией курфюрстов – князей-избирателей. Такой абсолютизм не играл централизаторской роли, но и, напротив, содействовал усилению политической обособленности отдельных германских земель. Реформация, Крестьянская война 1524-25 гг. и последующие внутри имперские конфликты способствовали территориально-политической раздробленности немецких земель.

Региональный тип абсолютизма сложился в течение XVI в.

и в Италии, где он пришел на смену региональным сословным монархиям и городам-республикам.

Элементы абсолютистского правления имели место с начала XVI в. и в странах Скандинавии, однако они не приобрели здесь устойчивых форм – короткие периоды усиления королевской власти менялись более длительными периодами феодальной раздробленности.

Для сравнения укажем, что государственный строй Руси («самодержавство» во главе с «царем и великим князем Всея Руси») складывался в результате освоения традиций Древней Руси и Византии, а также под влиянием политикогосударственной практики соседних стран Запада и Востока.

Наличие широкой сети общегосударственных (Боярская дума, а затем и Земские соборы) и местных сословно-представительных учреждений позволяют характеризовать Россию XVI – первой половины XVII в. как феодальную сословно-представительную монархию, постепенно эволюционизировавшую в сторону абсолютизма. В дальнейшем в Австрии, Пруссии и России складывается «крепостнический абсолютизм», с его опорой исключительно на дворянство, восстановление или упрочение крепостнических порядков.

Испанский вариант абсолютизма рассматривается как его разновидность, либо как промежуточный между «классическим» и «крепостническим».

2.Классы феодального общества в новых исторических условиях.

Причины усиления королевской власти и абсолютизма коренились в социально-политической ситуации, сложившейся в западноевропейских странах на рубеже XV-XVI вв. Деформация средневековых сословий и прежних форм их организации приводит к тому, что социальные группы, причастные в той или иной степени к политической власти, оказываются в большей зависимости от короны, чем раньше.

Дворянство делится теперь на «старое» и новое». «Старое» (оно же «дворянство шпаги»), ориентировавшееся на прежние методы хозяйствования, в результате разложения феодализма, развития товарно-денежных отношений и «революции цен» оскудевает и приходит в упадок. Желая поправить положение, оно устремляется на королевскую службу, пополняя собой ряды армии и чиновничьего аппарата. Казалось бы, ситуация «новых дворян» (в Англии – «джентри», во Франции – «дворянства мантии») в смысле зависимости от королевских подачек была особенно предпочтительна в Англии. Они успешно совмещали титул с предпринимательской деятельностью в самых различных областях. В этом отношении вертикальная мобильность была очень высока в Англии. Человек с годовым доходом в 40 фт. ст.

был просто обязан принять дворянское звание, как повелось еще с XIII в. Новые дворяне, занимавшиеся бизнесом, были просто сказочно богаты по сравнению со «старым» дворянством.

Согласно английским источникам конца XVI в. (данные Т.

Уилсона: «Государство Англии в 1600 г.» – документы государственного секретаря и книги шерифов) мелкому и среднему дворянству в Англии (рыцарям и джентльменам), которых тогда было 16500 чел., принадлежало от 8,5 до 17 млн.

фт. ст. Совокупный доход английской знати составлял приблизительно 220 тыс. фт. ст. Многие джентри могли тратить в год от 5 до 7 тыс. фунтов. [Очень яркими являются данные по одному только графству Ланкашир. Мелкие ланкаширские джентри, в 30-х гг. XVI в. огородившие каких-нибудь 200 акров земли (80 га), располагали годовым доходом в 1000 фт. ст. В то же самое время крупнейший земельный магнат этих мест, граф Эдуард Дерби имел годовой доход не более 200 фт. ст. ].

Эти цифры ярко говорят о преимуществе капиталистической аренды над феодальным способом производства. Однако и эти «бизнесмены» были горой за короля, поскольку ждали от него новых земель, которые и дала в их руки Реформация, проведенная королевской властью в 1530-х гг.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.