WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |

В группе развитых стран ситуация несколько иная. В Канаде и в Японии выявляется положительная разница, в США и Германии – отрицательная. С точки зрения развития человеческого потенциала результаты экономического роста в США и Германии используются недостаточно успешно. Однако разница между анализируемыми показателями незначительная.

Аналогичная ситуация наблюдается и в новых индустриальных странах Азии. Так, в Таиланде и Гонконге обнаруживается отрицательная разница, а в Южной Корее – положительная. В ней больше внимания уделяют развитию человеческого потенциала.

Однако самая неблагополучная ситуация выявляется в странах с низким уровнем ИЧР. Положительная разница между ИЧР и ВНП на душу населения в них отсутствует, в основном, преобладает отрицательная разница. Причем расхождение между рангами весьма значительные. К примеру, в Анголе они составляют – 44. Вместе с тем в некоторых странах складывается разница, равная 0/ Мали, ГвинеяБисау, Сьерра-Леоне /.

В последние годы появилась точка зрения, согласно которой при анализе ИЧР следует учитывать и КНР, то есть коэффициент научного развития общества. По А. И. Дикусару, в частности, он измеряется вкладом в мировой информационный процесс на душу населения применительно к сфере научного исследования/ 36, с. 1/. КНР определяется как отношение доли статей, опубликованных в журналах, анализируемых исследователями данной страны к доле населения этой страны в общем населении всего мира.

По абсолютному вкладу в мировой информационный процесс лидирующие позиции имеют восемь крупнейших развитых стран / в частности, США, Япония, Великобритания и др./ Однако по КНР ведущее место занимают малые страны /Швейцария, Швеция и Израиль.

Для проведения анализа А. И. Дикусар разделил все страны на четыре группы: страны с высоким/ КНР 1/; средним / 0,1 КНР 1/;

низким уровнем научного развития /КНР 0,1/ и нулевым /отсутствие вклада в мировой информационный процесс /36/.

Из стран с транзитивной экономикой к категории с высоким уровнем КНР относятся Россия, Болгария, Польша, Чехия. Все остальные страны, включая республики бывшего СССР, входят в группу стран со средним уровнем научного развития.

Для проведения анализа рейтингов ИЧР и КНР все страны были разделены исследователем на три группы. В первую группу были включены ведущие страны в области научного развития, то есть первые двадцать стран в рейтинге КНР. Во вторую группу вошли страны бывшего СССР. В третью группу включили страны, имеющие наиболее высокие показатели ВВП на душу населения, но не развивающие / или почти / свою собственную науку. В результате выявилось совпадение рейтингов ИЧР и КНР для первых двух групп / с погрешностью в 4,5%//.

Однако в странах бывшего СССР складывались более высокие показатели КНР по сравнению с ИЧР. Анализ рейтингов ВВП, ИЧР и КНР выявил, что КНР более тесно связан с ИЧР, нежели с чисто экономическим показателем/36, с. 2/. В этом случае даже наблюдалось очень существенное снижение рейтинга ИЧР.

Вследствие этого А. И. Дикусар делает вывод о том, что научное развитие общества является одной из подсистем, влияющей на ИЧР.

Наряду с этим были проанализированы и взаимосвязи между ИЧР и такими относительными показателями бюджетных расходов, как расходами на науку и развитие и военными расходами/в % от ВВП /. В результате было выявлено положительное влияние на ИЧР первых показателей и отрицательное – вторых, в особенности для стран со средним и низким уровнем научного и промышленного развития. Вместе с этим была определена оптимальная доля расходов на науку и развитие:

она оказалась равной 2% от ВВП. Что касается доли военных расходов, то наиболее высокой она выявилась в странах, испытывающих трудности в экономике. Так, в КНДР, занимающей 101-ое место по ИЧР и 109-ое по ВВП, доля военных расходов составляет 26,6% / в середине 90-х годов ХХ в. В Ираке она была равной 14,6% /соответственно, места в мире – 100 и 59/; в Кувейте – 11,2% / 67 и 31/ / 36, с. 13/.

При сравнительном анализе национальных моделей экономических систем следует учитывать и показатели бедности, позволяющие наиболее полно отразить реальную действительность в анализируемых странах.

Бедность представляет собой явление, при котором определенная категория населения испытывает трудности с удовлетворением первоочередных потребностей и лишена возможности участвовать в жизни общества.

В настоящее время к оценке бедности используют три подхода с точки зрения: дохода, минимальных потребностей и развития человеческого потенциала.

Подход с точки зрения дохода является узким пониманием бедности.

В этом случае человека считают неимущим, если размер его дохода ниже определенного уровня, Бедность по доходам может быть абсолютной и относительной. При абсолютной бедности доходы домохозяйств не превышают установленной черты бедности. Черта бедности представляет собой определенный /фиксированный/ уровень денежных доходов человека и семьи, позволяющей приобретать товары первой необходимости / то есть продуктов питания, одежды, жилья/ и удовлетворять важнейшие социально-культурные потребности. Ее рассчитывают двумя способами: прямого расчета необходимого для жизни дохода и соотнесения со средним доходом в стране. В частности, Всемирный банк установил в 1990 г. ее размер, равный 1 долл. на человека в день, оцененного по ППС в ценах 1985 г. /9/. Он широко используется для международных сравнений.

Доля бедняков в мире, живущих менее чем на 1 долл. в день в середине 90-х годов ХХ в., была равной 29% /9, с. 27/. В абсолютном выражении она составляет 1,3 млрд. людей. К тому же еще 2 млрд.

человек в мире получают доход, весьма близкий к международной черте бедности/9, с. 27/. Больше всего бедняков проживает в Южной Азии /43%/, в Африке южнее Сахары/39%/ и в Восточной Азии /примерно одна треть, прежде всего, в Китае и Индонезии/. За международной чертой бедности находятся Гвинея-Бисау /87%/, Замбия /84,6%/, Мадагаскар /72,3%/ и др. /9, с. 27/.

В России лиц, имеющих доходы на уровне 1 долл. в день в середине 90-х годов ХХ в., насчитывалось 1%; на уровне 2 долл. – 10% населения страны. В последующие годы ситуация складывалась неоднозначной: в 1997 г. их доля снизилась, а в 1998 г. – увеличилась. В результате за национальной чертой бедности, установленной на уровне 80 долл. в месяц на человека, оказалось 40% населения страны /9, с. 28/.

При относительной бедности определенная часть населения живет хуже среднего уровня благосостояния, достигнутого в данный момент. В этом случае уровень доходов /или расходов/ домохозяйств находится ниже фиксированной доли среднего доходов /или средних расходов/.

Подход к оценке бедности с точки зрения минимальных потребностей исходит из предоставляемых обществом возможностей для минимального приемлемого уровня удовлетворения базовых потребностей.

Подход к оценке бедности с точки зрения развития человеческого потенциала учитывает ограниченность выбора для человека в удовлетворении его базовых и социально-культурных потребностей, включая участие в жизни общества.

В соответствии с этими подходами в международной практике используют различные показатели бедности. В частности, при оценке бедности с точки зрения доходов выделяют такие ее показатели, как:

*Коэффициент подушного учета. Он представляет собой долю населения /в %/, для которого уровень личного потребления ниже прожиточного минимума. К примеру, в Казахстане, где реализуется государственная программа бедности /2003-2007 годы/ в рамках сотрудничества с ООН, Азиатским банком развития и Всемирным банком, коэффициент подушного учета составлял в 2000 г. 31,8%, а в 2001 г. – 26,8%/37/.

*Коэффициент, учитывающий соотношение 10% наиболее богатых людей и 10% наиболее бедных людей. В Казахстане он был равен в г. 11,9%, а в 2001 г. – 11,3% /37/.

*Индекс остроты бедности. Он выявляет рассеяние бедного населения вокруг среднего значения их уровня потребления. Согласно данным, полученным в Казахстане в ходе реализации программы бедности, он составлял в 2000- г. 4, а в 2001 г. – 3 /37/.

*Индекс развития бедности. Он представляет собой среднее отклонение личного потребления от черты бедности, выявляющее, как далеко от нее находится неимущее население.

При оценке бедности с точки зрения минимальных потребностей ее уровень определяют по степени доступности инфраструктуры, то есть здравоохранения, образования и социальной защиты. Так, в сфере здравоохранения используют такой показатель, как количество населенных пунктов, не имеющих медицинских работников. К примеру, их в Казахахстане в 2001 г. было выявлено 24. В сфере образования применяют такой показатель, как количество населенных пунктов без школ. В Казахстане таких в 2001 г. оказалось 477. Более того, в 889 селах не было средних школ/37/. В области социальной защиты используют такой показатель, как количество предоставляемой помощи по группам бедным и др.

При оценке бедности с точки зрения развития человеческого потенциала применяют ИЧР и индекс нищеты. Индекс нищеты отражает масштабы лишения человека по четырем основным аспектам человеческой жизни: долголетие, знание, достойный уровень жизни и социальная изоляция.

В международных расчетах ОЕСD используется показатель - индекс бедности. Он представляет собой статистический показатель, характеризующий динамику средневзвешенной величины порога бедности. Он обнаруживается во всех странах с высоким ИЧР, но в разных пределах. Наиболее низкий его уровень складывается в Норвегии, где он составляет 7,3% в 1998 г. Страна лидирует и в иерархической пирамиде рангов / первое место/. Показатели, более близкие к Норвегии, обнаруживаются в Швеции /соответственно, 7,6% и 2-ое место/, в Нидерландах /8,2% и 3-ое место/ и в Финляндии /8,6% и 4ое место/. Самый высокий индекс бедности выявляется в США, где он составляет 15,8%, а в ранговой лестнице они занимают только 18-ое место. Аналогичная ситуация наблюдается и в Великобритании /соответственно, 14,6% и 16-ое место/. В остальных странах индекс бедности находится на уровне 10 – 13% /38 /.

Если проанализировать сложившуюся ситуацию с точки зрения такого среднего показателя /1987 – 1998 годы/, как коэффициента, отражающего соотношение 20 % наиболее богатых людей и 20% наиболее бедных людей, то выявляются почти аналогичные результаты.

Наиболее благополучная ситуация складывается в Швеции / 3,6%/, Бельгии /3,6%/. Финляндии/3,6%/ и Норвегии /3,7%/; наименее - в Новой Зеландии / 17,4%/, в США /8,9%/, Австралии /7%/ и Великобритании / 6,5%/. В других странах этот показатель колеблется от 4 до 6% /38 /.

Бедность теперь становится не только острой проблемой в развивающихся странах, но и в развитых. Безусловно, материальное благосостояние развитых стран является значительно более высоким, чем в странах «третьего мира». Однако с точки зрения бедности в некоторых из них складываются пропорции, которые наблюдаются в развивающихся странах. К тому же в индустриальных странах прослеживается тенденция к формированию устойчивого низшего класса /6/.

В него входят находящиеся за гранью бедности 13-15% населения / включая и представителей деклассированных групп/, а также около 15% граждан, чьи доходы составляют менее половины от среднего дохода современных наемных работников /6, с. 527 /. Эта общественная страта находится в стадии своего формирования, а ее консолидация и рост самосознания являются одним из факторов возможных социальных конфликтов. Ее ряды могут пополнить представители таких социальных слоев населения, как деклассированные элементы, лица; находящиеся без работы более трех месяцев; люди, занятые неполный рабочий день в отраслях, не относящихся к высокотехнологичным производствам; лица, не имеющие полного среднего образования и др.

В США, где проблема бедности всегда находилась в центре внимания правительства, она до сих пор не решена. Более того в 1979 г.

произошло нарастание первой волны бедности. В 1983 г. ее официально признанный уровень уже составил 15,2% / 6, с. 529 /. Причем выделяемая в денежной форме величина дотаций для обеспечения прожиточного минимума все время возрастала. Сначала / в 1979 г./ она составляла 33 млрд. долл., потом / в 1983 г. / - 47 млрд. долл. Вместе с этим постоянно увеличивалась и численность низшего класса.

Экономическое оживление, появившиеся в первой половине 80-х годов ХХ в., в некоторой степени снизило уровень бедности. Однако с 1987 г.

он начал снова возрастать. С этого времени его динамика, в основном, является повышательной. В 1997 г. доля живущих ниже черты бедности достигла в США 17%, то есть 57 млн. человек. В Великобритании их число оказалось еще более высоким / 22%/ / 6, с. 531 /. В других странах ситуация складывалась иначе.

Для бедности последних двадцати лет ХХ в. присущи такие черты, как:

Первая. Материальное положение большинства бедных в развитых странах не связано с физическим выживанием / 6, с. 531 /. Более того 93% живущих ниже черты бедности имеют цветной телевизор, около двух третей – микроволновую печь, большинство из них пользуются холодильником и телефоном / 6, с. 531 /. К тому же в конце 80-х годов ХХ в. почти 40% граждан, официально зарегистрированных в качестве бедных, были собственниками домов. Причем половина из этих бедных семей жили в домах стоимостью от 100 тыс. долл. и выше / 6, с. 531 /.

Средняя бедная американская семья проживала в доме или в квартире площадью в 405 кв. футов на человека, японская - 200 кв. футов, российская – 97 / 6, с. 531 /.

Вторая. При решении проблемы бедности правительства особое внимание уделяли вопросам, связанным с проблемами старшего поколения, с совершенствованием системы медицинского обслуживания и с пенсионным обеспечением. В результате в США доля бедных среди пенсионеров / от 65 дет и старше / снизилась с 35 % в 1959 г. до 28% в 1966 г. К тому же выплаты с 1970 по 1993 годы престарелым американцам по линии социального страхования выросли в сопоставимых ценах более чем на 57% 6, с. 531 /. Вместе с этим снизилась помощь молодежи и другим категориям трудоспособного населения. В результате в стране возникли новые проблемы. В частности, в США значительное число детей, воспитывающихся в условиях бедности, и молодежь из бедных семей не могут получить образование. В результате особенностью конца ХХ в. становится «наследственная бедность», дополняющаяся растущей необразованностью низших слоев населения. Эти факторы постоянно воспроизводят бедность из поколения в поколение.

Третья. Государственные дотации в среде бедных у некоторой ее части порождает стремление к отсутствию поиска работы и социальной активности.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.