WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 47 |

Помимо гипотезы о строгой сходимости существует гипотеза о нестрогой (условной) сходимости (приложение 9 б). В этом случае предусматривается, что каждая страна имеет свой уровень капиталовооруженности (k1*< k2*). При норме сбережения в развивающейся стране (S1) меньшей, чем в развитой стране (S2), темп прироста капиталовооруженности может быть больше, меньше или равен темпу прироста капиталовооруженности в развитой стране. Одна из этих ситуаций представлена на рис. в приложении 9 б, то есть: qk1

Однако в условиях изменения темпов прироста населения в трудоспособном возрасте возможны самые различные равновесные состояния при самых различных уровнях капиталовооруженности (k0*, k1*). Причем одни из них могут быть устойчивыми, другие – нет (приложение 9 в). В данном случае Е0 - это устойчивое равновесие; Е1 – неустойчивое равновесие.

y f(k) c y s·f(k) i k Рис. 17б. Производство, потребление и инвестиции в модели Солоу dk s·f(k) k1 k1' k1* k* k1' k1 k Рис. 17в. Устойчивость равновесного роста в модели Солоу dk s2·f(k) s1·f(k) k1* k2* k Рис. 17г. Увеличение нормы сбережения (n +g +d)·k s·f(k) k* k Рис. 17д. Равновесный рост с учетом роста населения и технического прогресса Позднее модель Солоу была расширена с учетом накопления человеческого капитала. Одним из первых попытку отразить вклад человеческого капитала в экономическое развитие предпринял в 1988г.

Р.Лукас. При этом он проанализировал не только запас человеческого капитала, но и его эффективность. Его модель получила название «экономика Лукаса».

Позднее (1992 г.) Г.Менкью, Д.Ромер и Д.Уйэл, приняв за основу модель Солоу, разделили капитал на физический и человеческий. Причем они использовали одну и ту же производственную функцию как для физического, так для человеческого капитала и потребления. Авторы модели считали, что уровень выбытия человеческого капитала является таким же, как и для физического капитала. Ситуации, отражающие совместную динамику физического капитала (на единицу эффективного труда) и человеческого капитала (на единицу эффективного труда) отражены на рис. 18а, где точка Е выявляет состояние глобальной устойчивости.

Наряду с этим авторы модели рассматривают случай эндогенного роста, который является наиболее важным при анализе проблемы сходимости (рис.

18б). Недостаточное развитие физического капитала может быть компенсировано развитием человеческого капитала и наоборот. Однако сходимость в модели Солоу с участием человеческого капитала является не абсолютной, а условной.

k h'= E k'= k'.

h' h Рис.18а. Совместная динамика k и h/ физического и человеческого капитала/.

y(t) t Рис. 18б.. Сходимость модели Солоу с учетом человеческого капитала 5.2. Опыт антикризисного управления в развивающихся странах: уроки и перспективы.

В реальной действительности некоторые модели становления рыночной экономики получили широкое распространение в развивающихся странах, другие - оказались невостребованными. В частности, кейнсианские модели становления рыночной экономики получили свое практическое воплощение в Израиле; неоклассические модели - в ряде стран Азии и Латинской Америки;

неолиберальные модели в Чили и др. Была также предпринята попытка реализовать кейнсианскую теорию «большого толчка» в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки.

К примеру, азиатская индустриализация представляет собой результат реализации неоклассических моделей.

Каждая из стран Юго-Восточной Азии, избравшая этот путь, основанный на развитии индустриального общества, осуществляла модернизацию, начатую в разные годы и при различных обстоятельствах. Так, в Сингапуре, Малайзии, и на Тайване эти процессы начались еще в конце 40-х годов ХХв.; в Южной Корее и Индонезии - в начале 60х годов ХХ в.; в Таиланде - в конце 60-х годов ХХ в.; в Лаосе - на рубеже 90-х годов ХХ в. Их общими чертами стали низкий уровень экономического развития и незначительные показатели ВНП на душу населения. В частности, ВНП на душу населения в Корее в конце 50-х годов ХХ в. составил 100 долл.; на Тайване в конце 60-х ХХ в. – 160 долл. [6, с.346].

Азиатской модели индустриализации присущи такие приоритеты:

Одностороннее развитие экономики, т.е. новые индустриальные государства были изначально ориентированы на развитие отдельных отраслей промышленности, в которых развивалось массовое производство. В результате такого подхода доля машиностроения к середине 80-х годов ХХ в. достигла в Южной Корее более чем 25%, а доля электронной промышленности составляла 17,8% [6, с.348]. На Тайване в этот же период времени производство промышленных товаров в ВНП достигло 40%, а доля сельскохозяйственной продукции снизилась с 36% до З,5% (1993г.) [6, с.348]. Электронная промышленность развивалась и в Малайзии, где доля занятых в ней составляла в 1970г. всего 0,2%, а в конце 80-х годов ХХ в. – 21%. Удельный вес электронной продукции в общем объеме экспорта составил 44% [6, с.349]. В начале 90-х годов ХХ в. суммарный экспорт электронной продукции из Южной Кореи, Сингапура, Тайваня и Гонконга был равен 45 млрд.долл. в год [6, с.349].

Причем Тайвань стал пятым производителем микропроцессоров в мире.

Экстенсивные методы создания; «образцовой индустриальной экономики».

Ее высокие темпы роста были, в основном, достигнуты не за счет повышения эффективности труда, а за счет мобилизации капитала и труда.

Приток иностранного капитала начался еще в середине 70-х годов ХХ в.

Главным инвестором являлась Япония. Она перенесла свои некоторые массовые производства в Южную Корею, на Тайвань и в Гонконг. Японские компании инвестировали производственные мощности, поставляли в азиатские страны патенты и комплектующие. Готовая продукция затем экспортировалась на рынки западных стран. Индонезия, Малайзия и Тайланд по объемам прямых иностранных инвестиций в течение 1996г. занимали третье, четвертое и шестое место в мире. Их сумма, соответственно, составляла 17,9; 16,0; 13,3 млрд. долл.

[6, с.355].

Что касается американских и европейских инвесторов, то они действовали весьма осторожно. К примеру, в общем объеме прямых иностранных инвестиций, осуществляемых американскими корпорациями, Юго-Восточная Азия составляла не более 9%, а Европа - 70% [6, с.355]. Особенно высокие темпы иностранных инвестиций наблюдались с середины 80-х годов по середину 90-х годов ХХ в. где в развивающиеся страны было ежегодно вложено до 175 млрд.долл. [6, с.356].

Главным источником пополнения промышленных рабочих в развивающихся странах стали бывшие крестьяне. В общей численности работников возрастала и доля женщин. Средняя продолжительность рабочего времени в индустриальном секторе развивающихся стран значительно превышала ее в европейских странах (соответственно, 2,5 тыс. часов в год и 1,тыс. часов в год) [6, с.350].

Уровень зарплаты был низким и составлял у высококвалифицированного специалиста в Индонезии в час 25 центов; в Малайзии – 1,5 долл.; в Корее и Сингапуре - 7 долл. Между тем рабочий на заводах БМВ зарабатывал до долл. в час; в США – от 10 долл. в текстильной промышленности до 24 долл. в металлургии [6, с.350].

По состоянию на 1995 г. Сингапур имел самый высокий в мире показатель ВНП на душу населения. В стране с населением несколько более двух миллионов проживало 386 миллионеров и еще 1200 человек были близки к этому статусу [6, с.351].

Ориентация на внешние рынки является одной из идеологической основ азиатской модели индустриализации. Ее главным принципом стало сочетание низких цен на экспортируемые товары с высокими ценами на большинство потребительских товаров на внутреннем рынке. В некоторых странах их разрыв достигал 112%. [6, с.359].К тому же зависимость развивающихся стран от индустриальных приобрела диспропорциональный характер. Их доля в экспорте большинства этих стран составила от 48 до 60%.Между тем торговый оборот развитых стран достигал лишь от 4,3% (Франция и Италия) до 16,3% (США). Исключение составляла только Япония (30,4%). [6, с.360].

Наряду с этим несамодостаточный характер экономик азиатских стран, обусловленный принципом ее экспортной ориентации, привел к ограниченности внутреннего потребительского рынка. В результате такой ориентации даже высокие темпы роста экономики не улучшили материальное положение большинства населения. В основном, возрос жизненный уровень состоятельных слоев населения. К примеру, в середине 1997 г. Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филиппины лидировали среди азиатских стран по числу миллиардеров (соответственно, 15, 15, 13 и 12). Они опережали наиболее развитую более населенную Южную Корею в два раза (там было всего миллиардеров).

К тому же средний класс, являющийся основой индустриального общества, в азиатских странах почти отсутствует. В Индонезии к нему относят всего 4% населения, в Таиланде - 7,6, а в Южной Корее - 11% [6, с.361].

Неразвитость среднего класса ограничивала возможности формирования круга лиц, где образование становится наиболее значимой ценностью. Из всех азиатских стран только в Японии и Южной Корее почти все молодые люди посещают школу. Их число в Индонезии составляет только 45 – 50% [6, с.362].

Во Франции 44% выпускников школы поступает в высшие учебные заведения, в США - до 65%, а в Малайзии - лишь 12. Поэтому в этой стране обучается только 7% молодежи в возрасте от 20 до 24 лет [6, с.362]. Причем учебный процесс в технических колледжах построен таким образом, чтобы их выпускники могли работать в сфере использования западных технологий, но не создавать новые. Подготовка специалистов за рубежом проблему не решила, поскольку большинство наиболее талантливых студентов оставались работать за рубежом. Аналогичным образом поступило более четверти южнокорейских и более трети тайванских студентов [6, с.362].

Для азиатских стран были характерны высокие (иногда рекордные) темпы экономического роста. В частности, в течение 70-х годов ХХ в. ежегодные темпы роста ВНП составили от 7% (Таиланд и Индонезия) до 10% (Тайвань).

Высокие темпы роста наблюдались и в последующее десятилетие, несмотря на два мировых кризиса (начала и конца 80-х годов ХХ в). В результате доля стран азиатского региона в мировом ВНП постоянно возрастает и в 1991 г. составляет 25% (в 1960 г. всего - 4%). Согласно прогнозам Мирового банка, к 2020 г. этот регион будет иметь 4 из 5 ведущих мировых экономик. По оценке других исследователей, к 2050 г. новые индустриальные государства Юго-Восточной Азии способны обеспечить 57% мирового производства товаров и услуг. Доля же стран, входящих в ОЭСР, включая и Японию, упадет до 12% [6, с.347].

Однако постепенно в большинстве стран азиатского региона появляются признаки ухудшения экономической конъюнктуры, которые становятся очевидными еще в 1995 г.: неэффективное использование заемных средств, неудовлетворительный платежный баланс, замедление темпов экономического роста и др. Последовавший за этим кризис охватил все стороны экономической и социальной жизни.: снижение курса национальных валют, устойчивый дефицит платежного баланса, обусловленный необходимостью масштабного импорта производственных технологий и комплектующих, массовая остановка и закрытие предприятий, рост безработицы, ухудшение материального положения отдельных слоев населения и др. К примеру, доля лиц, живущих ниже официальной черты бедности в Южной Корее составила 27,8% (в конце 60-х годов было всего 15,7%) [6,с.373].

По мнению В.Иноземцева, причинами неудач азиатских государств являются, во-первых, они не сумели осмыслить и понять природу своих экономических успехов, достигнутых ими в 80-е годы ХХ в.; во-вторых, азиатские страны не могли переориентировать свои экономики на развитие сферы услуг, сделав приоритетом свой внутренний рынок [6,с.378]. Пока азиатские страны внедряли «модель догоняющего развития», развитые страны достигли новой качественной ступени развития, т.е. постиндустриального общества, где главными приоритетами становятся знания и информация. В этих условиях у стран Юго-Восточной Азии, «серьезных предпосылок для быстрой хозяйственной реабилитации» не существует [6,с.380].

Среди стран азиатского региона особое место занимает Южная Корея. Для ее модели индустриализации присущи следующие приоритеты.

Высокая ориентация на внешние рынки. В 1998 г. она занимала тринадцатое место в мире по объему торговли. По данным Корейского института международной экономической политики (КИМЭП), соотношение объемов торговли в ВВП составило в 1970 г. 10%, в 1980 г. – 25%, в 1996 г. – 28,6%. Рекордное соотношение было достигнуто в 1989 г. (35%) (рис. 19).

Ключевыми партнерами по экспорту в 1999 г. являлись СЩА (20%), ЕС (14%), Япония (11%), Гонконг (6%), Тайвань (4%) и др. (рис./ 20.

40,0% 35,0% 35,0% 35,0% 28,6% 30,0% 25,0% 20,0% 15,0% 10,0% 5,0% 0,0% год Рис. 19. Экономика с высокой ориентацией на торговлю США 20% Другие страны 36% ЕС 14% Тайвань 4% Япония Гонг Конг Китай 11% 6% 9% Рис. 20. Ключевые партнеры Кореи по экспорту (1999 год) Высокие темпы ВВП, который в 1999 г. был тринадцатым по своей величине в мире. По доле ВНП на душу населения Корея занимала 23 место в мире в 1996 г. и 37 место в 1999 г. (рисунок 24, 25).

476,476,402,4 406,317,317,314,314,220,252,252,180,180,107,82,82,21,13,61,Рис. 21. Рост ВВП Кореи (в млрд. долларов) 1970-1999гг.

11,8,Рис. 22. ВНП на душу населения в Кореи (доллары) 1970-1999гг.

Что касается динамики уровня безработицы, то она имела, начиная с г. тенденцию к снижению (с 8% в 1963 г. до 2% в 1997 г.). Исключение составляет ее уровень, сложившийся в 1998 г., когда он составил 8,5%.

По оценке КИМЭП, к слабым сторонам модели индустриализации относятся: ослабление рыночных механизмов вследствие интенсивного государственного вмешательства; отсутствие необходимой институциональной структуры; сильная зависимость от импорта средств производства;

неэффективное использование инвестиций и их преобладание над сбережениями и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.