WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Автор указывает, что аналоги собственноручной подписи (АСП) отличаются по своим функциям от собственноручной подписи. В статье Разумеется, Интернет позволяет осуществлять хранение, обработку и другие действия с информацией, но они носят вторичный характер и подчинены главной цели – обмену информацией Российская газета, 31.07.2006. Далее – ФЗ «Об информации и информационных технологиях» Федерального закона «Об электронной цифровой подписи»8 прямо указывается, что электронная цифровая подпись должна позволять идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, т.е. по подписи можно установить лицо, подписавшее данный документ. Эту функцию собственноручная подпись выполнить не может – необходимо, чтобы она была расшифрована. Таким образом, электронная цифровая подпись – это, скорее, аналог подписи с расшифровкой, чем просто аналог собственноручной подписи. Это применимо и к другим видам электронных подписей, не только к электронной цифровой. Функции электронной подписи, отличающие ее от собственноручной, не исключают тех функций, которые выполняет обычная подпись на бумажном документе. Однако российский законодатель существенно ограничивает использование аналогов электронной подписи для совершения сделок как разновидности юридически значимых действий. Статья 160 ГК РФ устанавливает, что аналоги собственноручной подписи могут использоваться для совершения сделок, только когда есть (а) закон, (б) иной правовой акт, (в) соглашение сторон, устанавливающие (1) случаи и (2) порядок использования таких аналогов.

ФЗ «Об ЭЦП», устанавливающий случаи и порядок использования аналогов собственноручной подписи фактически не действует из-за неразвитости системы удостоверяющих центров. Иных нормативных актов, распространяющихся на все или хотя бы большинство видов общественных отношений, в которых используется сеть Интернет, не существует. По этой причине, хотя электронное сообщение, подписанное ЭЦП или АСП, признается равнозначным традиционному документу, использование ЭЦП и АСП для совершения сделок в письменной форме по-прежнему связано с наличием соглашения сторон о порядке использования ЭЦП или иных АСП – только оно, в отсутствие работающих нормативных актов, делает использование АСП допустимым. Сама же по себе равнозначность Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" // СЗ РФ. 2002.

N 2. ст. 127 (далее – ФЗ «Об ЭЦП).

документов ничего не дает, так как электронные документы не допустимы при совершении сделки в письменной форме. Также ФЗ «Об информации и информационных технологиях» не содержит правил подтверждения достоверности документов, переданных посредством электронных средств связи, о чем говорит статья 434 ГК РФ. Таким образом, норма статьи 11 ФЗ «Об информации и информационных технологиях» позволяет придавать юридическое значение, аналогичное бумажным документам, только тем электронным документам, которые не образуют сделки.

Автор отмечает, что равнозначным бумажному письменному документу может быть только электронный письменный документ, то есть такой документ, в котором информация выражена с использованием алфавита, набора букв и иных письменных символов. В связи с этим, обмен электронными документами, являющими, например, звукозаписями, не может образовывать письменной формы договора – в этом случае посредством обмена электронными документами совершается сделка в устной форме. В сложных случаях, например, когда содержание документа выражено в виде письменного, но динамического, изображения, автор предлагает использовать критерий возможности обратного преобразования документа: для совершения сделок в письменной форме могут быть использованы только те электронные документы, которые могут быть преобразованы в документы на бумажном носителе (распечатаны) и обратно (отсканированы). Только те документы, которые можно распечатать и отсканировать обратно без потери их основного содержания, по сути своей могут использоваться для целей, аналогичных целям использования документов на бумажном носителе. В связи с этим, например, видеозапись процесса составления письменного документа не может образовывать сделку в письменной форме.

В завершение параграфа автор рассматривает проблему идентификации участников отношений в сети Интернет. Автор доказывает, что использование при совершении юридически значимых действий в сети Интернет сетевых идентификаторов, а не имени гражданина (наименования юридического лица) не нарушает положений статей 19 и 48 ГК РФ, так как приобретение прав и обязанностей лицом без указания его имени, но таким способом, который позволяет идентифицировать лицо на протяжении всего правоотношения (в том числе под каким-либо идентификатором, не являющемся именем, например, так называемым «сетевым идентификатором» («ником»), который часто состоит из символов, а не из букв) – все равно приобретение прав и обязанностей данным лицом, не под чьей-либо маской, хоть имя этого лица контрагенту и не известно.

Нарушением закона при этом является только использование чужого имени.

Кроме того, автор обращает внимание, что единственным фактически возможным способом подтверждения личности при использовании сети Интернет является ЭЦП, однако этот способ удостоверения личности не был предусмотрен законодателем в ФЗ «Об ЭЦП», что делает невозможным подтверждение личности в рамках сети Интернет.

Во втором параграфе рассматриваются вопросы совершения с использованием сети Интернет различных видов юридически значимых действий – односторонних сделок, договоров, иных юридически значимых действий, не носящих характера сделок. В числе вопросов, касающихся совершения с использованием сети Интернет односторонних сделок, автором затрагивается проблема соблюдения требований к форме и порядку совершения таких видов односторонних сделок, как публичный конкурс и проведение игр и пари. Кроме того, автор указывает, что многие из проводимых в сети Интернет акций, пусть и похожих на публичные конкурсы, не являются таковыми. Это не означает ничтожности подобных односторонних сделок, но делает невозможным применение к ним норм главы 57 ГК.

В рамках анализа вопросов использования Интернет в договорных и преддоговорных отношениях, автор затрагивает проблемы, связанные с использованием аппаратных и программных средств при обмене волеизъявлениями сторон: последствия утраты, задержки, искажения информации, ошибок (случайных или вызванных намеренными действиями другого лица) тех программных средств, которые предназначены для принятия или отправки информации о волеизъявлении лица. Автор отмечает, что распределение бремени убытков, связанных с возможностью случайной утраты, задержки или искажения информации, необходимо связывать с требованием нормальной разумности и осмотрительности участников оборота. Выбирая средства доставки, лицо должно предполагать, что в нормальных условиях функционирования сетей информация должна с высокой степенью вероятности достигнуть адресата. Тем более что существуют и весьма распространены методы повышения надежности доставки: подтверждение получения (прочтения), отчет о доставке письма (либо информации, передаваемой иным способом). Следовательно, если сторона не проявила достаточной разумности и осмотрительности в выборе средств и методов доставки информации адресату, к ней может быть предъявлено требование о возмещении возникших в результате этого имущественных потерь. Если же действия сторон отвечали требованиям нормальной разумности и осмотрительности, то возложение на какую-либо из сторон всех понесенных потерь недопустимо.

Автором также рассматривается возможность использования в сети Интернет положений ГК РФ о специальных порядках заключения договора:

на торгах и с использованием публичной оферты. Автор отмечает, что в деятельности так называемых интернет-аукционов не применяются нормы статей 447-449 ГК РФ: не соблюдаются обязательные предписания указанных статей о внесении задатка, сроке уведомления о проведении торгов, а также не устанавливается обязанность заключения договора между продавцом и выигравшим покупателем. Это связано с тем, что интернетаукцион не является аукционом в том смысле, который придает этому термину ГК РФ. Речь идет о разных по сути явлениях: в обычном гражданском обороте торги – явление разовое, в любом случае связанное с проведением некоторых подготовительных работ; интернет-аукционы связаны с постоянным поступлением новых лотов, их быстрым размещением и оперативной продажей, эта деятельность осуществляется на постоянной основе и фактически может быть сведена к посреднической. Невозможность использования для защиты интересов клиентов интернет-аукционов традиционных конструкций ГК РФ компенсируется созданными практикой механизмами осуществления и защиты прав, например, системой рейтингов.

Эти механизмы не могут обеспечивать интересы лица в той же мере, что и конструкции ГК РФ, но они оказываются более приспособленными к данной сфере оборота.

Заключение договора с использованием публичной оферты характерно для деятельности интернет-магазинов. Исследуя вопросы их деятельности, автор указывает на возможность индивидуализировать условия продажи товаров под каждого покупателя, что нарушает положения статьи 426 ГК РФ о необходимости заключения публичного договора на одинаковых условиях для всех потребителей.

В конце данного параграфа автор анализирует вопросы совершения в сети Интернет юридически значимых действий, не носящих характера сделок. Здесь автор делает вывод о том, что если законодательство придает юридическое значение только действиям, совершенным в определенной форме и определенным способом (подача иска, опубликование в печатном органе), действия с использованием сети Интернет или (а) не могут быть совершены в принципе (например, подача иска), или (б) могут быть совершены, но будут иметь не юридическое, а фактическое значение (опубликование информации о федеральных законах на сайте Государственной Думы), или (в) могут считаться надлежащими, только если были совершены наряду с совершением этих действий традиционным способом.

Третий параграф главы посвящен анализу института представительства в сети Интернет и соотношения посредничества и представительства. Автор указывает на то, что осуществление прав через представителя в сети Интернет сопряжено с определенными трудностями, не исключающими, впрочем, возможности использования данного института. В основном они связаны с тем, что при использовании сети Интернет не всегда существует возможность проверить правосубъектность и дееспособность представителя, надлежащим образом оформить или проверить его полномочия. Автором также рассматриваются вопросы использования для передачи волеизъявления (ответа на волеизъявление) программ-роботов и иных аналогичных программных комплексов, которые иногда называют «электронными представителями». К сделкам, заключенным при помощи таких средств, должны применяться нормы, регулирующие осуществление прав и обязанностей личными действиями субъекта, что, однако, вызывает ряд проблем в тех случаях, когда в результате сбоев в таких программах (случайных или вызванных действиями третьих лиц) произошло искажение воли их владельца (например, в случае заключения договора по цене, ниже запрограммированной). Автор делает вывод, что возможность признания такой сделки недействительной существует только при наличии противоправных действий третьих лиц, получивших несанкционированный доступ к программе-роботу: такую сделку просто нельзя считать совершенной, так как лицо, перенастроившее программу-робота, заранее знало об истинной воле лица и знало, что обладатель программы-робота не давал своего согласия заключить сделку на таких условиях.

Анализируя соотношение представительства и посредничества путем оказания фактических услуг в Интернете, автор указывает, что, хотя посредники при совершении сделок в сети Интернет могут играть самую различную роль, совершение сделок в сети через представителя в собственном, юридическом смысле этого слова, как лица, оказывающего юридические услуги, происходит относительно редко. Это связано с тем, что существует большое количество посредников (в частности, провайдеров доступа в Интернет, электронного документооборота и т.п.), использование услуг которых является обязательной предпосылкой для осуществления прав в Интернете, прежде всего – совершения сделок. Однако нельзя механически переносить роль посредника в отношениях, в частности, по электронному обмену данными на отношения сторон по сделке, в том числе – по заключению сделки. Наличие договора с посредниками является во многих случаях необходимой предпосылкой для совершения сделки, как и наличие доступа в сеть, но это не означает, что посредник участвует в волевых отношениях сторон.

Вытеснение юридических услуг в посредничестве фактическими обусловливается рядом факторов, прежде всего – отсутствием эффективных механизмов контроля за деятельностью представителя. Модель посредничества, основанного на оказании фактических услуг, оказалась более подходящей для рынка: договор заключает только само лицо, но не действующие по его указанию посредники, а следовательно, нет необходимости в контроле действий таких посредников, нет риска возникновения убытков в результате выхода посредников за пределы полномочий, заключения ими сделок, противоречащих интересам как представляемого лица, так и его контрагентов. Сами посредники также несут гораздо меньшую ответственность за совершаемые ими сделки, так как нет возможности ни для признания сделки заключенной от имени самого представителя (пункт 1 статьи 183 ГК РФ), ни ответственности представителя за действительность (а в некоторых случаях – и исполнимость сделки). Все это делает фактическое посредничество весьма распространенным в условиях сети Интернет.

Третья глава диссертации «Фактические способы осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей с использованием сети Интернет» посвящена фактическим способам осуществления прав и исполнения обязанностей с использованием сети Интернет, которые автор подразделяет на осуществление доступа к информации с использованием сети Интернет и распространениеинформации с использованием данной сети. В первом случае лицо приобретает информацию своими активными действиями, во втором – приобретение информации является следствием активных действий третьих лиц, пользователь лишь пассивно получает данную информацию.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.