WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 34 |

непосредственно связаны с ним своей деятельностью, а вообще всех ввергнутых в этот механизм с момента рождения".Каковы причины рационализации Согласно Веберу, современная рационализация имеет давние исторические корни и является результатом уникальной "констелляции" ряда исторических обстоятельств. П.Гайденко и Ю.Давыдов так подводят итог веберовских размышлений об исторических предпосылках рационализации:

Случилось так, что в определенной период и в определенном локале встретились несколько феноменов, несших в себе рациональное начало: античная наука, особенно математика, дополненная в эпоху Возрождения экспериментом и приобретшая – со времен Галилея – характер новой, экспериментальной науки, глубоко связанной – в самой своей методологической основе – с техникой; рациональное римское право, какого не знали прежние типы общества и которое получило на европейской почве свое дальнейшее развитие в средние века; рациональный способ ведения хозяйства… Моментом, позволившим как бы синтезировать все эти элементы, оказался, согласно Веберу, протестантизм, создавший мировоззренческие предпосылки для осуществления рационального способа ведения хозяйства…, поскольку экономический успех был возведен протестантской этикой в религиозное призвание.

В результате в Европе впервые возник новый …и не имеющий аналогов в истории тип общества, который современные социологи называют индустриальным. Все прежде существовавшие типы обществ, в отличие от современного, Вебер называл традиционными.

Важнейший признак традиционных обществ – это отсутствие в них господства формальнорационального начала. … Формальная рациональность, в веберовском понимании, - это прежде всего калькулируемость…, то, что поддается количественному учету, что без остатка исчерпывается количественной характеристикой.Веберовский "диагноз", поставленный современному обществу еще в начале ХХ века, остается верным до сих пор. Процесс рационализации продолжает осуществляться, выйдя далеко за пределы западных обществ и подчиняя своей культурной логике все человеческие общества.

Цит. по: Куракин Д. Символические классификации и "Железная клетка": две перспективы теоретической социологии // Социологическое обозрение. Т.4. № 1. 2005. С.64.

Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность. М., 1991. С.75-76.

Многие исследователи на протяжении ХХ века обращались к концепции рациональности, анализируя западную культуру и особенности функционирования западных обществ. Можно назвать, например, представителей неомарксистской "критической школы", в частности, Герберта Маркузе. Он рассматривал рационализацию как фактор порабощения человека в западной культуре, и провозглашал "иррациональность" формальной, технической рациональности, лишающей человеческую жизнь смысла и цели. Уже упоминаемый выше Джордж Ритцер на основе веберовской концепции рациональности разработал свою концепцию "макдональдизации". Американские рестораны быстрого питания выступают в этой концепции типичным воплощением основных принципов формальной рациональности, которые до сих пор "управляют" жизнью современных обществ: это эффективность, предсказуемость, упор на количество, а не на качество, осуществление контроля посредством замены человеческих технологий унификацией операций39. Ритцер также отмечает тенденцию иррационализации, обессмысливания жизни, порождаемую господством этих принципов в широком масштабе. Категорию "смысла" они просто исключают.

И, тем не менее, эти принципы продолжают оставаться основными регуляторами современной социальной жизни – во всяком случае, в аспекте социальной структуры.

Социология знания и социология культуры Карла Манхейма.

Карл Манхейм (Мангейм, Маннхейм) – известный немецкий социолог, основатель социологии знания. Исследования в этой области привели его к пониманию необходимости более широкого подхода к анализу духовных феноменов, к работам в области социологии культуры. В своих работах, посвященной социологии культуры, Манхейм старался определить ее предметную область и методологию, затрагивал ряд конкретных проблем, таких, как роль и типы интеллигенции, генезис мировоззрений, связь убеждений с социальным контек Ритцер Дж. Современные социологические теории. СПб.. 2002. С.497.

стом, истоки возникновения самой проблематики культуры в научном и философском мышлении и т.д. На творчество Манхейма оказали влияние М. Вебер и К. Маркс, В. Дильтей и М. Шелер, а также ряд других мыслителей.

К. Манхейм, как и многие его предшественники и современники, признавал огромную роль идей в развитии человеческого общества. Однако он не склонен был рассматривать "идеи" как нечто автономное по отношению к социальному контексту. Напротив, Манхейм, как и Маркс, был убежден, что человеческое мышление, порождающее идеи, всегда укоренено в конкретных исторических, социальных условиях и определяется этими условиями. Мышление человека обусловлено его социальным положением, групповой принадлежностью, особенностями образа жизни и судьбы его группы. Манхейм писал:

"мыслят не люди как таковые и не изолированные индивиды осуществляют процесс мышления, мыслят люди в определенных группах, которые разработали специфический стиль мышления в ходе бесконечного ряда реакций на типичные ситуации, характеризующие общую для них позицию". Наиболее известной в области исследования социального генезиса идей работой Манхейма является "Идеология и утопия". Задачей этой работы было "показать, как люди действительно мыслят". В контексте взглядов Манхейма это означало – показать социальные корни мышления.

Манхейм различает "идеологии" и "утопии" как две формы социально обусловленного мышления, различающихся своей направленностью. Идеология – форма мышления, связанная с существующим социальным порядком.

Очевидно, что носителями идеологии выступают преимущественно те социальные группы, чьё положение в социальной структуре привилегированное или хотя бы устойчивое, группы, заинтересованные в сохранении существующего социального устройства. Утопия, согласно Манхейму, - форма мышления, присущая тем социальным группам, которые недовольны существующими условиями жизни. Утопии несут в себе образ нового, более "совершенного" (с точки Манхейм К. Идеология и утопия // Он же. Диагноз нашего времени. М., 1994. С.9.

зрения носителей утопического мышления) социального устройства. Утопии, одержав победу, могут превращаться в идеологии, а идеологии, будучи переосмысленными – в утопии, так как сущностного различия между ними нет. "Утопия" отличается от "идеологии" лишь своей способностью преобразовывать существующий порядок. "Идеология" и "утопия" в качестве искаженных форм мышления противостоят "адекватным" представлениям о реальности, которые встречаются в истории довольно редко.

Каждая стадия исторического бытия обволакивалась представлениями, трансцендировавшими это бытие, однако до тех пор, пока они "органически" (т.е. не оказывая преобразующего воздействия) входили в картину мира, соответствующую данному периоду, они выступали… как идеологии, присущие данной стадии исторического развития. Пока феодальному государству и средневековой церковной организации удавалось связывать обещания райского блаженства не с существующей социальной структурой, а с некой трансцендентной сферой, с потусторонним миром и тем самым лишать их преобразующей силы, они ещё принадлежали к данному общественному порядку. Лишь тогда, когда определенные группы людей ввели эти чаяния в сферу своей непосредственной деятельности, пытаясь их реализовать, эти идеологии стали утопиями… Каждое конкретно "функционирующее жизненное устройство" может быть с наибольшей ясностью понято и охарактеризовано посредством того типа экономической и политической структуры, которая составляет его основу; однако оно охватывает также все человеческие отношения (специфические формы любви, общения, борьбы и т.п.), которые допускает или требует данная структура, и, наконец, - все те формы и способы переживания и мышления, которые соответствуют данному жизненному устройству и в этом смысле совпадают с ним… …Однако каждое "реально существующее жизненное устройство" обволакивается представлениями, которые следует именовать "трансцендентными бытию", "нереальными", потому что при данном общественном порядке их содержание реализовано быть не может, а также и потому, что при данном социальном порядке жить и действовать в соответствии с ними невозможно. … Представления, которые соответствуют конкретно существующему … социальному порядку, мы назовем "адекватными", соответствующими бытию. Они встреча ются относительно редко … Соответственным, адекватным бытию представлениям противостоят две большие группы трансцендентных бытию представлений: идеология и утопия… Поскольку мышление, согласно Манхейму, социально детерминировано, возникает закономерный вопрос – возможно ли истинное, объективное познание социальной реальности Как достичь "адекватного" понимания реальности Манхейму не удалось удовлетворительно ответить на этот вопрос. Некоторые надежды он возлагал на независимую интеллигенцию – социальный слой, способный, по его мнению, подняться над социально обусловленными стереотипами мышления. Однако, как показывает исторический опыт, интересы интеллигенции очень часто тесно связаны с интересами тех или иных классов общества, и её мышление ничуть не более свободно от социальной обусловленности, чем мышление представителей других слоев. Именно интеллигенция особенно активна в деле создания как "идеологий", так и "утопий".

Надо отметить, что проблема объективности познания, проблема существования "объективной истины" вызывала (и вызывает) затруднения не только у Манхейма, но, фактически, у всех авторов, изучавших социальные и культурные предпосылки мышления.

От социологического анализа знания Манхейм перешел к более масштабным задачам – он разработал проект социологии культуры. Однако этот проект долгое время оставался неизвестным научной общественности. Разрабатывая свой вариант этой дисциплины, Манхейм называет её и "социологией культуры", и "социологией духа", определяя её предмет так:

Поскольку общество является общим полем взаимодействия, формирования идей и коммуникации, социология духа представляет собой исследование духовных функций в контексте практической деятельности.Манхейм не отказывается от своей заявленной в социологии знания цели – анализа социальной обусловленности мышления, но расширяет эту задачу.

Манхейм К. Идеология и утопия // Он же. Диагноз нашего времени. М., 1994. С.165-166.

Манхейм К. Эссе о социологии культуры // Он же. Избранное. Социология культуры. СПб.,2000, С.26.

Задачей социологии духа он считает попытку "определить социальный характер духовных процессов"43.

Манхейм набрасывает методологическую схему социологического анализа духовных феноменов, включающую три этапа.

Первый этап. Анализируется значение, содержащееся или предполагаемое в зафиксированных выражениях мысли, чувства или вкуса, причем определение его подлинной обоснованности или истинности откладывается до третьего этапа исследования.

Второй этап. Прослеживается и выявляется весь диапазон социальных взаимосвязей, в контексте которых задумываются и осуществляются эти высказывания. Особое внимание уделяется анализу оценок, решений и систем приоритетов, которые неявным образом выражаются в действиях участников данных ситуаций.

Третий этап. Возобновляется анализ содержания высказываний в восстановленном контексте первоначального взаимодействия и реконструируется их полное ситуационное значение.Органической частью социологии культуры Манхейма является социологический анализ самого феномена культурно-социологического познания. Он рассматривает возникновение социологии культуры (и других наук о культуре) как результат специфической социальной ситуации европейского Нового и новейшего времени. Характерной чертой этой ситуации стала проблематизация самого феномена культуры, выделение культуры в качестве объекта исследовательского интереса. Иными словами, культура была осознана "как культура" – особая сфера реальности, а ее продукты – как "феномены культуры", а не нечто, само собой разумеющееся и очевидное. Причиной подобного интереса стала, согласно Манхейму, дифференциация культурной и социальной жизни, распад некогда единого мировоззрения на множество автономных культурных сфер, формирующих собственные миры значений и ценностей. С утратой целостности и нарастанием противоречивости культурные значения утратили абсолютность и незыблемость, что и привело к их проблематизации. С другой стороны, разнообразие культурных значений, идей, ценностей, мировоззрений, Манхейм К. Указ. Соч. С. 54.

Манхейм К. Указ. Соч. С. 57.

способствовало поискам некоего объединяющего принципа, в качестве которого и выступило общее понятие "культуры". Культура стала восприниматься как всеобъемлющая реальность, позволяющая объединить множество разнородных духовных феноменов.

Манхейм перечисляет факторы, способствовавшие формированию современного представления о культуре.

1) релятивизация отдельных сфер культуры по отношению друг к другу, причем ценностный аспект делается на … их совокупности;

2) понимание относительности и преходящего характера любой исторической формы феномена культуры;

3) осознание принципиально процессуального характера культуры;

4) соответствующее образованию переживание феномена культуры как такового, идеал образования;

5) антагонистическое размежевание понятия культуры и понятия природы;

6) осознание общественного характера феномена культуры.Для становления социологии культуры наибольшее значение имеет последний из перечисленных факторов. Социология культуры является наукой, которая рассматривает феномен культуры "с социологического понятийного уровня", с точки зрения общественной обусловленности культурных явлений, их "социальной функциональности". Причем под "функциональностью" феномена культуры понимается не столько его "назначение", сколько его обусловленность социальной ситуацией. Культурный феномен есть "функция" социальной ситуации и выводится исследователем из анализа данной ситуации.

Необходимость социологии культуры как науки, изучающей социальные основания культурных феноменов, Манхейм выводит из самой "природы" общества. Общество представляет собой не только устойчивые формы взаимодействия людей (формы "социации", если пользоваться терминологией Г. Зиммеля). Оно предстает также и в значениях, которые опосредуют взаимодействие, объединяют или разъединяют людей. Наличие "смыслового" аспекта соци Манхейм К. О специфике культурно-социологического познания // Он же. Избранное. Социология культуры. М.-СПб., 2000. С. 239.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.