WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

методологические основания и современное политико-правовое оформление» представлен анализ различных подходов к определению социального государства. Социальное государство – одно из ключевых определений (наряду с правовым и демократическим) современного цивилизованного государства. В общем понимании оно означает правовое и демократическое государство, проводящее сильную и универсальную социальную политику в интересах граждан, признающее свою ответственность за их благосостояние и наделяющее их широкими социальными правами.

Несмотря на достаточное широкое распространение в политологическом, правовом, экономическом дискурсе, термин «социальное государство» среди исследователей не имеет консенсуса, позволяющего трактовать его однозначно. Разнообразные подходы к его пониманию затрудняют изучение его природы, механизмов функционирования, одновременно свидетельствуя о стремлении исследователей найти наиболее оптимальное определение.

Идеи социального государства стали разрабатываться на рубеже XIX-XX вв., а затем получили законодательное закрепление в правовых системах многих европейских стран, что было обусловлено потребностью индустриализации национальных экономик, движением к демократизации обществ и повышение значимости прав и свобод личности.

Первая концепция социального государства была выдвинута немецким государствоведом и экономистом Лоренцем фон Штейном в 1850 г. Его теория представляет синтез либерально-правовой и социалистической доктрин государственности, которая сложилась под влиянием социально-философского учения Г.Гегеля, а также французских социалистических доктрин. Исходным критерием выделения социального государства в особый тип государственности стало распространение патерналистских отношений государства на всех членов общества независимо от их социальной принадлежности. Качественно новый этап в развитии теории и практики социального государства связан с его возведением в конституционный принцип и интерпретацией как особого типа государства. Данный этап именуется этапом социальных услуг и связан он с приобретением государством принципиально новых социальных функций.

На смену социальному оптимизму 1950-х – 1960-х гг., когда идея построения государства всеобщего благосостояния в развитых странах Запада казалась как никогда реальной, пришел определенный скептицизм, достигший своего апогея к концу 1970-х гг. Виной всему стал прежде всего мировой финансовый кризис и замедление темпов экономического роста социальных государств. Критике подвергались как идеологические и теоретические основы социального государства, так и непосредственно практики государств всеобщего благоденствия. Расходы на социальное обеспечение росли быстрее, чем доходы государства, что потребовало повышения налогового бремени и обязательных взносов в систему социального обеспечения. К тому же, иммиграция, проблема «старения» населения и рост уровня ожидаемого благосостояния сделали нагрузку на экономически активное население практически неподъемной.

В конце ХХ – начале ХХI вв. критика государства благосостояния стала утихать. Однако продолжающиеся и поныне разногласия по этому вопросу представляют собой результат глубоко укоренившихся конфликтов интересов и ценностей, а не просто реакцию на циклические экономические трудности.

Во втором параграфе «Гражданское общество и социальное государство: проблемы взаимодействия» исследуется гражданское общество как один из ключевых политических ресурсов становления и развития социального государства.

Гражданское общество и социальное государство, находящиеся во взаимодействии, переходящие в интегративное качество, рассматриваются в качестве элементов системы. В работе понятие гражданского общества трактуется как совокупность неполитических общественных отношений, проявляющихся через ассоциации и организации граждан, законодательно огражденных от прямого вмешательства государства.

Большинство политологов склонно считать, что в XX в. в развитых странах сформировался определенный тип гражданского общества, для которого характерен приоритет частнособственнических интересов, наличие широкого «среднего класса» как основы общества, высокий уровень жизни, значительное количество разнообразных общественных движений и объединений. При этом обязательным условием возникновения гражданского общества являлось наличие экономической самостоятельности населения на базе частной собственности.

Представления о гражданском обществе как о составной части современного развитого государства являются основополагающими для понимания его роли в развитии принципов социального государства.

Значимость гражданского общества в России как политического ресурса существенно снижается за счет крайне слабой институционализации демократических начал в обществе; фактического отсутствия среднего класса вне крупнейших городов; децентрализации, очагового характера институтов гражданского общества и отсутствия в нем консолидации; отсутствия роста качества и уровня жизни широких масс населения при одновременном увеличении имущественного расслоения; зависимости от государственного контроля и одновременного разочарования населения в государственной политике, недоверии к политическим институтам; политической пассивности общества, в особенности к такому негативному явлению как коррупция. По уровню коррумпированности Россия традиционно занимает места соответствующие показателям беднейших стран Африки. Ежегодно в таких областях как госзакупки, строительство, транспорт, естественные монополии, в судебной и правоохранительной системах из-за коррупции теряются средства, сравнимые с бюджетом всей страны. Преодоление системной коррупции во всех сферах – актуальные задачи, стоящие перед современной Россией в целом и институтами гражданского общества, в частности.

Гражданское общество, выполняя функции по агрегированию социальных интересов, через свои институты приобретает реальные возможности контролировать власть. Однако отсутствие действенных механизмов участия общественных объединений в органах власти не позволяет в полной мере использовать политические ресурсы гражданского общества для построения социального государства.

В третьем параграфе «Зарубежный опыт формирования и развития социального государства» дан анализ современных моделей социальных государств, а так же приведена их типологизация.

Исследование сложного и комплексного характера социального государства позволило автору выделить ряд характерных для него признаков:

1. Демократический принцип организации власти;

2. Мощный экономический потенциал, позволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно положения собственников;

3. Социально ориентированная структура экономики, равенство различных форм собственности; активная и всеобъемлющая социальная политика государства с приоритетным статусом социальных проектов;

4. Правовой статус государства; развитое социальное законодательство, соответствующее современным международным нормам; закрепление формулы «социальное государство» в Конституции страны;

5. Развитое гражданское общество, наличие широкого общественного консенсуса по основным социальным вопросам.

В работе представлена классификация моделей социального государства в зависимости от регулирующей роли государства:

1. Либеральная (американская) с приоритетной ролью частной собственности, регулируемой через законодательную, налоговую и денежно-кредитную политику экономикой. При этом вопросы трудовых отношений, социального страхования, пенсионного обеспечения, медицины и образования решаются в основном рыночными методами.

2. Социально-рыночная, предусматривающая постоянную поддержку тех, кто испытывает трудности в обеспечении достойного уровня жизни.

3. Корпоративная (японская), представляющая собой модель регулируемого корпоративного капитализма, где социальные функции государства во много берет на себя крупный бизнес, обеспечивая социальную защиту своих работников.

4. Скандинавская модель, в основе которой лежат рыночные отношения на конкурентных началах с активным использованием государственного регулирования. Характеризуется высокой ролью государственного и кооперативного секторов экономики, значительной налоговой нагрузкой на бизнес и население при минимальном социальном расслоении.

Определение сути социального государства через его политическую природу выливается в подразделение социальных государств на либеральные, консервативные и социал-демократические. В основе данной классификации лежит принцип противопоставления рынка социальной направленности государства, противостояние либеральной и социалистической идей.

1. Либеральное – обеспечивает равные социальные шансы гражданам и исходит из остаточного принципа финансирования малообеспеченных, стимулируя активный поиск ими работы.

Традиционные области государственного попечения, такие как медицина или образование, регулируются рыночными механизмами.

2. Консервативное – исходит из необходимости обеспечить равновесие патерналистских мер власти с адресными программами социальной поддержки различных профессиональных и имущественных слоев. Как правило, ориентируется на приоритетное социальное обеспечение семьи, а не отдельного индивида.

3. Социал-демократическое – постулирует равные социальные права граждан и обеспечивает их одинаковыми социальными условиями и льготами, чем достигается фактическое равенство социальных условий. По существу Отдельно автор подробно рассматривает «шведскую модель» как особый вид социального государства. Данная модель сформировалась под влиянием социал-демократических идей в конце 1960-х гг., когда в Швеции стало отмечаться успешное сочетание быстрого экономического роста с обширной политикой реформ на фоне относительной социальной бесконфликтности в обществе и высокого уровня благосостояния.

Исходя из функционального критерия в классификации социальных государств, автор выделяет первичное социальное государство, государство социальных услуг, государство всеобщего благосостояния, и наконец, либеральное социальное государство как историческое следствие кризиса идеологии всеобщего благосостояния.

Как видно из приведенных выше классификаций, каждая из них опирается лишь на один из факторов, характерных для формирования и развития социальных государств. Таким образом, объективную картину можно получить, лишь используя все представленные классификации в комплексе.

Во второй главе «Политические ресурсы развития современного социального государства», состоящей из трех параграфов, исследуется практика реализации в России социальной функции государства.

В первом параграфе «Социальная политика – ключевой фактор формирования социального государства в современной России» анализируется развитие сферы социальных отношений в современной России.

После развала Советского Союза в основу социально-экономических преобразований новой России был положен либерально-рыночный принцип. Планировалось отказаться от советской патерналистской модели социальной политики и перенести акцент на обеспечение мобильности рабочей силы, условий для переквалификации, на поддержание бедных и особо нуждающихся. Универсальный принцип планировалось заменить адресным. Избыточное участие государства в экономике также признавалось неэффективным, а наличие большого госсектора – недопустимым. Спешная приватизация по безличным ваучерам и через залоговые аукционы – привела к фактическому разрушению производственной сферы народного хозяйства. За 20 лет реформ существенного перевооружения производственного сектора не произошло, а значительная часть мощностей и технологий были безвозвратно утеряны.

Разрушение народного хозяйства не могло не сказаться на уровне жизни граждан. По разным данным, в России за чертой бедности проживает от до 51 млн. чел. Преодоление бедности – это основная, хотя далеко не единственная проблема в социально-экономической сфере страны. В пореформенной России значительное количество социальных функций государства осуществлялось в виде реализации государственных целевых программ. Они носили системный характер, выявляли значимые для общества проблемы, консолидировали ресурсы для их решения. Наконец, целевые программы способствовали оптимизации расходования бюджетных средств. Но освоение этих средств было крайне неудовлетворительным.

С середины 2000-х гг. функции Федеральных целевых программ отчасти приняли на себя Приоритетные национальные проекты, которые предусматривали концентрацию бюджетных и административных ресурсов на повышении качества жизни граждан как необходимое и логичное развитие социальной политики России. В качестве приоритетных направлений «инвестиций в человека» были выделены: здравоохранение, образование, жильё, сельское хозяйство. Отдельно стоит отметить меры по улучшению демографической ситуации в России, проявившиеся в виде программ «Родовые сертификаты» и «Материнский капитал». Однако катастрофические последствия «шоковой терапии» во многом не удалось преодолеть. Уровень жизни продолжает стремительно падать.

Таким образом, в социально-экономической сфере Российской Федерации можно выделить две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, по уровню развития законодательства в социальной сфере, перечню социальных гарантий и услуг, закреплению социального статуса государства в Конституции Россию можно формально отнести к социальному государству. С другой стороны, реальный уровень благосостояния граждан низок, социальные выплаты и льготы малообеспеченным мизерны и не обеспечивают достойного уровня жизни, качество предоставляемых населению услуг низкое и не отвечает современным стандартам. Таким образом, по основным социальноэкономическим критериям Россия не может являться социальным государством, что позволяет в рамках исследования говорить лишь о наличии отдельных элементов социального государства.

Во втором параграфе второй главы «Региональная социальная политика в условиях формирования социального государства (на примере Воронежской области)» дается анализ социальноэкономической сферы в области как политического ресурса развития.

Региональная социальная политика – явление относительно новое, поскольку в советский период регион не являлся в полной мере самостоятельным носителем социально-политических отношений и практически не представлял собой субъекта региональной политики.

Однако в условиях регионализации всех сторон жизнедеятельности общества, передачи значительной части социальных функций и гарантий субъектам федерации значимость региональной социальной политики возросла. Каждый регион – субъект федерации, стал экономической подсистемой с сильной взаимосвязанностью всех основных элементов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.