WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 34 |

В обеих столовых организованы санитарные ячейки и бракеражные комиссии. Однако работа таких столовых являлась, скорее, исключением из правил, нежели самим правилом.

Неслучайно статья, описывающая работу таких столовых, была озаглавлена: «Светлые точки на темном фоне» [13]. Таким образом, в деятельности общественного питания многое зависело и от непосредственных работников столовых, которые могли либо способствовать улучшению питания, либо окончательно сводить его на нет через злоупотребления, хищения, растраты и плохой сервис.

Сотрудники треста нередко сталкивались с грубостью со стороны обслуживающего персонала. «Официантки очень грубы», — жалуется рабочий Клеменков [9]. «В столовой шахты II. Молодые исследователи социальной работы № 8 избивают рабочих», — гласит заголовок местной газеты [14]. Заведующий столовой Дворенко избил рабочего Тубольцева, заподозрив его в излишке получения хлеба. На предложения шахтеров улучшить работу столовой заведующий, как правило, отвечал грубостью: «Не нравится! Вылетай! Отберу пропуск в столовую!». Качество обслуживания было на низком уровне и в столовых для ИТР, где грубость персонала была также не редкость [12].

Как видно из представленного материала, положение с кадрами в первые годы десятилетия было «чрезвычайным».

В большинстве случаев столовыми заведовали малоопытные и часто малограмотные люди. Поварской персонал имел очень низкую квалификацию, и в преобладающем числе столовых работу старших поваров выполняли повара третьей категории, а в качестве самостоятельных поваров работали помощники поваров и «вчерашние кашевары». При расширении сети общественного питания проблема кадров вставала еще более остро. В связи с этим в городе существовали трехмесячные курсы поварского персонала, на которых в 1932 г. обучалось 74 человека. Однако темпы и размер подготовки поварского персонала не могли обеспечить всю сеть столовых [15, л. 21].

Система общественного питания, выполняя свою основную функцию кормить людей, являлась еще своего рода инструментом, с помощью которого государство старалось поддержать внутри производства именно ту категорию людей, в которых оно было особо заинтересовано. Именно по этой причине появлялись специальные столовые для инженеров, а внутри столовых для рабочих государство настаивало на отдельном меню для ударников и лиц, работающих более 12 часов в сутки. Ударники ставились в пример остальным рабочим. Через систему закрытых распределителей из специальных фондов они могли получать преимущественное снабжение продовольственными и промышленными товарами.

Такая система связывала результаты труда человека с улучшенным снабжением. Предпринятые меры должны были стимулировать людей улучшать производственные показатели.

Однако общее плачевное состояние общественного питания в первые годы десятилетия не всегда позволяло в полной мере развернуть такую дифференциацию [16, л. 42]. По этому поводу в газетах помещались целые статьи с соответствующими заголовками: «Снабдить ударников продуктами первой Социальная работа в России: образование и практика необходимости», «Ударников обходят стороной», «Магазин ударников снабдить продуктами» [17].

С середины десятилетия работа системы общественного питания в Карагандинском угольном бассейне стала постепенно улучшаться. В 1934 г. всем заведующим шахтами было дано распоряжение немедленно приступить к строительству свинарников при столовых. Каждой столовой выделялось по разнарядке соответствующее число поголовья [18, л. 14].

При некоторых предприятиях также стали создаваться подсобные хозяйства. В 1936 г. в регионе уже работали четыре фабрики-кухни, которые готовили до 15 тысяч блюд в день [19, с. 119].

С целью улучшить работу столовых в 1937 г. были произведены организационные изменения всей системы общественного питания. На основании приказа Народного Комиссариата внутренней торговли Казахской ССР № 109 от 15 мая 1937 г.

был создан Карагандинский государственный трест столовых и ресторанов. Цель треста — обслуживание трудящихся питанием через сеть своих производственных и торговых предприятий. В его задачи входило выполнение установленных планов, улучшение обслуживания, подбор и воспитание кадров, организация социалистических соревнований, улучшение организации и условий труда работников [20, л. 165–170].

Однако с изменением структуры общественного питания не разрешались основные проблемы столовых. Местная пресса в конце десятилетия отмечала, что ассортимент столовых чрезвычайно беден, в обслуживании по-прежнему грубость и бескультурье. Не прекращались случаи обсчета и обвешивания столующихся. Санитарное состояние столовых оставляло желать лучшего: «На столах грязь, не имеется умывальников и полотенец, не соблюдаются элементарные правила санитарии» [21]. В 1939 г. в системе треста общественного питания произошло 1296 случаев хищений на общую сумму 113 тыс.

рублей; виной тому, по мнению автора статьи, работа в организации более 40 человек, имеющих судимость за растраты и хищения государственных средств.

Итак, развитие общественного питания и снабжение населения продовольствием было одним из самых важных направлений социальной политики, от которого напрямую зависела производительность угольного бассейна в целом и каждого рабочего и служащего в отдельности.

II. Молодые исследователи социальной работы В первые годы десятилетия сеть общественного питания имела серьезные недостатки, среди которых антисанитарное состояние столовых, небрежное обслуживание потребителей, бесхозяйственность и безответственность административнотехнического персонала. Больным местом на протяжении всего десятилетия было качество предлагаемых блюд, которое зависело от снабжения столовых и заготовок продуктов. Для общепита была также характерна нехватка приспособленных помещений, инвентаря и квалифицированных кадров. Ограниченные ресурсы, неумелое руководство и слабый контроль в этой сфере способствовали различным злоупотреблениям со стороны сотрудников. Такая сеть обслуживала лишь незначительное количество рабочих.

Со временем число учреждений общественного питания в регионе значительно увеличилось, расширилась зона обслуживания. Постепенно улучшилась материально-техническая база общепита, сменилась ее организационная структура. Однако основные проблемы первых лет сохранялись на протяжении всего десятилетия. Отличительная особенность столовых этого периода — их закрытость и нормированность. Большинство столовых были закрытыми и обслуживали только определенный контингент.

Список литературы 1. Архив президента республики Казахстан. – Ф. 719.

Оп. 3. Д. 220.

2. Там же. – Ф. 141. Оп. 1. Д. 3507.

3. Левин А. За шесть условий товарища Сталина на Караганде / А. Левин // Большевик Казахстана. – 1931. – № 12.

– С. 42–48.

4. Государственный архив Карагандинской области. – Ф.15. Оп. 1. Д. 30.

5. Там же. – Ф. 3 п. Оп. 1. Д. 17.

6. Там же. – Ф. 3 п. Оп. 1. Д. 34.

7. Архив президента республики Казахстан. – Ф. 719.

Оп. 4. Д. 667.

8. Карагандинская коммуна. – 1932. – 4 марта.

9. Большевистская кочегарка. – 1932. – 18 сентября.

10. Государственный архив Карагандинской области. – Ф.15. Оп.1. Д. 40.

Социальная работа в России: образование и практика 11. Большевистская кочегарка. – 1934. – 21 августа.

12. Большевистская кочегарка. – 1934. – 20 октября.

13. Большевистская кочегарка. – 1933. – 10 апреля.

14. Большевистская кочегарка. – 1934. – 21 октября.

15. Государственный архив Карагандинской области. – Ф. 3 п. Оп.1. Д.12.

16. Архив президента республики Казахстан. – Ф. 141.

Оп. 1. Д. 3505.

17. Карагандинская коммуна. – 1932. – 15 марта.

18. Государственный архив Карагандинской области. – Ф. 341. Оп. 1. Д. 119.

19. Малыбаев О. Борьба КПСС за создание и развитие третьей угольной базы СССР / О. Малыбаев. – Алма-Ата, 1961. – 407 с.

20. Государственный архив Карагандинской области. – Ф. 613. Оп. 1. Д. 69.

21. Социалистическая Караганда. – 1940. – 15 июля.

А.В. Кос СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РОССИИ Охрана психического здоровья является одним из основополагающих для стабильного развития мирового сообщества направлений социальной политики большинства европейских государств. В 2005 году в Хельсинки прошла Европейская конференция Всемирной организации здравоохранения, посвященная вопросам психического здоровья, в которой приняли участие министры здравоохранения стран-членов Европейского Союза. В ходе этой конференции приняты Декларация по охране психического здоровья и Европейский план действий по охране психического здоровья. В данных документах отражены приоритетные задачи в области охраны психического здоровья, практическая деятельность и обязательства в этой сфере министров здравоохранения государств-членов Eвропейского региона ВОЗ, в том числе России.

II. Молодые исследователи социальной работы Согласно Европейскому плану действий по охране психического здоровья в течение ближайших пяти-десяти лет необходимо разработать, реализовать и оценить эффективность стратегий и законодательных актов, которые позволят осуществить меры в области охраны психического здоровья.

Данные меры направлены на повышение уровня благополучия всего населения, обеспечение предупреждения и профилактики проблем психического здоровья, а также расширение возможностей социальной интеграции и функционирования лиц с психическими проблемами [1].

В рамках Декларации по охране психического здоровья министры здравоохранения обязались поддерживать неправительственные организации, активно работающие в области охраны психического здоровья, стимулировать их создание и создание организаций потребителей услуг, развивающих собственные виды деятельности, включая создание и функционирование групп самопомощи и обучения навыкам, способствующим восстановлению здоровья, отстаиванию интересов уязвимых групп населения [2, с. 14–15].

В Конституции Российской Федерации декларируется концепция социальной политики, направленная на повышение качества жизни всех слоев населения и предотвращение распространения социального риска, признается приоритет ценности прав и свобод человека над всеми остальными, а главной задачей социальной политики государства — достойное существование и всестороннее развитие человека. Таким образом, лица с нарушениями психического здоровья обладают всеми правами и свободами, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

В период существования Советского Союза не существовало закона, который бы регламентировал порядок оказания психиатрической помощи, его роль играли ведомственные инструкции, которые вследствие государственной монополии на психиатрическую помощь применялись на всей территории страны. Взаимоотношения врача и пациента строились в рамках патерналистской модели, в которой интересы государства имели значительный приоритет перед интересами больного. В результате этого люди с нарушениями психического здоровья стигматизировались и обществом, и государством как единая социальная группа; соответствующий ярлык заключался просто в том, что человек лечится у психиатра или, Социальная работа в России: образование и практика согласно распространенному речевому штампу, что «он состоит на учете в ПНД» [3]. В настоящее время ситуация изменилась, и отношения в психиатрической сфере регламентированы законодательно. Так, был принят закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 года № 3185-1 (в редакциях Федеральных законов от 21.07.1998 № 117-ФЗ, от 25.07.№ 116-ФЗ, от 10.01.2003 № 15-ФЗ, от 29.06.2004 № 58-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ) [4, с. 12–17].

Становление и развитие психиатрической службы в России в конце двадцатого века происходило поэтапно. Согласно И.Я. Гурович, данные этапы выглядят следующим образом.

С начала 1980-х годов особое место стали занимать психотерапевтические кабинеты в районных поликлиниках, появились психотерапевтические центры, происходило широкое внедрение психотерапевтических звеньев в общемедицинские учреждения. Период 1992–1993 гг. ознаменовывается принятием закона о психиатрической помощи, не только определившего правовые основы ее оказания, но и послужившего переходу от патерналистского к партнерскому принципу взаимоотношений с людьми с нарушениями психического здоровья.

В 1995 г. происходит введение в штат психиатрических учреждений значительного числа психологов, психотерапевтов, специалистов по социальной работе, социальных работников, что создало преддиспозицию к переходу от преимущественно медицинской к биопсихосоциальной модели психиатрической помощи и бригадному способу ее оказания. В целом с 1990-х годов произошло формирование социально-кризисного раздела с большим вниманием к охране психического здоровья и последствиям воздействия таких факторов общего порядка, как чрезвычайные ситуации, неблагоприятная экология, социальные потрясения, насилие и соответственно посттравматические и другие стрессовые и психосоматические расстройства [5, с. 12].

В настоящее время в систему психиатрической помощи внедряются социальные службы, становящиеся неотъемлемым компонентом системы охраны, превенции и лечения психических нарушений. Данные трансформации связаны с появлением такого направления, как социальная психиатрия. Термин «социальная психиатрия» означает раздел психиатрии, II. Молодые исследователи социальной работы изучающий социальные аспекты психических заболеваний.

Эти аспекты включают в себя влияние социальных, этнических, культуральных, экологических факторов на психическое здоровье; связь этих факторов с распространенностью, динамикой психических расстройств; возможности социальных воздействий в терапии, реабилитации и профилактике психического неблагополучия [6, с. 37–38].

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.