WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |

Кроме того что у включённых в деятельность студентов доступных источников получения информации о молодёжных организациях больше, они больше интересуются деятельностью организаций, более умело пользуясь альтернативными источниками. Включённые в МОВС студенты активнее не только в плане самостоятельного поиска интересующей информации, но и в плане присутствия на мероприятиях организации и анализа увиденного. Предполагалось, что студенты, не участвующие во внеучебной деятельности, используют пассивные средства получения информации (просмотр афиш и объявлений, а также средств массовой информации), но данная гипотеза подтвердилась лишь частично. Выбор СМИ всего 7,3 % респондентов, вероятно, связан с низким уровнем интереса к информационному содержанию СМИ (в отличие от развлекательного), в других случаях — с восприятием транслируемой информации, касающейся исключительно интересующих их сфер. При этом рекламно-информационная полиграфия, активно используемая в деятельности МОВС, окружает студента независимо от его желания как объекта трансляции информации. Большое количество так называемых рекламных контактов респондентов с печатными источниками определило наибольшее количество выбора данного ответа респондентами, не включёнными в деятельность молодёжных организаций (65,5 %).

В оценке аспекта информирования студентов о деятельности МОВС результаты исследования указывают на некоторую неудовлетворённость респондентов подачей информации.

Недостаточность знаний об объединениях напрямую влияет на включение в них, а соответственно и на развитие и самореализацию студентов. Но, принимая во внимание ответы включённых респондентов, данная проблема не осознаётся, так как наиболее вероятно, что организации (и участвующие в их II. Молодые исследователи социальной работы деятельности респонденты) считают, что максимально эффективно доносят информацию до студентов. Это может являться причиной низких оценок уровня активности студентов ТГУ, полученных в результате анкетирования, так как студенты, имеющие желание работать в каком-либо направлении, не знают либо о деятельности организаций в данном направлении, либо о возможности и путях включения в их работу. При этом студенты, уже включённые в деятельность МОВС, не получая ожидаемых результатов от используемых эффективных, на их взгляд, методов информирования, начинают расценивать это как следствие пассивности студентов университета.

Полученные результаты можно рассматривать с двух точек зрения: с одной стороны, наиболее вероятно, что включённые в молодёжные объединения внеучебной сферы респонденты имеют гораздо больший опыт общения с социально активными студентами, которые, предположительно, входят в их круг (здесь может быть выявлено недовольство своим окружением, в том числе пассивными одногруппниками, связанное с отсутствием отклика на различные проявления активности);

с другой стороны, возможен вариант оценивания по себе, т.е.

в ситуации идентификации себя социально активным или пассивным студентом вероятен перенос данного мнения на других, пусть даже и незнакомых.

Немаловажным является само определение активности студента. Большинство студентов (51,7 %) вкладывает в понятие «активный студент» значение, имеющее общественную природу (участие в различных социальных и культурных мероприятиях, проектах). Свой вариант вместо предложенных был указан включёнными в МОВС студентами в целом на 15,2 % чаще, чем не включёнными. Следовательно, можно предположить, что уровень креативности в данной группе несколько выше, но результатами проведённого исследования подтвердить или опровергнуть эту гипотезу не представляется возможным.

В оценивании сферы стимулирования социальной активности студентов и влияния на неё наблюдается значительное расхождение между ответами включённых и не включённых в деятельность молодёжных объединений ТГУ студентов. Участвующие в данной деятельности респонденты в 41,5 % случаев выбрали ответ «хорошо» (4), а не участвующие в 45,5 % анкет — «удовлетворительно» (3). При этом в группе Социальная работа в России: образование и практика не включённых настолько близко к модальной оценке «удовлетворительно» «подобрался» лишь ответ «хорошо» (4) (20,0 %). Это в очередной раз подтверждает некоторую усреднённость оценок респондентов, не участвующих в деятельности молодёжных объединений внеучебной сферы. Причём обе группы опрошенных студентов сошлись на мнении, что участие в деятельности молодёжных организаций ТГУ оказывает положительное влияние на социальную активность студентов, «способствует повышению общественной активности» (82,1 %).

Также респонденты, отметившие у себя позитивные эффекты от участия в деятельности во внеучебной сфере, принимают это за общеобязательное следствие, что вновь говорит о проецировании своего опыта на «общий случай».

Результаты исследования говорят о том, что, уже включившись в деятельность какой-либо организации, студенты осознают, что они открыты, доступны для подключения к деятельности, в то время как среди других всё ещё бытует мнение о невозможности вступления в них. При этом оценки открытости молодёжных объединений для включения в их деятельность демонстрируют удовлетворённость респондентов сложившимся положением дел.

Нельзя обойти вниманием и функционирование студентов в организации. Такие аспекты, как отведённая им роль и привлечение к управлению и планированию деятельности, выступают одними из наиболее влиятельных факторов. Студентам, участвующим в работе организаций, нравится, как с ними работают в МОВС. Об этом говорят оценки, полученные молодёжными объединениями в отношении методов взаимодействия, принятых в организации. Но также причина может скрываться и в том, что в случае неудовлетворённости обращением с собой в объединении студент, вероятнее всего, прекратит своё участие в его деятельности.

Оценка эффективности деятельности молодёжных объединений внеучебной сферы Томского государственного университета среди студентов, включенных в эти объединения, составила 3,9 балла. Среди не включённых средний балл ниже — 3,6. Общий уровень эффективности молодёжных объединений ТГУ в целом удовлетворяет студентов университета.

Таким образом, гипотеза о позитивном влиянии деятельности МОВС на социальную активность студентов в результате проведённого исследования была подтверждена.

II. Молодые исследователи социальной работы Ким М.Ю.

СИСТЕМА ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ КАРАГАНДИНСКОГО УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА В 1930-Е ГГ.

Развитие системы общественного питания в советское время преследовало важные социально-экономические задачи.

Во-первых, это был один из способов создания равных возможностей в получении необходимых благ и улучшения бытового положения рабочих. Во-вторых, такая система предполагала освобождение женщины от утомительной работы на кухне, что способствовало активному включению женского труда в промышленное производство. В условиях продовольственного дефицита в начале 1930-х гг. и нормированного снабжения по карточкам система общественного питания была важным ресурсом удовлетворения потребности в продуктах.

В связи с бурным развитием в 1930-е гг. Карагандинского угольного бассейна и ростом числа рабочих все более актуально вставал вопрос об обеспечении их полноценным питанием.

В условиях форсированной индустриализации на промышленных предприятиях приходилось много и тяжело работать, чтобы восстановить потраченные силы, рабочему необходимо было полноценное сбалансированное питание. Поэтому развитие системы общепита в 1930-е гг. имело важное производственное значение. Такая сеть должна была быстро и качественно накормить рабочих, позволив им сосредоточиться на производственных задачах.

В начале десятилетия постановка общественного питания в Карагандинском угольном бассейне была довольно плачевной. В 1931 г. согласно данным ОГПУ было 23 столовых, которые охватывали только 25 % рабочих и 5 % членов их семей.

Остальная рабочая масса системой общественного питания не была охвачена. Сами столовые располагались в бараках временного типа, которые были «тесными, темными и грязными». Помимо нехватки соответствующих площадей, столовые также не были обеспечены необходимым количеством инвентаря и оборудования. Не хватало стульев, котлов, кастрюль, кухонной посуды, не было вилок и ножей, рабочим приходилось получать обед и чай в одной и той же миске. В результате Социальная работа в России: образование и практика фактическая пропускная способность столовых была примерно в три раза меньше положенной. К примеру, к столовой № 1 было прикреплено 1400 человек, реально же обслуживалось 500 человек. В столовой № 2 должно было питаться человек, в действительности она обслуживала только 300 человек. Несмотря на это постоянно образовывались большие очереди во время обеденного перерыва. Качество предлагаемых блюд было неудовлетворительным. Сотрудники ОГПУ сделали выводы, что питание в столовых не сытное и не вкусное, обеды мало питательны и подчас приготовляются из непригодных продуктов [1; л. 439].

Из общего числа столовых в 1931 г. только шесть были пригодны для обслуживания в зимнее время, остальные не отапливались [2, л. 40]. Рабочие абсолютно не обеспечивались горячим питанием в ночную смену, поскольку столовые в это время не работали. Закрыты были ночью и буфеты [3; с. 45].

В 1932 г. открылось еще 29 столовых из 30 запланированных [4; л. 98]. Их работа, по мнению горсовета, имела ряд серьезных недостатков. Вызвало нарекание территориальное размещение столовых, в ряде случаев они располагались в недостроенных зданиях. По-прежнему были плохо оборудованы и готовили обеды низкого качества.

Большие очереди, которые постоянно образовывались в столовых, по мнению проверяющей бригады из Центросоюза и ВЦСПС, являлись одной из причин опозданий и прогулов [5, л. 45]. Поскольку продукты в столовые поставлялись несвоевременно либо вовсе не доставлялись, они часто работали с перебоями. В столовой № 12, которая обслуживала ЦЭС, такая ситуация приводила к тому, что рабочие попросту не выходили на работу. По данным городского отделения ОГПУ, 5 июля 1932 г., вследствие того что в столовой не было завтраков и обедов, на работу не вышло 200 рабочих [6, л. 73].

В связи с тем что в ларьке № 8 при одиннадцатом стройучастке не было хлеба, 91 рабочий этого участка, «проработав голодными до 12 часов дня, работу бросили и в этот день больше не работали». Постоянные прогулы и опоздания совершали рабочие и учащиеся учебного комбината шахты № 27, ввиду того что столовая, в которой они обсуживались, находилась в 3 км от предприятия. Кроме того, ее работа не согласовалась с рабочим временем шахтеров: если смена начиналась в 12 часов дня, то столовая открывалась только с 11 часов. Рабочим II. Молодые исследователи социальной работы необходимо было за час пообедать и преодолеть расстояние в 3 км. В результате «шахтер приходил на шахту, когда смена уже спустилась, а опоздавшим вход на шахту был воспрещен» [6, л. 56]. Зачастую опоздания были массовыми, поэтому шахта приостанавливала работу. В итоге работа общепита напрямую влияла на производительность труда.

В спецсводке № 19 от 10 января 1933 г. сотрудники ОГПУ отмечают, что общественное питание до сих пор не налажено.

Меню обедов по-прежнему однообразно: «капуста, картофель, вода — в большинстве случаев без жиров», имело место приготовление из недоброкачественных продуктов [7, л. 20].

Сеть столовых, действующая в угольном бассейне, неоднократно подвергалась критике и со стороны самих рабочих. Заголовки местной газеты «Карагандинская коммуна» свидетельствуют об этом: «Повысить качество обедов», «Столовая должна содержаться в чистоте», «Дать рабочему хорошую пищу», «Привлечь Хотемову к ответственности» [8]. Недовольство столующихся отражалось также на страницах местной газеты «Большевистская кочегарка». В статье «В столовой № 31 нет рабочего контроля» говорится о том, что часто столующийся не получал второго, а то и хлеба: «8 сентября ужинали без хлеба». В одной из столовых заведующим Кулаковым было введено правило, согласно которому опоздавший на завтрак или обед лишался хлеба. Отсутствие хлеба и других продуктов питания в меню объяснялось сотрудниками столовой весьма просто: «У меня перерасход, я не виноват» [9].

Зная весьма слабую обеспеченность столовых, к празднованию Первого мая президиум горсовета издал весьма характерное постановление, согласно которому на первое и второе мая столовые должны быть «обеспечены всеми видами продуктов питания, не допуская перебоя в снабжении» [1, л. 13].

Помимо проблем реального дефицита и нехватки продовольственных ресурсов, которые пытались решить хотя бы в праздничные дни, существовали также злоупотребления со стороны людей, работавших в системе общественного питания. Бригадой рабочего контроля в столовой шахты № 18 была поймана на обвесе рабочих раздатчица Домешкина. Она отпускала порции творога 90 г вместо 150 г. В результате действий бригады была уволена, однако через какое-то время опять принята. Очередная проверка опять показала обвес: вместо 200 г хлеба к обеду она отпускала 150 г. У проверяющих вызвали Социальная работа в России: образование и практика недоумение действия управления рабочего снабжения, которое повторно приняло Домешкину.

В столовой № 47, обслуживающей инженерно-технических работников, по мнению инженера Иванова [11], регулярно происходил обсчет клиентов на 40 копеек за обед. Столующиеся также были недовольны тем, что на второе в основном подавались вегетарианские блюда. В это же время дежурные мясные блюда продавались по коммерческой цене. Здесь же говорится, что сотрудники управления рабочего снабжения Фрадкин и Мстиславский в курсе всех происходящих дел, но никаких мер не принимают. Это объясняется, по мнению автора статьи, тем, что последние очень часто бывают «в гостях» в столовой. В другой столовой, обслуживающей ИТР, также были обнаружены факты наценки на обеды, материалы проверки посланы в прокуратуру [12].

Справедливости ради стоит отметить, что в работе общественного питания были и положительные моменты. Победитель соцсоревнования столовая № 23 имела хорошо оборудованные зал и кухню. Меню в столовой было достаточно разнообразным. Столующимся на завтрак, обед и ужин на выбор предоставлялись сытные блюда, включающие мясные продукты. К примеру, 2 апреля ужин состоял из «жареного свежего сазана, мясных пончиков и сладкого чая». В столовой № 31, которую в недавнем прошлом сильно критиковали, произошли также серьезные изменения. Благодаря активным действиям сотрудника столовой Кузнецова, было расширено и отремонтировано помещение, установлено новое оборудование.

Приготовляемые блюда стали достаточно высокого качества.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.