WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 34 |

также длительно занимается грантовой деятельностью организация «Томский ковчег», проект «Счастливое детство» ТСЖ «Березовая роща» продолжается уже 2 года и т.д. Это особая дилемма муниципального гранта: кому дать средства Инновационному или старому, проверенному и необходимому проекту Организации, получающие из года в год муниципальный грант, рассматривают его как необходимую поддержку для своей обычной деятельности. Эта деятельность зачастую направлена на категорию людей, особенно нуждающихся в помощи и внимании: лиц с ограниченными возможностями здоровья (в том числе детей), пожилых одиноких людей и т.д.

Но грантовый пул всегда ограничен. Решение этой проблемы, очевидно, возможно при предоставлении таким организациям особой стипендии, позволяющей осуществлять их основную деятельность.

Оценка социальных проектов часто ведется, исходя из представлений о прошлой деятельности организаций, их авторитета, сложившихся стереотипов. Наша проектная группа пыталась избежать подобной ситуации, что возможно с помощью объективных критериев. Независимая оценка актуальна для непосредственно мониторинга проекта или завершающей оценки. Хотя на первом этапе, когда заявки организаций на II. Молодые исследователи социальной работы получение гранта только рассматриваются экспертным советом, опыт организации стоит учитывать — не как определяющий фактор, а как усиливающий оценку компетентности организации в той области, на которую направлен проект.

Также наблюдается тенденция распространения значения мониторинга как среди грантодателей (о чем говорит заказ комитета по местному самоуправлению на оценку проектов нашей проектной группе), так и среди грантополучателей.

Вначале, при оценке проектов муниципального гранта 2007 г., нередко мы наталкивались на отчуждение среди руководителей и участников проектов, часто интервью воспринимались ими как проверки. Однако в 2008 г. сам термин «мониторинг» уже часто упоминался в заявках, реакция грантополучателей стала проще. Появилась обратная связь: советы, замечания.

Благодаря этому можно положительно характеризовать нашу деятельность по оценке социальных проектов.

Кроме того, в ходе взаимодействия в рамках оценки проектов муниципального гранта 2008 г. были выявлены грантополучатели и организации, нуждающиеся в наших консультациях и тренингах по социальному проектированию. Поэтому мы внесли в свой проект дополнительную цель: разработать и освоить семинар-тренинг по основам проектирования на муниципальном уровне и предложить его комитету по местному самоуправлению в 2009 г.

Анализ организации муниципального гранта 2008 г. свидетельствует о более тщательном и строгом отборе заявок. Так, грант не получили некоторые организации, имеющие длительный опыт в этой деятельности, но при этом оформившие неправильно или небрежно заявку на грант. Например, межрегиональная общественная организация «Экологический центр “Стриж”», проект «Экополис лидерства»; ТРОО клуб многодетных семей «Лада», проект Сквер «Многодетная семья»; ТГОО «Томский городской комитет избирателей», проект «Школа Активного Гражданина: новые перспективы».

Изучение проектов муниципального гранта 2007 и 2008 гг.

позволило выявить некоторые типичные ошибки и недостатки при их реализации. Главным и достаточно распространенным является несоответствие мероприятий запланированным срокам, их перенос. Однако в основном задержки носили объективный характер. Для проектов, направленных на создание материальных ценностей (ремонт, постройка, установка Социальная работа в России: образование и практика оборудования и т.д.), часто причиной отставания от плана являлась задержка поставки оборудования и других составляющих. Нередко перенос мероприятий обусловливался погодой или тем, что основная группа участников в это время была несвободна (так было в проекте «Фестиваль Средневековой культуры “Серебряная башня IV”» Томской региональной общественной организации Военно-исторический клуб «Ворон»).

В проекте «Создание музея “Мокрушинский”» (школа № 49) сроки были перенесены из-за объединения двух школ и возникших в связи с этим проблем с помещениями. Работа по проекту велась в разрозненных помещениях. Но с рядом проектов были серьезные проблемы: деньги муниципального гранта потрачены, но цели и задачи проектов не выполнены. В этих случаях предпринимались серьезные меры вместе с комитетом по местному самоуправлению.

В целом опыт участия в оценке социальных проектов муниципального гранта 2007 г. помог нашей группе основательнее и более профессионально осуществить экспертные оценки в 2008 г. по всем проектам. Этот опыт, а также изучение литературы, опыта других субъектов Российской Федерации легли в основу нашей методики оценки эффективности социальных проектов и грантов.

Список литературы 1. Город — это мы!. – Томск: Курсив, 2007. – 32 с.

М.В. Вишневенко СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БИЗНЕСА В РОССИИ Благотворительность российского бизнеса не является чемто новым в отечественной истории. Сегодня уже много известно о том вкладе, который внесли русские капиталисты на рубеже XIX и XX веков как в поддержку бедных и неимущих слоёв населения, так и в развитие национальной культуры. Стараниями П. Третьякова, С. Щукина, С. Мамонтова, С. Морозова создавались художественные галереи, театры, музеи. Такие меценаты, как Бахрушин и Алексеев, строили богадельни, приюты, II. Молодые исследователи социальной работы школы. В сегодняшние дни вновь приобретает актуальность социальная ответственность бизнеса, поскольку слой богатых предпринимателей, сформировавшийся во время либеральных реформ, начинает тратить накопленные средства, в том числе и на нужды общества.

Исследования по проблеме благотворительности описывают главным образом деятельность дореволюционных российских благотворителей, её причины, а также роль в социальной жизни [1, 2]. Ряд авторов рассматривает западноевропейский опыт благотворительности, его традиции и масштабы [3]. Современный российский опыт по поставленной проблеме остаётся малоизученным.

В данной статье рассматривается проблема влияния дореволюционной традиции и западноевропейского опыта на формирование социальной ответственности бизнеса в России настоящего времени.

Обращаясь к традициям дореволюционной мотивации благотворительности, можно проследить следующую тенденцию:

филантропические поступки совершались, исходя во многом из христианского учения о любви к ближнему, а также веры человека в возможность благими поступками спасти свою душу.

Поэтому современные исследователи обращаются к религиозности русских предпринимателей как к основному мотиву их благотворительной деятельности. Будучи людьми очень религиозными, они считали необходимым помогать нуждающимся, чтобы «искупить» свою жесткость в деловой сфере, оправдать богатство и заслужить прощение за совершенные или будущие грехи. В отличие от дворянства, обладавшего значительными богатствами в виде недвижимости, но постоянно ощущавшего нехватку «живых» денег, купечество имело значительные средства. Обладая большой практической сметкой, предприниматели стремились направить деньги на богоугодное дело также максимально целесообразно, устраивая благотворительные заведения, делая то, что могло принести пользу Отечеству или нуждающимся. К 1900 году только в Москве производилось больше пожертвований, чем в Париже, Берлине и Вене.

В 1910 году в России было зафиксировано 4762 благотворительных общества и 6278 благотворительных заведений различных типов. Лишь 25 % их общего бюджета финансировалось за счет средств казны и местных органов власти, остальное — за счет частных пожертвований, по большей части купечества.

Социальная работа в России: образование и практика Только по Москве они ежегодно составляли от 1 до 4 млн рублей [2, с. 35]. Однако, оценивая благотворительную деятельность этого социального слоя, исследователи считают, что изъятие денег из прибыли от эксплуатации наёмного труда и раздача этих денег на благотворительные цели в виде милостыни отражали парадокс русского предреволюционного периода: наёмные рабочие русских предпринимателей зарабатывали деньги для своих хозяев, а потом нищие на улицах получали эти деньги в виде милостыни. В качестве примера можно привести описание деятельности интеллигентной купеческой семьи Хлудовых. Дореволюционный историк московского купечества П. Бурышкин писал, что Алексей Иванович, по отзывам людей, близко его знавших, был «человек неподкупной честности, прямой, правдивый, трудолюбивый, отличавшийся силой ума и верностью взглядов». В своей работе исследователь Тазьмин обращается к другому дореволюционному источнику — книге К. Пажитнова «Положение рабочего класса в России». Анализируя причины рабочего бунта в 1880 г. на ткацкой фабрике Хлудовых в Ярцево, автор пишет, что владелец фабрики, наживший миллионы, по купеческому обычаю думал и о спасении души. Незадолго до «истории» он сделал пожертвование в 12000 рублей на поддержание типографии, печатавшей богослужебные книги для старообрядцев. Условия же работы на фабрике были тяжелые: хлопчатобумажная пыль, удушливая жара и запах, огромные штрафы, выплата жалования съестными припасами и одеждой из хозяйских лавок. Все эти условия привели к бунту. Хлудов в присутствии генерал-губернатора обещал отменить снижение зарплаты, но потом от обещания отказался [3, с. 93].

На Западе благотворительность имеет вид добровольного вклада в социальную сферу. Принципы корпоративной социальной ответственности, обусловленные общественными ожиданиями, сводятся к активному действию организации в таких сферах, как охрана среды обитания, здравоохранение, защита прав граждан и потребителей. К примеру, «Кокакола» — крупнейшая американская корпорация — является одним из главных производителей безалкогольных напитков в мире. Через фонд, основанный в 1984 г., компания занимается международной благотворительностью. Она осуществляет профилактические и просветительские программы по ВИЧ/СПИДу в Латинской Америке, Северной Америке и страII. Молодые исследователи социальной работы нах Тихоокеанского бассейна. Фирма «Майкрософт» своими инициативами в рамках «Глобального гражданства» стремится создать людям и предприятиям по всему миру условия полностью реализовать свои возможности. В частности, программа «Безграничный потенциал» помогает отдельным людям и сообществам по всему миру осуществлять свои цели и мечты с помощью актуальных, доступных и недорогих технологий. Корпорация «Эксон Мобил» через свой благотворительный фонд в 2006 г. предоставила наличных средств, товаров и услуг на 138,6 млн долларов по всему миру, в том числе 59,3 млн долларов населенным пунктам за пределами США [4]. Таким образом, можно говорить о западной благотворительности как о деятельности более расчётливой, чем благотворительность дореволюционных российских предпринимателей. Западные меценаты не просто люди, желающие искупить свои прегрешения перед обществом за счёт призрения страждущих, а расчётливые бизнесмены, преследующие определённые цели, такие как улучшение экологической ситуации или снижение напряжённости в обществе, как об этом пишет в своей статье Р.Г. Апресян [5].

В современной России, где слой людей, способных на широкую меценатскую деятельность, формируется только в течение последних 15 лет, достаточно остро стоит вопрос осознания направленности политики благотворения. Деятельность современного российского бизнеса находится под большим влиянием западной традиции благотворительности. Нынешние благотворители основной упор в своей меценатской деятельности делают не на призрение нищих и обездоленных, как в царской России, и не на улучшение качества среды человеческого проживания (как социальной, так и природной), а на вложение в сферу образования и науки. Очень характерны слова владельца сетей «Голден-телеком» и «Корбина-телеком» Александра Мамута: «Мы награждаем не тех, кто дороже всех сдал свой институт под мебельные магазины, а тех, кто добился успеха в коммерческой реализации научных продуктов и научных услуг. То есть тех, кто смог найти себя на рынке, мы не финансируем проекты, мы финансируем людей» [6, с. 15]. Есть основание полагать, что характер благотворительной деятельности современного российского бизнеса определяется необходимостью собственного развития, а не пониманием социальной ответственности перед обществом. Таким Социальная работа в России: образование и практика образом, благотворительность современного российского бизнеса отличается от западной традиции, а также от традиции дореволюционной благотворительности.

Можно сказать, что в настоящее время государство старается использовать различные частные благотворительные фонды в качестве источника финансирования своих социальных программ. Расчёт строится на том, что фирмам и фондам даются разного рода налоговые льготы. Такая политика играет большую роль: с одной стороны, привлечение негосударственных инвесторов существенно сокращает затраты бюджета на реализацию социальных программ; с другой стороны, реализация этих программ с помощью частных структур даёт обществу понимание, что о нём проявляет заботу не только государство, но и та часть общества, которая является наиболее успешной и наиболее социально защищённой.

Таким образом, российская благотворительность находится сейчас в самом начале пути становления. Идёт процесс осознания традиций современного меценатства. В данный момент можно смело говорить лишь о том, что нынешняя деятельность российских бизнесменов в этой сфере не похожа ни на российскую дореволюционную с её христианским человеколюбием, ни на западную с её расчётливым улучшением среды обитания человека. Представители современного бизнеса в России только начинают осознавать ответственность перед обществом за свои действия, связанные с вложением капитала, в том числе в сферу благотворительности.

Список литературы 1. Бурышкин П.А. Москва купеческая / П.А. Бурышкин. – М., 1991.

2. Голицын Ю. Предпринимательство и русский характер / Ю. Голицын // Русский предприниматель. – 2001. – № 11.

3. Тазьмин Ю.Н. Меценатство и благотворительность в России. К вопросу о мотивациях / Ю.Н. Тазьмин // Социологические исследования. – 2002. – № 2.

4. Информационный сайт о США [Электронный ресурс].

– Режим доступа: http://www.america.gov/ru/fpolicy/aid/ business2.html, свободный.

II. Молодые исследователи социальной работы 5. Апресян Р.Г. Филантропия: милостыня или социальная инженерия / Р.Г. Апресян // Общественные науки и современность. – 1998. – № 5.

6. Таратута Ю. Корпоративные инвестиции / Ю. Таратута // Коммерсант-Деньги. – 2002. – № 41.

Н.В. Грек ОТ ВОЙНЫ ДО ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМА РАННЕГО СОЦИАЛЬНОГО СИРОТСТВА СОВЕТСКОЙ РОССИИ 1920–30-Х ГГ.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.