WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Все процессуальные действия, проводимые в ходе расследования уголовного дела, по смыслу уголовно-процессуального закона служат лишь одной цели – установлению объективных обстоятельств происшедшего в их действительной последовательности, т.е. истины по делу. Законодатель напрямую не упоминает истину, как цель доказывания, но автор согласен с учеными полагающими, что истина находит свое выражение в уголовном процессе через его состязательность.

Отсутствие состязательности на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования предоставляет стороне обвинения достаточно большие возможности для проведения предварительного расследования с обвинительным уклоном, выраженность которого зависит полностью от субъекта производящего предварительное расследование по конкретному уголовному делу, т.е. дознавателя, следователя или прокурора.

Единственным противовесом этому всегда была и остается сторона защиты.

Однако реально противостоять обвинительному уклону защитник имеет возможность лишь в стадии судебного разбирательства. На стадии же предварительного расследования права защитника остались фактически прежними, и реально он может лишь оказывать консультативную юридическую помощь своему подзащитному, а также заявлять ходатайства и обжаловать действия и решения должностных лиц, производящих расследование по уголовному делу, т.е. его роль достаточно пассивная.

В настоящее время, в связи с провозглашением принципа состязательности, злободневным является вопрос об объеме прав защитника и возможности его участия в собирании доказательств по уголовному делу. В данном случае речь идет именно о праве участия в доказывании по уголовному делу, а не об обязанности. Защитник обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) не может нести обязанность доказывания по уголовному делу, исходя хотя бы из презумпции невиновности его подзащитного, но, тем не менее, разговор можно вести в этом аспекте потому, что, как уже говорилось, лишь защитник в ходе предварительного расследования может оказать противодействие возможному произволу и обвинительному уклону со стороны органов уголовного преследования, но при условии наличия у него определенного объема прав по собиранию, закреплению и оценке доказательств по уголовному делу, которому он участвует в качестве защитника. При этом необходимо отметить, что данное противодействие может быть реальным лишь при наличии у защитника возможности активного участия в производстве предварительного расследования, а не исполнения функции наблюдателя, каковым он фактически является в настоящее время по действующему ныне УПК РФ.

Одним из важнейших общих условий уголовного процесса является гарантированное право на защиту, позволяющее обвиняемому как самому лично, так и с помощью защитника, доказывать свою невиновность, либо приводить смягчающие наказание обстоятельства. Но право обвиняемого на защиту служит не только охране его законных интересов, оно также позволяет успешно решать задачи правосудия в целом, в том числе правильно проводить предварительное расследование преступлений.

Закон не только провозглашает право обвиняемого защищаться, но и требует от дознавателя, следователя, прокурора и суда обеспечения обвиняемому возможности воспользоваться своими правами, которые, в частности, должны быть ему четко разъяснены. Таким образом, речь идет не просто о провозглашении права на защиту, а об обязательном обеспечении его, т. е. создании условий для реального осуществления этого права.

Автор отстаивает точку зрения о том, что в настоящее время вести разговор о каком-либо равенстве сторон на предварительном следствии нельзя. В настоящее время в уголовном судопроизводстве на одной стороне представитель государства в виде дознавателя, следователя либо прокурора, а на другой стороне – обвиняемый (подозреваемый) и его защитник, статус которого в аспекте субъекта доказывания не определен до настоящего времени. Ни о каком фактическом или юридическом равенстве не может быть и речи, когда на одной стороне находится представитель государственной власти, предъявляющий суду доказательства виновности, а на другой - гражданин, чья судьба в буквальном смысле слова решается в результате судоговорения.

Даже и в той небольшой возможности участия в процессе доказывания, защитник полностью поставлен в зависимость от органов уголовного преследования, т.к. на предварительном следствии от их усмотрения зависит признание полученной информации необходимой и относящейся к предмету доказывания по конкретному уголовному делу, либо нет. Учитывая, что наш законодатель формально не обременил органы уголовного преследования обязанностью производить предварительное расследование объективно, полно и всесторонне, как это было предусмотрено ранее, значит, они в этом и не заинтересованы. Необходимо отметить, что многие ученые обращают внимание на то, что решение вопроса о приобщении к материалам дела доказательств, представленных защитником, зависит от усмотрения следователя или прокурора, что не сформулированы правила, устанавливающие порядок опроса лиц защитником, запроса им справок и характеристик, обязанность оказания содействия в этом защитнику и многое другое.

Все виды уголовно-процессуальных доказательств перечислены в ч. ст. 74 УПК и фактически этот перечень является исчерпывающим. В главах 23, 24, 25, 26, 27 УПК перечислены следственные действия, посредством которых возможно получение доказательств по уголовному делу на досудебных стадиях уголовного процесса. Ни в одной из норм уголовнопроцессуального закона, регулирующих деятельность по собиранию доказательств о защитнике, как лице, имеющем право осуществлять производство следственных действий, не упоминается. Любое отдельное следственное действие, как и производство по уголовному делу вообще, имеет особую процессуальную форму, которая является одним из видов правовой формы государственной деятельности и направлена, в первую очередь, на обеспечение режима законности при производстве по делу.

Исходя из того, что защитник не упоминается в Кодексе как лицо, имеющее право производить следственные действия по уголовному делу, следовательно, он, невзирая на положения ч.3 ст. 86 УПК, субъектом доказывания не является.

Диссертант убежден, что для возможности активного участия защитника в доказывании по уголовному делу, для обеспечения состязательности уголовного судопроизводства на досудебных его стадиях, в первую очередь, необходимо внести в Уголовно-процессуальный кодекс РФ изменение, ввести адвоката в перечень субъектов доказывания по уголовному делу (ч. 1 ст. 86 УПК).

В параграфе 2.2. «Проблема допустимости доказательств невиновности» рассмотрен вопрос целесообразности и обоснованности предъявления доказательствам невиновности требования допустимости.

Проблема утраты доказательств по причине получения их с несоблюдением закона остается быть проблемой злободневной.

В настоящее время судебное рассмотрение дел приобрело ориентацию на жесткость в оценке законности получения доказательств. Вместе с тем практика отправления правосудия неоднородна. Подходы к аналогичным возникающим ситуациям со стороны судей существенно разнятся.

Уголовно-процессуальный закон предъявляет требование наличия у любого доказательства такого обязательного свойства, как допустимость (ст.

75 УПК РФ). Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК.

Автор полагает, что основная задача правил проверки допустимости доказательств — оградить правосудие от таких действий правоохранительных органов, которые нарушают конституционные права и свободы человека и гражданина. Этим и определяется место и значение правил проверки допустимости доказательств в доказательственном праве в целом.

Необходимо признать, что доказательства, полученные с нарушением установленного порядка или прав обвиняемого и признанные на этом основании недопустимыми, могут использоваться в интересах защиты. Если лишить сторону защиты такого права, получится, что негативные последствия нарушений закона, допущенных при получении доказательств, несет обвиняемый, что на обвиняемого и его защитника, но существу, возлагается ответственность за такие нарушения.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом доказательства получаются путем производства следственных и иных процессуальных действий дознавателем, следователем, прокурором и судом (ч. 1 ст. 86 УПК).

Обвиняемый и защитник таких действий не проводят и сами доказательств не получают. В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК защитник вправе собирать имеющие значение для дела сведения, которые могут потом получить статус доказательств. Но для этого указанные сведения должны быть представлены дознавателю, следователю, прокурору или суду и введены в уголовный процесс путем производства соответствующих следственных действий:

допроса в качестве свидетелей лиц, которых опрашивал защитник; осмотра и приобщения к делу полученных им предметов и документов.

Разумеется, если такие сведения получены защитником непредусмотренным законом путем или с нарушением установленных законом условий (например, без ясно выраженного согласия лица на производство опроса), они в любом случае не будут приняты как доказательство. Но когда защитник действует строго по закону, а также, если следственные действия, направленные на получение доказательств, производятся соответствующими должностными лицами не по инициативе защитника и при этом допускаются нарушения закона, неблагоприятные последствия подобных нарушений не могут идти во вред защите.

Исследователи обращают внимание на то, что решение вопроса о приобщении к материалам дела доказательств, представленных защитником, зависит от усмотрения следователя или прокурора, что не сформулированы правила, устанавливающие порядок опроса частных лиц защитником, запроса им мнений специалистов, обязанность оказания содействия в этом защитнику и т.д. Данное положение сохраняется и в настоящее время.

Допустимость доказательств неотделима от принципа состязательности, который определяет не только судебные стадии, но и стадии досудебного уголовного судопроизводства, т.е. стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования и т.д.

Как характер процесса, так и процессуальная форма служат в первую очередь ограничению возможности произвола над личностью, нарушения конституционных прав и свобод граждан, фальсификации доказательств, привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновного. В частности, об этом прямо указано в ч. 2 ст. 6 УПК РФ. Предъявляя требование допустимости не только к доказательствам стороны обвинения, но и к доказательствам стороны защиты, уголовно-процессуальный закон, таким образом, ставит обвиняемого (подозреваемого) и его защитника в полную зависимость от лица, производящего предварительное расследование, т.е. в зависимость от стороны, осуществляющей уголовное преследование.

Законность получения доказательств находит выражение в наличии нескольких признаков. Должны быть соблюдены права, свободы определенных лиц. Если обоснование требуется ограничение прав, свобод, то такая реализация нуждается в строгом соответствии правовым нормам. Этот признак с необходимостью присущ для получения любого вида доказательств, т.е. даже для тех, в отношении которых не установлена сколько-нибудь жесткая регламентация.

Далее, процессуальное действие (в том числе и любое следственное действие), направленное на приобретение доказательств, производство которого обусловлено конкретными правилами, должно соответствовать им и нормам более широкого регулирования. Фактически речь здесь идет о всех следственных, судебно-следственных действиях, судебной экспертизе.

Подразумевается соблюдение процессуальной формы, как в узком смысле, так и в широком.

Свойство допустимости носит характер чисто условный. В какой-либо момент уголовно-процессуальный закон предусматривает один порядок получения и закрепления доказательств, затем может предусматривать абсолютно иной. Исходя из этого, завтра будет допустимым такое доказательство, которое сегодня было ничтожным, не имеющим никакой юридической силы. Достаточно изменить порядок возбуждения уголовного дела и все доказательства, полученные после возбуждения дела с нарушением порядка и требований, будут недопустимыми («плоды отравленного дерева»), либо наоборот. «Игра» с условностями влечет за собой чисто теоретические споры, что в процессуальном смысле немыслимо, т.к. уголовно-процессуальный закон регулирует взаимоотношения между участниками уголовного процесса, т.е. между людьми, одному или одним из которых грозит уголовное наказание, решается его дальнейшая судьба.

В отношении доказательств невиновности необходимо еще раз подчеркнуть, что для доказательств такого рода не имеет смысла устанавливать требования допустимости. Не имеет абсолютно никакого значения методы и источники получения таких доказательств. Автор считает, что вполне достаточно для доказательств невиновности их проверки на наличие свойств относимости и достоверности. Достоверность – это несомненность доказательства, обусловленная проведенной уголовнопроцессуальной проверкой, предусмотренной законом. Таким образом, достоверность знания, как осознание познающим субъектом его истинности или ложности через объективную доказанность, имеет и субъективный критерий – внутреннее убеждение.

Только в отношении доказательств невиновности можно говорить, как о допустимых в любом случае. Законодатель в ч. 2 ст. 6 УПК указал, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Диссертант считает необходимым внести изменения в ч. 1 ст. 75 УПК РФ и изложить ее редакцию в следующем виде: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, если они не являются доказательствами невиновности, являются недопустимыми…и т.д.».

По мнению автора, в совокупности с иными аспектами участия защитника в процессе доказывания, это изменение способствовало бы выполнению одной из важнейших задач уголовного процесса – исключения возможности осуждения невиновных лиц.

В заключении в сжатом виде формулируются выводы по исследуемым вопросам.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.