WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 21 |

Мы неоднократно слышали со стороны юристов, представителей общественности и государственных структур мнения о том, что третья степень ограничения способности к трудовой деятельности отнюдь не препятствует возможности человеку с инвалидностью работать. На межрегиональной конференции "Трудоустройство инвалидов: интегрированный подход", которую организовала и провела наша организация в гостиничном комплексе Измайлово в ноябре 2004 года, один весьма высокопоставленный сотрудник Пособие по итогам проекта Министерства труда и социального развития Российской Федерации пытался нас убедить в том же. Он заявил, что введение степени ограничения способности к трудовой степени, как нового критерия выплаты базовой трудовой пенсии по инвалидности не повлияет на возможности инвалидов трудиться. Однако в Федеральном Законе № 181 "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", статья 23 "Условия труда инвалида", записано, что инвалидам, занятым в организациях независимо от организационно правовых форм и форм собственности, создаются необходимые условия труда в соответствии с Индивидуальной программой реабилитации инвалида. И если ИПР, в соответствии с положениями статьи 11 Федерального Закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", для самого инвалида имеет рекомендательный характер, то для всех организаций независимо от их организационно правовых форм и форм собственности ИПР инвалида является обязательной для исполнения. Следовательно, если в Индивидуальной программе реабилитации у человека с инвалидностью проставлена третья степень ограничения способности к трудовой деятельности, то любая организация, взяв его на работу, нарушит действующее законодательство. И сложно за это предъявлять ей претензии. Разве кто то захочет иметь проблемы с трудовой инспекцией, тем более, что законодательство будет явно не на его стороне Ярким примером того, что эта проблема имеет объективный характер, а не является следствием стереотипного отношения работодателей к возможности брать на работу людей с инвалидностью, можно увидеть на примере Федеральной государственной службы занятости населения. Ни один инвалид не может быть поставлен на учёт как безработный гражданин, если у него не сформирована Индивидуальная программа реабилитации и, соответственно, не проставлена степень ограничения способности к трудовой деятельности. Если человеку с инвалидностью была присвоена третья степень ограничения способности к трудовой деятельности, то он также не может быть признан безработным гражданином и не может претендовать на участие в государственных программах по трудоустройству инвалидов (курсы профессионального обучения, клубы ищущих работу, временное трудоустройство социально незащищённых слоёв населения и т.д.) И если предъявлять претензии, в том числе и в судебном порядке, то Создание модели трудоустройства молодых инвалидов начинать надо с государственных организаций, которые ярко демонстрируют пример дискриминационного отношения к трудовым возможностям людей с инвалидностью.

Вот так получилось, что в нашей стране резко возросло количество нетрудоспособных инвалидов. Ведь, начиная с момента принятия в 1995 году Федерального Закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" и до введения в действие степени ограничения способности к трудовой деятельности, все люди с инвалидностью в нашей стране считались трудоспособными. В соответствии со статьёй 1 упомянутого закона, была отменена прямая связь между понятиями "инвалидность" и "трудоспособность", существовавшая во времена Советского Союза (когда 1 группа инвалидности означала нетрудоспособность человека, II группа делилась на рабочую и нерабочую, а III группа давала инвалиду возможность трудиться). Это с одной стороны соответствовало нормам Стандартных правил обеспечения равных возможностей ООН, а с другой было большим достижением общественного движения российских инвалидов. Но Правительством Российской Федерации был придуман новый способ для того, чтобы вернуться к классификации инвалидов по их трудовым возможностям.

Мы слышали разные версии того, почему в нашем государстве начала осуществляться подобная реформа. Остановимся на двух из них. Первая заключается в прогрессивном духе Министерства труда и социального развития того времени, и желании в соответствии с общемировыми тенденциями перевести определение инвалидности с медицинских компонентов на социальные факторы. Здесь можно процитировать одного из бывших Председателей нашего Правительства "хотели как лучше, а получилось как всегда".

Приоритетное значение будут иметь программные мероприятия, направленные на создание инвалидам реальных условий для осуществления реабилитации и восстановления полноценных социальных, профессионально трудовых и семейно бытовых отношений. Приоритетность этих мероприятий обеспечивается выделением на их выполнение основного объема финансовых средств, планируемых для реализации ФЦП из федерального бюджета. Прогнозируется, что выполнение программы создаст условия для сокращения численности инвалидов Пособие по итогам проекта и обеспечит ежегодный возврат к самостоятельной профессиональной, общественной и бытовой деятельности до 160 тысяч инвалидов, что за пять лет составит около 800 тысяч инвалидов (из них около 30 тысяч инвалидов вследствие боевых действий и военной травмы). Экономический эффект, который получит государство в результате реализации предлагаемой программы, составляет, в среднем, 2,6 3,5 млрд. рублей ежегодно.

При этом в расчет принимается экономия средств федерального бюджета, а также государственных внебюджетных фондов, вследствие прекращения выплат реабилитированным гражданам, с которых сняты инвалидность и ограничения способности к трудовой деятельности (пенсии по инвалидности, ежемесячные денежные выплаты, компенсации, приобретение технических средств реабилитации и другие расходы).

(27 июля 2005 г. г. Москва N1306 http://www.km.ru/magazin) Вторая выглядит гораздо менее оптимистичной и строится на том, что всё происходящее является просто частью плана по сокращению расходов нашего государства на социальные нужды, и, в частности, на выплаты людям с инвалидностью.

Инвалиды после реабилитации должны возвращаться к трудовой деятельности. Об этом заявил на последнем заседании правительства министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов.

По его мнению, число инвалидов следует сократить примерно втрое.

По данным Росстата, общее количество инвалидов в стране составляет около 12 млн. человек. Это, полагают власти, слишком много. Г н Зурабов убежден, что "если исключить социальную инвалидность, то в России сейчас насчитывалось бы 3,5 4 млн.

инвалидов". Поэтому, считает министр, необходимо отказаться от помощи им через органы соцзащиты, а взамен ввести различные льготы для работодателей и тем самым стимулировать их принимать инвалидов на работу.

Смысл рассуждений чиновника в том, что правительство готовится сократить социальные гарантии тем, кто нуждается в них в первую очередь. Налицо попытка переложить расходы государства, покалечившего в непрекращающихся войнах и Создание модели трудоустройства молодых инвалидов конфликтах миллионы своих граждан, на каких то абстрактных работодателей… (Валерий Виркунен http://www.newizv.ru/news) У нас неоправданно много нетрудоспособного населения" к такому выводу пришли министры, обсуждавшие программу соцподдержки инвалидов на 2006 2010 гг. Сегодня их число перевалило за 12 млн., причем в 2005 году инвалидами уже стали тыс. человек. Глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов заявил:

люди стремятся получить инвалидность ради денег. Размер дополнительных компенсаций варьируется от 500 до 2000 руб.

(Газета Московский Комсомолец от 29.07.2005) Подтверждением тому являются и дальнейшие шаги Правительства РФ, которое реорганизовало службу медико социальной экспертизы и с 1 января 2005 года перевело её из регионального подчинения в единую федеральную структуру. С этого момента стали явно вырисовываться новые тенденции, когда людям с инвалидностью повсеместно стали занижать степень ограничения способности к трудовой деятельности. Во многом это произошло из за недовольства Правительством политикой региональных служб социальной защиты населения (к ведению которых тогда относилась медико социальная экспертиза) в определении степеней ограничения способности к трудовой деятельности. До 1 января 2005 года выплаты людям с инвалидностью обеспечивал федеральный центр, а определяли, сколько им платить (то есть, устанавливали степени ограничения способности к трудовой деятельности) учреждения, подчиняющиеся региональным властям. Но это не долго продолжалось.

Президент Всероссийского Общества Слепых А.Я. Неумывакин в интервью газете "Русский инвалид", декабрь 2005 года:

"Негативным последствием введения Федерального Закона № 122 стало повсеместно распространившаяся практика занижения степени ограничения способности к трудовой деятельности при первичном или плановом освидетельствовании инвалидов и соответствующего снижения им размера пенсии. Более того, в ряде регионов с работающих инвалидов вообще сняли пенсию, присвоив им так называемую "нулевую" степень ограничения способности к Пособие по итогам проекта трудовой деятельности. В случае потери этими инвалидами работы степень автоматически повышаться не будет, и они практически останутся без средств к существованию. Сотни обиженных инвалидов по зрению обращаются к нам по этому вопросу".

Александр ЛОМАКИН РУМЯНЦЕВ, председатель Всероссий ского общества инвалидов:

"В 2004 году появилось вместо 3 групп инвалидности 4 степени ограничения способности к трудовой деятельности. По ним стали определять и размер пенсии, и льготы, и сумму компенсации взамен льгот. Для чего это было сделано, я могу только догадываться.

Чиновники стараются назначить минимальные степени, позволяющие вообще не платить пенсию и максимально сэкономить на компенсации. Например, вот какое заключение было дано инвалиду по зрению, абсолютно слепому человеку: "Неспособен к трудовой деятельности в обычных производственных условиях, нуждается в постоянной помощи". То есть вроде бы в специально созданных условиях он трудиться может, поэтому ему была назначена вторая степень ограничения трудоспособности (а не третья). Таким образом, человека лишили 1300 рублей в месяц. Или вот заключение по инвалиду III группы: "Противопоказаны тяжелый физический труд, переохлаждения". Но в то же время "может выполнять работу механика, охранника".

Соответственно степень ограничения назначается нулевая: это значит, что пенсии человек лишается, а вместо льгот ему выплачивается минимальная компенсация в этом году 50 рублей в месяц".

http://www.aif.ru Если посчитать, сколько инвалидов 1 группы ранее получали максимальный размер базовой трудовой пенсии по инвалидности, а теперь им устанавливают вторую степень ограничения способности к трудовой деятельности (а то и ещё более низкую) с соответствующим понижением суммы государственного социального пособия, то в масштабе государства экономический эффект будет велик. К этому необходимо приплюсовать и выгоду от экономии на инвалидах II группы, которым ставят 1 или "нулевую" степень ограничения способности к трудовой деятельности, и вроде, как цель Правительства была достигнута.

Создание модели трудоустройства молодых инвалидов Но не учли одного фактора, а именно перевода "натуральных" льгот в денежные выплаты, который сразу активизировал и увеличил поток обращений граждан за освидетельствованием на инвалидность.

Федеральный закон № 122 о замене льгот денежными компенсациями гарантировал инвалидам социальную поддержку, поэтому с его введением в 2005 году резко увеличилось количество желающих оформить инвалидность. По словам заместителя руководителя Главного бюро государственной службы медико социальной экспертизы по Новосибирской области Александра Захарьяна, если раньше в год устанавливали инвалидность 18 тысячам человек, то в прошлом году впервые оформили инвалидность более 31 тыс. человек. Возросла очередность в бюро МСЭ, что вызвало недовольство горожан… http://www.novo sibirsk.ru/news Количество "желающих стать инвалидом резко увеличилось", констатирует высокопоставленный правительственный чиновник.

Всем нравится получать дешевые транспортные билеты и социальные выплаты. Органы медико социальной экспертизы не успевают освидетельствовать всех, кто хотел бы получить инвалидность. Очередь на освидетельствование в стране составляет более 300 тыс. человек, и в некоторых регионах его приходится ждать по 4 месяца. В этом году федеральный регистр льготников вырос на 11%, превысив 16 млн. человек.

Константин Фрумкин. http://izvestia.ru/economic/ На заседании Общественной приемной Балтийской медиа группы (БМГ) главный эксперт по медико социальной экспертизе Санкт Петербурга Александр Абросимов сообщил:

"Зачастую врачи лечебно профилактических заведений, не задумываясь, направляют своих пациентов на экспертизу. Пока у человека будет хотя бы небольшая надежда увеличить свою пенсию, он будет идти к нам", говорит А. Абросимов.

В результате, потеряв время в бесконечных очередях, инвалид так и не получает желаемую третью степень ограничения нетрудоспособности, освобождающую от работы и гарантирующую повышение пенсии.

Пособие по итогам проекта "Увеличить штатное расписание работников медико социальной экспертизы в четыре раза, чтобы ликвидировать очереди нереально. Единственный выход в сложившейся ситуации вести более тщательный отбор больных в поликлиниках и больницах по месту жительства. Зачастую врачу легче выписать человеку обращение к нам, чем самому объяснить пациенту ситуацию", считает главный эксперт.

http://www.abnews.ru/open_news.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.