WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |

Яблоков Н.П. Совершенствование методических основ расследования преступлений // Советское государство и право. 1976. № 2. С. 70.

Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. Волгоград, 1981. С.5.

Архив Черняховского горнарсуда Калининградской области. 1986 г.

Особо следует отметить мысленное моделирование, которое занимает особое место в криминалистике, наиболее распространено в практике расследования, в то время как теоретическая его разработка, по существу, только лишь начинается.

На первоначальном этапе расследования практически всегда имеет место информационная неопределенность, которая, создавая логикопознавательные барьеры для следователя, ставит ряд проблем и порождает ряд ситуаций, требующих грамотного их осознания и оперативного разрешения. В силу своих особенностей мысленное моделирование выступает в качестве необходимого познавательного средства, во многом помогающего процессу управления расследованием. Можно заключить, что создание мысленных информационных моделей является объективной необходимостью: а) в процессе воссоздания криминального события посредством мысленной реконструкции ситуаций, его составляющих; б) в ходе уяснения сущности следственной ситуации для решения частных тактических задач и определения общих направлений расследования.

Среди мысленных моделей, в свою очередь, выделяют:

1. Образные (иконические, неформализованные) модели, являющиеся по своей форме психическим образом, а в гносеологическом аспекте - одним из средств получения нового знания. В следственной практике эта группа моделей используется, пожалуй, наиболее часто. Изучение практики показало, что большинство следователей, часто не осознавая используемое ими моделирование как процесс, фактически на всем протяжении расследования создают в своем сознании образные модели и работают с ними (воссоздание общей картины преступления, подготовка к предстоящему следственному действию и др.)1.

2. Образно-знаковые (символические, частично формализованные) модели, представленные разного рода условными знаками (буквенными или графическими). Многие исследователи подчеркивают, что при затруднениях мысли полезно обращаться к наглядным построениям (знаковым моделям), которые нередко становятся источником идей для новых исследователей. В криминалистике к знаковым моделям можно отнести сетевые графики планирования расследования2, а также выраженные средствами графических построений приложения к протоколам следственных действий, выполняемые в соответствии со ст.141 УПК РСФСР.

Подавляющее большинство следователей, как показывает проведенное нами интервьюирование, в настоящее время не знакомо даже и с термином “моделирование”.

См.: Сыров А.П. О возможностях сетевого планирования в расследовании преступлений // Правовая кибернетика. М., 1970. С.198; Самыгин Л.Д. Графическая форма плана расследования уголовного дела // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1971.

Вып.14. С. 122.

В свое время А.Р. Ратинов указал на наличие двух типов мысленных моделей: вероятностных и достоверных1. Отталкиваясь от этого утверждения, И.М. Лузгин отметил, что “вероятностные модели выступают в качестве средства познания, достоверные же являются его результатом и конечной целью”2.

Признавая наличие таких характеристик моделирования, как вероятность и достоверность, мы все же полагаем, что целесообразнее было бы рассматривать их не как типы, а как этапы мысленного моделирования.

Поскольку, вероятнее всего, речь в данном контексте идет не о разных моделях, а о различных этапах трансформации одной и той же модели.

С учетом специфических особенностей расследования, акцентируем также внимание и на основных двух направлениях, в которых могут “работать” модели: ретроспективном, обращенном в прошлое, и перспективном, обращенном к исследованию событий (обстоятельств, явлений) будущего.

Пожалуй, вышеизложенными положениями и исчерпывается общность предлагаемых криминалистами классификаций моделей.

Переходя к детальному их рассмотрению, отметим, что И.М.Лузгин, например, предлагает выделять виды моделей в зависимости от сферы их применения в криминалистике. Так, он называет модели, используемые: а) при производстве следственных действий для получения доказательственной информации; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной деятельности; г) в организационно-управленческой деятельности3.

Перечень сфер применения моделей не во всем бесспорен. При необходимости определить в нем место, к примеру, “информационной модели расследуемого события” сталкиваешься с затруднениями. Класс моделей, “используемых при производстве следственных действий”, для нее чересчур узок, а класс моделей, “используемых в организационно-управленческой деятельности”, объединяет в себе модели, выполняющие несколько иные функции.

В зависимости от сферы использования в криминалистике целесообразно выделить модели, применяемые: а) в следственной практике; б) в сфере оперативно-розыскной деятельности; в) в экспертной практике; г) в судебной деятельности.

См.: Ратинов А.Р. Вопросы следственного мышления в свете теории информации // Вопросы кибернетики и право. М., 1968. С. 191.

Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С. 115.

См.: Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. С. 7.

Г.А. Густов разработал детальную схему классификации криминалистических мысленных моделей1. По степени выраженности во вне Г.А. Густов выделяет мысленные материализованные модели (зафиксированные в материальных источниках) и нематериализованные. В зависимости от вида моделируемого объекта он различает моделирование событий, действий, процессов; моделирование лиц и предметов. По степени абстрактности различает: модели, воссоздающие единичный объект (конкретного происхождения); типовые модели, среди которых выделяет общую типовую модель, типовую модель отдельного вида преступления, типовую модель отдельного следственного действия.

В указанный перечень типовых моделей необходимо также добавить типовые модели следственных ситуаций, а также типовые модели личности преступника с учетом специфики определенных видов преступлений.

В зависимости от объема отражения изучаемого объекта выделяются общие, отражающие объект исследования в целом, и частные модели, отражающие часть объекта. По точности воспроизведения Г.А. Густов различает вероятностные и достоверные модели.

Свою классификацию криминалистических моделей предложил и М.Н. Хлынцов. Так, он выделяет модели частные и общие. Согласно этой концепции, в разряд общих моделей попадают те, в которых исследуются наиболее существенные вопросы расследования, например общее направление расследования. К частным моделям М.Н.Хлынцов отнес такие, в которых исследуются отдельные вопросы, связанные с конкретными предметами. Это, например, модели внешности преступника, его психологических особенностей, взаимоотношений с другими участниками процесса; места происшествия, действия, явления; производства отдельного следственного действия; мероприятий по предупреждению преступлений. Затем, по цели исследования автор выделяет организационные, идентификационные и ориентирующие модели.

Кроме того, в криминалистической литературе можно встретить и перечни подлежащих моделированию объектов.

А.И. Баянов полагает, что мысленному моделированию целесообразно подвергать такие объекты, как: а) расследуемое событие в целом или отдельное его обстоятельство (эпизод); б) ситуации следственные и тактические, процесс расследования в целом, а также отдельное следственное дей См.: Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980. С. 17.

ствие или ряд действий в одном следственном действии; в) направления (пути) в расследовании уголовного дела1.

В отличие от А.И. Баянова, называющего объекты системы “расследование”, И.М. Лузгин выделяет объекты системы “преступление”, называя в их числе: различные предметы, разрушенные полностью или частично в результате действий преступника или случайных факторов; обстановку на месте происшествия; следы рук, ног, транспорта и проч.; документы; прижизненный облик потерпевшего; криминальные ситуации и т.д.Пожалуй, этим и исчерпываются имеющиеся на сей день в криминалистике классификации моделей. Опираясь на них, мы полагаем, что при определении классификационных оснований начать следует с выявления основных существенных компонентов самого процесса моделирования, к которым традиционно относятся:

1) субъект моделирования;

2) задача, решаемая субъектом при помощи этого метода (заметим, что вне контекста задач понятие модели не имеет смысла);

3) объект моделирования (оригинал);

4) способ моделирования.

Каждый из названных элементов можно рассматривать в качестве самостоятельного классификационного основания.

По такому принципу, с учетом субъекта моделирования, а соответственно, и сферы использования этого метода, можно выделить модели, применяемые: 1) в криминалистической науке; 2) в сфере уголовного судопроизводства; 3) в криминалистической педагогической практике.

Причем внутри каждой из групп можно выделить и свои подгруппы.

Так, например, в сфере уголовного судопроизводства применяются группы моделей, используемых: а) в следственной деятельности; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной; г) в судебной деятельности.

В зависимости от задач, решаемых субъектом моделирования, следует различать модели эвристические, прогностические, ситуационные, а также дидактические.

Язык описания модели во многом определяется спецификой самого оригинала, а также задачами модельного исследования. В этом плане в зависимости от способа моделирования можно выделить три основных класса моделей: 1) материальные (функционально и пространственно подобные); 2) кибернетические; 3) мысленные (формализованные, неформа См.: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий: Автореф.... дис. канд. юрид. наук. М., 1978. С. 11.

См.: Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. С. 8.

лизованные). Причем указанные классы моделей, исследуя прошлое либо будущее, могут соответственно выступать как ретроспективные и перспективные.

В прикладном аспекте особый интерес представляет классификация криминалистических моделей в зависимости от объекта моделирования.

Такого рода иерархическая система объектов моделирования позволила бы: а) определить возможности и пределы использования этого метода в практике расследования преступлений; б) изучить взаимосвязь и взаимозависимость всех объектов; в) проследить роль и функциональное значение того или иного объекта в их общей системе.

Что же в криминалистике можно рассматривать в качестве объектов для моделирования, чем представлена их система Основываясь на том, что “криминалистика - это наука, исследующая закономерности преступного поведения, механизм его отражения в источниках информации, особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений и разрабатывающая на этой основе средства и методы указанной деятельности с целью обеспечения надлежащего применения процессуально-материальных правовых норм”1, можно заключить, что в самом общем плане в качестве объектов криминалистики выступают две взаимообусловленные системы: “преступление” и “расследование”.

Теоретически моделированию могут подлежать все объекты, изучаемые криминалистикой. Соответственно, целесообразно выделять модели, замещающие при исследовании объекты системы “преступление”, (поскольку на момент расследования она уже больше не существует, так как существовала в прошлом), и аналогично - модели, обслуживающие исключительно систему “расследование”, используемые при решении перспективных задач тактического и стратегического характера.

Подчеркнем, что при анализе больших систем в настоящее время получил широкое распространение системный подход, отличающийся от классического (индуктивного) тем, что последний “рассматривает систему путем перехода от частного к общему и синтезирует (конструирует ее путем слияния ее компонентов, разработанных отдельно). В отличие от этого системный подход предполагает последовательный переход от общего к частному, когда в основе решения лежит цель, причем исследуемый объект выделяется из окружающей среды”2. Заметим, что важным условием системного подхода является выделение структуры системы - совокупных связей между ее элементами, отражающих их взаимодействие.

Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 1995. С. 6.

Советов Б.Я., Яковлев С.А. Моделирование систем. М., 1985. С. 34.

Итак, в системе “преступление” можно выделить, в первую очередь, информационную модель расследуемого события, концентрирующую в себе всю совокупность информации о нем. На правах элементов информационной модели расследуемого события можно рассматривать модели таких объектов, как место, время и обстановку совершения преступления, мотив и цель его совершения; орудия, средства и последствия преступления; объект преступного посягательства; свидетели; способ и механизм совершения преступления.

Вышеназванные объекты могут быть объединены одним пространственно-временным фактором - соответствующей криминальной ситуацией, которая и сама является специфическим объектом моделирования в криминалистике.

Свои элементы имеет и система “расследование”.

Моделироваться может, во-первых, весь процесс расследования в целом (в этих случаях строится модель процесса расследования). В течение последних лет в криминалистике в рамках криминалистической тактики и методики активно рассматривается идея построения моделей расследования. Информационными моделями процесса расследования преступлений являются, по существу, разработки Г.А. Густова, в которых в качестве элементов модели выступают следственная ситуация и мероприятия, связанные с оптимальными воздействиями на них.

Практически все современные разработки в сфере криминалистического планирования также связаны с попыткой создания моделей процесса расследования1.

Во-вторых, моделированию могут подвергаться и такие объекты следственной деятельности, как: организация и планирование расследования;

тактическая комбинация; следственное действие; тактический прием; а также и следственная ситуация - динамическая ситуация, во многом определяющая процесс и ход расследования всего уголовного дела.

Отмеченные модели (как системы “расследование”, так и системы “преступление”) могут быть как типовыми, так и индивидуальными. Так, “знания о преступлениях, накопленные теорией криминалистики, выступают в форме типовых моделей преступной деятельности и криминального события. Знания же о преступлении, полученные в процессе практического расследования, выступают в форме индивидуальной модели расследуемого преступления”2.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.