WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |

во- вторых, как трансцендентно (свыше) патронируемое существо, всегда могущее рассчитывать на помощь со стороны Отца. В третьих, как существо, обладающее свободой и несущее ответственность за этот Выбор.

Природный детерминизм связан с представлением о человеке, как, в принципе «готовом» существе, предложенном самой Природой.

(Интересно, что заглавная буква в обозначении природы призвана наделить её статусом субстанции – чего-то такого, что не порождено никем и ничем, что является причиной самой себя, или «causа sui», как говорили наши предшественники. С точки зрения материализма, Природа – синоним материи – субстанционализирована всем развитием науки. Спросите материалиста: кто создал материю Ответ будет следующим: «сам вопрос некорректен – никто». Таким образом, в основе представления о Природе лежит положение, не требующее и запрещающее доискиваться до обоснования, доказательства. В рамках теоретического разума,- признаем здесь правоту «Критики чистого разума» великого немецкого философа И.

Канта,- это вопрос не решается. В основе и материализма и идеализма, если мы к ним желаем подойти как «ученые объективного плана», лежат аксиомы: материя (Природа) не создана никем и ничем. Идея, мировой разум не порожден также никем и ничем.… В научном отношении эти две кардинальные мировоззренческие позиции совершенно паритетны, т.е.

равноправны с позиции научной проверяемости).

С точки зрения первой модели, человек не предназначен к добру или к злу изначально: он должен осмысленно выбрать один из этих путей. В противовес тому, что нам говорили, например, о средневековой философии, - это время светлое, связанное с ощущением отцовства, потери мировоззренческого одиночества. (Представьте себе ребенка, находящегося в интернате. Он был уверен в том, что никому не нужен и, вдруг, ему объявляют, что в субботу – воскресенье к нему приедут родители и привезут массу игрушек, а, главное, заберут к себе.… Такое ощущение найденного ребенка составляет самую суть мироощущения человека средневековья).

Повторим: человек не оставлен Миром, Творцом, однако должен сделать кардинальный выбор между «себя – и своеволием», между решимостью остаться в одиночестве (Ф. Ницше) и «мужеством быть» в совершенно ином качестве – человека - дитя, способного к творчеству и растущего в этом отношении. Не то, когда речь идет о практическом разуме: «Я не знаю, как выглядит Бог, или сколько талеров звенит в кармане его сюртука». Это ноумен, по Канту. Имя – нераскрываемо теоретически. Но могу ли я, были ли такие примеры в истории, когда, не зная сущности Субстанции (материальной или духовной), человек отдавал всего себя, поднимался на костер за веру или в отрицании ее Были.

История человечества полна такими примерами. Иначе говоря, то, что неподвластно теоретическому разуму, подвластно разуму практическому… Возвращаемся к понятию природного детерминизма, или причинной обусловленности человека со стороны, преимущественно, его природной сущности. Здесь человек – продукт генетики («Яблоко от яблони»…). И мало что от него зависит, по существу. Все уже случилось, в том или ином генетическом ярусе его родства.

В рамках данной парадигмы существует и расизм, и национализм, и астрология, которая нас все время уверяет в собственных возможностях нечто изменить в пику звездного расположения. В пользу данного подхода говорят различные примеры: семейство «хуллигэн», имя которого стало нарицательным и произведшим на свет в Англии прошлого времени изрядное количество действительных нарушителей порядка разного уровня сложности и ответственности. Аргументами «в пользу» природного детерминизма выступают и положительные – не только социальноприемлемые, но и служащие предметом восхищения - иллюстрации, типа семейства Бахов.

Альтернативной моделью, к только что предложенной, является модель, которую можно обозначить как социальный детерминизм. В рамках данного подхода человек близок к – чистой доске, на которой пишет свои письмена окружающая действительность или среда. Открыла данную страницу в персонологии эпоха Просвещения, продолжила марксистско-ленинская антропология. Человек, по преимуществу, определяется теми социальными обстоятельствами, факторами, в «плену» которых пребывает. Сущность человека – совокупность (ансамбль) общественных отношений. Свою уникальность необходимо либо постулировать, что невозможно, в рамках данной парадигмы, либо признать как данность, как аксиому материалистического вида. Человек здесь оказывается биосоциальным существом: биологическим как экземпляр рода «хомо сапиенс», и социальным – как представитель не только разумного, т.е. мыслящего, но и, главным образом, практического, производящего существа.

Не менее интересным оказывается другой подход к человеку:

утопически – гуманистический.

Что такое утопизм для современного человека Нечто не бывшее, более того, не способное осуществиться. «Утопия» - название вымышленного острова, в котором государство осуществилось как понятие, а жители нашли свою сущность (Т. Мор). Хотелось бы реабилитировать понятие утопизма, которое бесплодно как результат, но имеет свой собственный смысл как процесс постижения. Такова судьба всех на свете (и в науке также) предельных представлений: идеального государства Платона, идеального газа или абсолютно черного тела в физике. Подобно лишь визуально воспринимаемой линии горизонта, они имеют не содержательно-конститутивный, а регулятивный характер. Их значение состоит в том, что человек как исследователь или практикующее существо определяется в шкалах, масштабах бытия. Нельзя построить идеальное общество, также как и пользоваться повседневно образцами палат мер и весов (метр, кг и т.п.), но можно всегда иметь их в виду при любых практических измерениях или теоретических размышлениях. Если утопическое возводить в ранг практического, то «получается как всегда»;

если же практическое поверять шкалой утопического, мы будем в состоянии более действенно практически смотреть на свою жизнь, свои категории и различения. Утопическое – один из синонимов абсолютного, которого в нашей жизни остро не достает. Все относительно, как будто, и наши представления, и ценности, и нормы, и цели. Что же «не отменяемо» Папа, мама, Родина, любовь, труд.… Для верующего человека этот ряд начинается и заканчивается Богом. Неверующий предпочитает осторожно боязливое «что-то там есть». Периоды возрастания духа, которому душно в теле (душа), у всех различны, но абсолютное есть у каждого, и именно оно составляет фундамент человеческого бытия. Таково краткое, а, значит, популярное введение в проблематику «Философии человеческого».

Однако, сам человек – вечно открытый миру объект, и для его понимания необходим и сам Большой мир, и специфический, очень сложный способ их соотнесения, т.е. собственно философия, специально занимающаяся Абсолютным вообще и абсолютным в нашей жизни.

Необходимо обратить внимание на то, что антропологическая проблематика философии высвечивается «двумя прожекторами» познания:

метафизическим и этическим, которые придают исследованию необходимую глубину и стереоскопичность.

Раздел 1 Проблема метафизического в философском исследовании человека § 1 Философская метафизика как способ человеческого бытия Опыт постижения мира человеком крайне разнообразен по своим формам, содержанию и результатам. Он простирается от сенсорного «ощупывания» вещей до идеациального проникновения в чистые сущности, в интеллигибельный мир, от рассудочного до интуитивного, от имманентного до трансцендентного, от рационально осмысливаемого до иррационально постигаемого.

Специализированными сферами и аппаратами познания чувственного и сверхчувственного бытия выступают так называемая положительная наука, философия и теология. Их взаимоотношения неизбывно проблематичны, так как имеют не только историкометодологическое, но и принципиальное значение для осмысления всех сторон бытия мира и в нем - человека.

Практически все крупные философы касались вопроса о сущностных различиях /так же как и об общности/ философии и науки, философии и теологии.

Так, по мнению Р.Декарта, именно философия и есть собственно наука; И.Кант полагал, что философия «есть только идея возможной науки, которая нигде не дана «ин конкрето», но к которой мы пытаемся приблизиться различными путями» /Критика чистого разума. СПб.,1993, с.

464/; свою феноменологию Э. Гуссерль утверждал как «строгую науку».

По мнению же М.Хайдеггера «философия переживает постоянную необходимость оправдывать свое существование перед лицом наук».

Она воображает, что всего вернее достигнет цели, подняв саму себя до ранга науки. Этим усилием, однако, приносится в жертву существо мысли... Бытие как стихия мысли приносится в жертву технической интерпретации мышления». /Время и бытие. М., 1993, с.193/.

Столь же проблематичны взаимоотношения философии и теологии.

С одной стороны, «философия по содержанию своему есть истинная религия» (Ильин И.А./, а с другой - «фундаментальное философическое сомнение только тогда философское и только тогда фундаментально, когда это - сомнение в истинах религии «/Библер В.С./.

Попытку выявить взаимоотношения философии, науки и теологии в одном определении делают неотомисты: философия - естественная/ в отличие от теологии /наука об основаниях мира и первопричинах всех вещей. Как бы то ни было, стремление философии к самоопределению продолжается, так же, как продолжают выдвигаться претензии на эту «ничью» землю со стороны двух мощных соседей - науки и теологии.

Философия пристально всматривается в собственную глубину, пытаясь различить свою сущность /философия-в-себе/ и существование /философия - в - другом/, свои внешний и глубинный уровни бытия.

Плюрализм философии, многообразие ее подходов и концепций объясняется тем, что они располагаются на уровне существования, зависят от того или иного «аспекта предпочтения» - личностно - или социально обусловленного. Основной вопрос философии представал, в результате, то как вопрос о могуществе человека и его господстве над внешней и внутренней природой /Бэкон, Спиноза/, то как социально - нравственный вопрос /Сократ, Сенека, Гельвеций, Руссо/, то как вопрос об основах науки /Фихте/ или всякого знания вообще /Кант, Флоренский/, то как религиозно - духовный вопрос /Франк, Бердяев/.

Основным вопросом философии было названо и соотношение бытия и мышления (диалектический материализм), а сторонники неопозитивизма и аналитической философии вообще считали поиск такого - основного- вопроса псевдопроблемой.

При выходе же на метафизический уровень философии ее основным вопросом кажется следующий: что такое философия сама по себе (в отличие от философии - в – другом) Иначе говоря, сущность и существование философии. Выход на сущность философии выявляет ее специфику и границы, принципиальные отличия от других языков Духа.

Понятие «метафизика», в переводе с греческого, означает: «то, что за физическим»; то, что постигается только после эмпирического познания природных вещей и явлений, но само по себе является первым, основой и сущностью всего остального.

По мнению Аристотеля метафизика интересна тем, что «...все другие науки более необходимы, чем она, но лучше нет ни одной».

Термин «метафизика» самим Аристотелем не употреблялся. Его выражения: «первая философия» или « теология» - «наука о реальности по -ту - сторону - физической». Эта реальность первых и высших причин связана и с субстанциальной проблематикой и с Богопознанием.

Метафизика не имеет отношения к практическим интересам людей и их удовлетворению, а, значит, самоценна и составляет душу философии как бескорыстной любви к мудрости. В этом качестве она удовлетворяет духовные запросы человека, пытающегося разумом целостно охватить бытие как таковое.

Аристотель разделяет 1) бытие в себе, 2) актуальное и потенциальное бытие, 3) бытие в акциденциальном виде и 4) бытие как истину.

Бытие в себе раскрывается через категории, главными из которых являются представители «декады»:

1) Субстанция, 2) Качество, 3) Количество, 4) Отношение, 5) Действие, 6) Страдание, 7) Место, 8) Время, 9) Иметь, 10) Покоиться.

Бытие как акт и потенция задает два важнейших модуса (две модальности), в разрезе которых проясняются многие вопросы, просто иначе не видимые, например, о соотношении материи и формы реально существующего, состоявшегося и возможного; прошлого, настоящего и будущего и др.

Бытие как акциденция проливает свет на соотношение необходимого ( существенного) и случайного (несущественного).

Бытие как истина относится к человеческому интеллекту и фиксирует всю гносеологическую проблематику, развернутую позже как взаимоотношения субъекта и объекта познания, истины об объекте и действительного объекта.

Мы видим, что метафизика Аристотеля характеризуется концентрированием всей философской проблематики вокруг бытия, то есть первоначала не просто постулируются, но и активно работают систематизирующим образом. В основе метафизики Аристотеля лежит проблема субстанциальности: что есть субстанция Какова она (или они, если их несколько) В полном смысле слова субстанция - это эйдос, форма, внутренне присущая самой вещи, а не жительница «Гиперурании» Платона.

Материя- субстрат формы и чистая потенциальность, нуждающаяся в актуализации со стороны формы. Все материальное потенциально, все нематериальное актуально; актуальность, по Аристотелю, или «энтелехия»- это и Бог, (« чистая энтелехия»), и душа человека как форма, сущность тела.

Вечное превосходство акта над потенцией означает, что начала (или хаоса) у времени и мира нет. Мир всегда существовал и «притягивался» к «кауза финалис»- целевой причине, установленной неподвижным Вечным двигателем- Богом.

Жизнь, претендующая на совершенство, есть созерцательно- мыслящая активность- вечная для Бога и существующая моментами для нас.

Созерцательная активность Бога- акт обладания мыслимым, в котором сливается понимание и понимаемое. Отсюда вытекает аристотелевская критика теории идей Платона, их трансцендентности.

Формы, актуализирующие материю, трактуются имманентным образом, как внутренне присущие чувственному миру, однако их сверхчувственная природа не отрицается.

До Платона говорить о метафизике, в полном смысле этого слова, вряд ли возможно. Рассуждения Парменида и других элеатов о бытии и небытии, пифагорейство с его фундаментализацией числа и др.

древнегреческие мысли о сущем оставались в рамках онтологической проблематики.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.