WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 23 |

Христианство противопоставило этому принципу, по мнению Несмелова, принцип живого участия человека в Божественной жизни, то есть равенства человека, в этом смысле, Провидению и бесконечно большей ценности живой человеческой души по сравнению со всем миром. Для развития этой бесконечной ценности требуется и бесконечная жизнь, так что проблема смысла прикладывается к принципиально иному по масштабам "объекту". В соответствии с этим проводится различие между конечной целью человеческого существования и его насущной целью - "жить затем, чтобы отыскивать себе средства к жизни".Принцип блага, трактуемый с позиций эвдемонизма, утилитаризма или этики добродетели, имеет своей основой человеческий разум, слабость которого, по Несмелову, состоит в том, что он "в действительности может Там же. С. 53.

Там же С. Несмелов В.И. Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного откровения // Смысл жизни. Антология. С. 73.

возмущаться только проявлениями неразумия, а вовсе не стремлением людей к наслаждению всеми благами мира".Таким образом, ни разум, ни принцип блага не может приобрести "руководительного значения", каким обладает христианская вера, принципиально отличающаяся от любого морального учения тем, что она не наставляет о наилучшем устройстве наличной жизни, а приуготавливает к жизни новой. "Вот эта именно вера в новую жизнь и определяет собою смысл человеческой жизни и вместе с тем заключает в себе единственное обоснование нравственности".2 В таком контексте смысла жизни человек осознает себя в качестве временного пришельца земли и вечного гражданина неба. Добродетель - не цель, а средство достижения цели.

Эмпирические элементы наличной жизни постоянно борются с идеальными (порождая нравственную борьбу внутри человека) и заявляют о себе, подкрепляя установки того или иного понимания "принципа блага", а не "принципа смысла жизни".

Совесть - мера доминирования эмпирического либо идеального, их соотношения, а ее укоры порождены мыслью и чувством измены самому себе подлинному (идеальному). Подлинное означает идеальное, так как в противном случае смысл совестных укоров необъясним: чисто земные трактовки принципа блага паритетны по причине их равной обоснованности "жизнью".

Угашение идеального сознания под воздействием более сильных, в своей непосредственности, земных мотивов деятельности требует в человеке своего оправдания, самым убедительным вариантом которого становится отрицание всякого иного мира, кроме существующего.

Проблема смысла жизни "эмпирическим человеком", по сути, снимается, так как земная реальность демонстрирует победу нравственно справедливого не, как правило, а как исключение. Сама жизнь свидетельствует о бессчисленных нарушениях моральных установлений и договоренностей по типу коммерческой сделки, когда мы берем на себя обязательства при условии, что они будут выполняться и в отношении нас самих. "Поэтому и придуманная в философии полезная обязанность людей стремиться к достижению общего блага фактически остается только красивым созданием философии..."3. Заключая свои размышления, Несмелов призывает искать не наилучшую форму жизни, а ее подлинную основу и цель, то есть смысл жизни, "в разумении которого, собственно, и заключается основной мотив к изменению и обновлению эмпирической природы человека в идеальную". Там же С. Там же С. Там же С. Там же С.Прямое сопоставление "цели и смысла жизни" мы находим в одноименной работе М.М.Тареева, для которого цель имеет свои идею и понятие: "Сознание конечного результата есть идея цели (идея счастья, идея совершенства, идея славы Божией)... Понятие цели есть смысл жизни"Истинная цель (в отличие от частных), во-первых, имеет основания в действительной жизни, то есть может постигаться эмпирически, на основе изучения биологического и исторического прошлого, во-вторых, она понимается как идеальный конечный результат жизни и ее должного порядка, в-третьих, истинная цель жизни трактуется как осуществимая в ней и достижимая в ее пределах.2 На вопрос, может ли счастье быть истинной целью человеческой жизни, Тареев отвечает отрицательно и ссылается на замечание Шопенгауэра, что по мере своего естественного возрастания (и биографического, и исторического) человек становится несчастнее. Счастье враждебно разумности человека, плоды которой "умножают скорбь", противно нравственной природе человека или нравственно нейтрально, так как наслаждение - общий признак всякого удовлетворенного стремления, как доброго, так и злого. Наконец, счастье недостижимо, так как соотносится с каким-либо частным благом, а оценивается всегда в контексте целого, всей жизни.

Не более пригодна для роли истинной цели жизни идея совершенства человеческой природы, наиболее последовательным сторонником которой, по Тарееву, является Ф. Ницше. Хотя биологическое и историческое прошлое, считает русский мыслитель, представляет очевидные следы развития, с появлением на земле человека возникло принципиально новое начало - душевно-духовная жизнь, превосходящая естественную природу. С другой стороны, идея прогресса часто опровергает сама себя: человек, по словам Достоевского, всегда норовит "вильнуть в сторону", и не в достижении цели, а в самом процессе жизни видит свое удовлетворение. "Можно утверждать, что прирождено человеку собственно стремление к совершенствованию, а стремление к совершенству производно.…"3. Прирожденное - объективно и нравственной оценке не подлежит: "Пусть само по себе совершенство хорошо, но стремление человека к личному обладанию им хорошо ли " Это стремление есть зло, и порождает зло (в смысле первородного греха) не только в сфере истины, красоты, но и в нравственной сфере, так как является источником нравственного самодовольства. Действительно развивается в нравственном отношении тот, кто любит нравственную чистоту, но не ставит для себя задачей достичь личного абсолютного Тареев М.М. Цель и смысл жизни // Смысл жизни. Антология. С. Там же. С. 132.

Там же С. Там же. С. совершенства. На это, пишет Тареев, можно возразить следующее:

человек, развиваясь и совершенствуясь, избегая при этом самодовольства, медленно приближается к абсолютному совершенству. Однако и здесь он ссылается на слова Н.Н. Страхова, "цель бесконечно далекая - не цель", так как относительное совершенство не может перейти в абсолютное.1 Каков же окончательный, точнее, первичный источник тех благ, которые называются различно: истина, добро, красота, духовное совершенство Эти блага есть дар, а не плод естественного человеческого развития. По отношению к чувствам человека они переживаются как блаженство.

Собственные усилия полностью не отвергаются: "Приобретение Богу славы в ничтожестве - вот цель мировой и человеческой жизни".Объективно-трансцендентный план смысложизненной проблематики был в центре внимания Е.Н.Трубецкого, который стремился выделить всеобщее и безусловное значение смысла жизни (не того, что значит для меня или кого-либо другого, а того, что должно значить для всех).

Процедура осмысления, по Трубецкому, связана с сотнесением индивидуально сознаваемого с объективным и общезначимым смыслом.

" В отличие от "состояний сознания", изменчивых и текучих, смысл по существу неизменен и неподвижен".3 Гераклитово "все течет" нельзя превращать в софизм, то есть смешивать факт и его смысл: суждение о факте относится к сверхвременному и сверхпсихическому смыслу изменчивого как струи реки к ней самой в целом, истина есть безусловное, то есть такое содержание сознания, которое для всех едино, такая мысль о сознаваемом, которая для всех обязательна.4 От этого смысла-истины происходит смысл-цель: "для чего", и первое, в чем он проявляется, есть страдание от жестокой бессмыслицы и "сизифовой работы", объектом которой становится вся Вселенная, а жертвой - человеческое достоинство.

"И вот мы видим, что коллективная, государственная жизнь человека складывается так, что в ней для этого безусловного достоинства не остается места" Государство хочет быть для человека безусловной ценностью, и угроза осуществления этого желания - не отдаленная опасность, а несомненное настоящее.

Чтобы осознать суету и хаос, наша мысль должна обладать какой-то точкой опоры вне ее – смыслом-истиной о цели: "Как человеческое ухо не слышит фальши, если он не чувствует гармонии, так и мысль наша не могла бы сознавать бессмыслицу, если бы она не была озарена каким-то смыслом".5 Используя понятие В.С. Соловьева, творчество которого он Там же. С. 153.

Там же. С. 170.

Трубецкой Е.Н. Смысл жизни. // Там же. С. 249.

Там же. С. 272.

Там же. С. 278-глубоко исследовал, Е. Трубецкой определяет смысл как «всеединство», мировой строй и лад, в котором всякое жизненное стремление достигает своего окончательного удовлетворения, «всякая жизнь достигает полноты».

Все страдает, но только человек, осмысливая свою кардинальную цель, различает должное и недолжное, сущее и суету с помощью совести - свидетельства о безусловно должном, об объективной истине, правде. "Эта цель-правда и есть тот смысл жизни, то есть та безусловная о ней мысль, которая должна в ней осуществляться".1 Цель, ради которой, безусловно, стоит жить, и есть смысл жизни, основание ее полноты как предмета искания и нравственного сознания.

Осмысление цели приводит к задаче определения жизненного пути к ней. Споры о пути идут между двумя "жизнепониманиями": натуралистическим (смысл лежит в плоскости "здешнего мира") и супранатуралистическим (истинная жизнь и ее смысл сосредоточены в "верхнем", "ином" плане бытия). Древняя Греция и буддизм Индии используются Трубецким в качестве примеров равно неудовлетворительного решения вопроса о смысле жизни, решения одностороннего, иллюстрацией которых выступает либо "горизонталь", либо "вертикаль". Наиболее универсальным и точным схематическим изображением жизненного пути он считает крест - архитектурный остов всего мирового пути (стоим ли мы на христианской точке зрения или нет, все равно). Крест может быть символом скорби и смерти, а может быть животворящим: "Всякому понятно, что этот вопрос о всесильном и всепобеждающем смысле есть вопрос о Боге как жизненной полноте и основном предположении всякой жизни".2 Только христианство отвечает на этот вопрос и достигает положительной цели.

Основываясь на интуиции всеединства как подлинно должного и сущего одновременно, Трубецкой не обходит важной "антиномии": с одной стороны, смысл жизни есть всеединство, а, с другой стороны, его нет, поскольку он является предметом нашего поиска. Что это за Абсолют, который не все в себе заключает и граничит с другим - неабсолютным Эта антиномия - не только логическая, но и жизненная.

Дуалистический подход сталкивается с нелепостью предположения о двух абсолютах (типа Ормузда и Аримана), борющихся и бессильных победить один другого; монизм (единое без другого) стягивает все бытие в единую точку, превращая все другое в мираж ("майя" буддистов, "единое" элеатов и т.п.). Трубецкой пытается снять относительность правды дуализма и монизма в третьем – христианском - способе решения вопроса, для которого существует реальность мирового процесса, действительность истории Вселенной (как становление) и существует абсолютная реальность Бога, вневременной полноты бытия. Они нераздельны и неслиянны, как Там же С. 278- Там же С. время и вечность: "Только в форме всеединства мы можем созерцать временное".1 Во времени реально только сущее и действительное, в вечности не менее реально прошлое как бывшее и будущее как возможное.

Их связь конституируется всеединым сознанием, которое держит в себе все вре-менные ряды, не нарушая в себе покоя вечности. Абсолютное стоит над временем не как "закон", или внешнее установление, а как его полное содержание, космос хаоса. "Содержанием содержания" является "с нашей стороны Бог", а с Его стороны - любовь, то, чем связывается Всеединое и его другое. "Другое", благодаря свободе человека, может и должно стать "другом" Всеединого, и тем самым снимается основная антиномия Абсолюта. "Христианское понимание любви находит свое высшее выражение в словах Христа на Тайной вечери: - Я уже не называю вас рабами, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего" (Иоанн,ХV,15)... Любовь есть по самому существу своему жизненное отношение к другому".2 Условием возможности дружества между Богом и человеком является возможность самоопределения человека к добру или ко злу, свобода самоопределения человека в нравственном смысле жизни.

Время -- условие такого самоопределения: так вечность, щадя свободу человека, порождает свое "другое" - время, наполняет его своим содержанием (не вмещаясь в него и не исчерпывая собой) и ожидает от человека совмещения времени и вечности в его жизни, "А в этом синтезе снято все, что отделяет "другое" от Всеединого - и несовершенство и грех и внутренний раздор".3 Таким образом, подлинно нравственной можно считать только действительную (а не иллюзорно-идеальную) жизнь, которая достойна вечности.

Такой план обращения потребовал обращения к "объективной этике", основания которой берутся Трубецким из учения Вл. Соловьева. Смысл нравственной деятельности - в единстве всех существ, а не в изолированном существовании отдельной личности. Своей окончательной целью она имеет организацию этих существ в царстве целей. "Основное формальное требование нравственности Соловьев полагает в том, что все должны составлять цель для каждого и каждый для всех... С нравственной точки зрения одинаково существенны как общество,так и отдельный индивид...".4 Осуществим ли обозначенный Соловьевым идеал или он неизбежно углубляет пропасть между фактом и идеалом, сущим и должным Трубецкому импонирует общая теоретико-методологическая интенция к синтезу, к снятию всякой односторонности, однако он справедливо указывает на основную ошибку Соловьева, связанную с Там же. С. Там же С. Там же С. Трубецкой Е.Н. Миросозерцание Вл. С. Соловьева. –М.: «Медиум», 1994. Т.1.С.отсутствием метафизических построений, необходимо предшествующих любому синтезу:

"Из того, что этика составляет первую по важности часть философии (в чем с Соловьевым сходятся многие другие философы), отнюдь не следует, что она должна быть первою в порядке изложения".1 Сама связь этики с метафизикой для Соловьева несомненна, так как отрыв должного от сущего (= этики от метафизики) приводит к отвлеченному морализму.

Необходимым условием обоснования нравственности является признание действительности ее абсолютной цели и убеждение в ее осуществимости.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.