WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 23 |

В целом, уровневость может восприниматься двояко: как реальная иерархичность в духе Платона и как превращенная форма осмысления нравственного движения к какой-то цели, то есть как путь, мыслимый в виде лестницы и ведущий от менее к более хорошему и ценному. Вне зависимости от этого различия в трактовках, издавна известный закон, гласящий, что "высота" категории обратно пропорциональна ее силе и возможности, объясняет проблематичность, более того, трагизм человеческого бытия: его нравственные формы наиболее сложны и хрупки. Устойчивость нравственного бытия обеспечивается за счет абсолютных принципов морали, ее идеи, как таковой. Практичность, достижимость идеи выявляется в контексте смыслов разного уровня, задающих различные типы возможности осуществления идеи.

Возможность морали обеспечивается ее постоянным фундированием со стороны абсолюта; возможность нравственного существования человека обусловливается наличием пути к абсолюту через диалог с ним. Иерархия возможностей, на наш взгляд, объясняет парадокс единства этики и множества моральных учений, отражающий единственность абсолютного блага и множественность благ относительных: иерархия - это такое подразделение ее членов, при котором с уровневым положением возрастает их значение и, одновременно, уменьшается число. В пределе, имеющем онтологический, а не только гносеологический смысл, это число - единица (абсолют).

Логика, которой мы старались придерживаться, задана выделенными типами моральной модальности, поэтому, есть смысл подойти к абсолютному плану морали после анализа ее сущей иерархии, в которой мы предлагаем выделить два основных уровня, а именно мораль бытовую и бытийную.

Контрольные вопросы по §.1:

1. В чем проявляется «материализм» и « идеализм» в этике 2. Чем отличаются релятивистские и абсолютистские подходы в исследовании морали 3. Как соотносятся модальные аспекты морали: сущее, должное и возможное 4. В чем особенность подхода к изучению морали И. Канта 5. В чем можно усмотреть различия между идеей и смыслом морали;

как влияет на понимание человека и его бытия 6. Как соотносятся понятия «мораль» и « свобода» человека § 2 Нравственные подходы к проблеме смысла жизни в русской философии Общим для многих мыслителей русского "серебряного века" является отождествление целеполагания и смыслополагания: ставится вопрос об абсолютно ценной цели, о том, что она есть по существу и "где лежит" В жизни или вне ее От знания истины им представлялось возможным перейти к вопросу о том, какими средствами она утверждается в жизни.

По мнению философа-неокантианца, психолога и логика А.И. Введенского, надо, во-первых, различать понятия "цель" и "ценная цель":

"Чтобы та цель, для достижения которой назначена и пригодна или даже действительно служит данная вещь, была способна осмыслить эту вещь, для этого надо, чтобы сама-то эта цель была более, или менее ценной в наших глазах, чтобы за ней следовало гнаться".Степень ценности цели, что, очевидно, обусловливает ее императивность и смысловое содержание. Во-вторых, смысложизненная цель - это "абсолютно ценная цель", которую мы преследуем "ради нее самой" и, в-третьих, она лежит вне жизни: "Верить в смысл жизни логически позволительно только в том случае, если мы верим, что наша жизнь есть путь, ведущий нас к абсолютно ценной цели, лежащей вне нашей жизни и осуществляющейся через посредство жизни".А.И.Введенский знал о критике такого подхода историком и социологом Н.И. Кареевым, который считал, что вынесение цели жизни за ее рамки превращает жизнь только в средство по отношению к некоему абсолюту. Далее, в полном соответствии с принципом Д. Юма, Кареев пишет, что " из моего знания (т.е. квази-знания) о том, что существует такой абсолют, отнюдь еще не следует, что я должен целью своей жизни сделать осуществление целей этого "абсолюта".3 Он согласен подчиниться "абсолюту" в случае, если "тот" не требует ничего такого, чего бы он не признал сам. "С одним я, однако, никогда не примирюсь - с тем, чтобы смотреть на себя лишь как на орудие или средство для достижения совершенно мне посторонних целей".Истинная цель, по Карееву, - достижение действительного блага - лежит в самой жизни человека", ставится ему им самим" и заключается в "высшем удовлетворении и наслаждении в деятельности, направленной на увеличение добра в мире".5 Верховным нравственным критерием объявляется общее благо и счастье: "Я не могу осуществить всеобщего Введенский А.И. Условие позволительности веры в смысл жизни. /Смысл жизни в русской философии.

Кон. XIX – нач. XX вв. – СПб.:Наука,1995. С. Там же. С.47.

Кареев Н.И. Мысли об основах нравственности.//Там же. С. 86.

Там же. С. 86-87.

Там же. С.88.

счастья, но могу достигнуть сознания, что я делаю все, что от меня зависит для осуществления всеобщего счастья, и это сознание может доставить мне величайшее наслаждение".В этих рассуждениях видна четкая логическая цепь, связывающая интенцию к разделению сущего и должного (основываться на опытном сущем и считать должное только полезным идеалом), эвдемонистический утилитаризм и психологизм гедонистического типа.

Критика этой цепочки суждений Введенским не менее логична. В отличие от Кареева, он отождествляет не "цель" и "ценность" жизни, а "цель" и "смысл". Деятельность, направленная на осмысленную и абсолютно ценную цель должна быть абсолютно обязательна. "Но есть всего только одна деятельность, имеющая абсолютно обязательный характер. Это – деятельность, предписываемая нравственным долгом".(Условие позволительности веры в смысл жизни). Наша нравственность, продолжает Введенский, запрещает относиться к человеку, как только орудию или как всего только средству. Если понимать под жизнью лишь земное существование человека, он действительно обращается в средство при вынесении цели за пределы жизни. Однако постулат о личном бессмертии как необходимой основе веры в наличие смысла жизни оставляет за человеком статус цели самой по себе. Человек, пребывающий в земном и посмертном существовании, есть и средство, и цель своей жизни, взятой как целое.

Для критики эвдемонистической цели Введенский обращается к опыту и делает вывод о том, что она вполне неосуществима в пределах земной жизни, которыми ограничивается Кареев. А психическое "удовольствие" от погони за неосуществимой целью кажется ему севершенно иллюзорным: "...разве можно найти человека, который, понимая всю бесплодность попыток поймать свою собственную тень, всетаки находил бы величайшее наслаждение в сознании, что он по мере сил посвящает свою жизнь подобным попыткам..."3 В конце работы Введенский напоминает о ее задаче: научиться находить не то, что способно наполнить наслаждением жизнь, а то, что способно ее осмыслить и нацелить.

Анализ целевой дилеммы - нравственный долг или счастье - занимал философа и психолога Н.Я.Грота. Третьего решения, как он полагал, ни логически, ни психологически быть не может. Если считать нравственным долгом служение счастью других людей, то откуда выведена необходимость этого долга Чем оправдать необходимость самопожертвования при столкновении цели моего счастья с целью счастья Там же. С. Там же. С. 58- Там же. С.других людей Решение данных вопросов возвращает к первоначальной дилемме, то есть либо лишает идею нравственного долга ее безусловности, либо роняет достоинство идеала чужого счастья.

Н.Я. Грот предпринял попытку углубить контекст проблемы, выявить "общий положительный признак и внутренний смысл" нравственных поступков: "Любить, жалеть, холить, сохранять и спасать от смерти все живое - вот общая формула".1 Реальной психической силой в основе "мировой любви" он считал "мировую волю к жизни" (что указывает на влияние А.Шопенгауэра). Индивидуальная воля - проявление мировой, находящейся вне индивидуума, но действующей через него.

"Воля мировая" в человеке нравственном сильнее воли индивидуальной, как частного своего выражения, и потому вечно борется с ней и с ее проявлениями - чувством самосохранения и с эгоизмом".2 "Мировая творческая воля" направлена на увеличение не вообще жизни, как таковой, а преимущественно духовной, способствуя ее совершенствованию. По отношению к личности это означает сберегание и развитие нашего "лучшего духовного я", которое отвергает не только убийство, но и самоубийство как разрушение в себе "духовного мирового начала" Таким образом, сознательной (что обязательно) целью чистой, бескорыстной и самоотверженной (признаки) нравственной деятельности является "бесконечное духовное совершенствование мира". Таково содержание идеи безусловного нравственного долга".3 Понимая, что все сказанное есть метафизическое постулирование, Грот замечает, что не дело этики определять метафизическую природу "мировой воли", достаточно указать на нее как на реальный источник нравственности, а также исследовать ее проявления в сфере чувства и мысли. Всякая конкретизация цели "мировой воли" в аспекте счастья, по его мнению, лишает нашу деятельность либо ее нравственного характера (если мы стремимся к счастью своему и своих близких), либо смысла (если мы стремимся к счастью неизвестного нам будущего мира).

Грот склоняется "в пользу долга" и залогом его реализации считает нашу волю, поскольку она не только индивидуальная, но и мировая. Все зависит от того, что победит: первая или вторая ("я хочу или мне хочется", если использовать выражение современного философа Ю.А. Шрейдера).

Таким образом, Н.Я. Грот, в отличие от А.И. Введенского, не ограничивается анализом условий веры в смысл жизни, а пытается указать на механизм его проявления в психике индивида; в отличие от рассуждении Н.Я.Кареева, решает дилемму "долг или счастье" в пользу первого, не замечая, правда, противоречия в трактовке долга: если он безусловен, то "мировая воля" не нужна, если же он обусловлен, то Грот Н.Я. Устои нравственной жизни и деятельности.// Там же. С. 30.

Там же. С. Там же. С. дилемма восстанавливается, и убежденный эвдемонист может сослаться на некую "мировую волю", требующую не долга, а, допустим, наслаждения.

Вопросы целеполагания в смысложизненной проблематике как первоочередные, волновали религиозного писателя и философа В.В.Розанова: "Только идея цели существует силой своего внутреннего достоинства, все же прочее соотносится с ней и от этого соотношения становится тем или другим".1 Розанов различает цели искусственные ("что мы считаем для себя должным как целью деятельности") и естественные ("что действительно составляет цель человеческого существования"). По его мнению, нужно сразу оставить в стороне, во-первых, цели частные, не обнимающие всю деятельность человека в целом, а, во-вторых, цели внешние и принудительно наложенные (в том числе, религиозным учением), как данное, чему должен покорно следовать всякий человек. Так прослеживается общая интенция к автономному принципу рассмотрения человеческой жизни.

Далее Розанов исследует идею "счастья" как интегральной цели деятельности и руководительного начала в жизни человека и приходит к выводу, что она, по своему содержанию, образует 1) состав всякой утилитарной доктрины, 2) ставит в подчиненное положение "истину":

"Истина составляет предмет человеческой деятельности только под условием, что она способствует его счастью, и лишь в той мере, в какой ему способствует"2. Эта обусловленность в корне подрывает всякое философское и научное исследование жизненного целеполагания, субъективируя его постулатом полезности и не определяя, "что же нужно сделать объектом деятельности, чтобы стать удовлетворенным". Не будучи руководительным принципом для человека, идея счастья не есть и верховное объяснение его жизни.Глубинную основу природы человека Розанов видит в ее потенциальности и стремится отделить первозданное от привнесенного.

Первое не может быть открыто (так как стеснило бы свободу человека) по своему содержанию, но может быть осмыслено как усилие человека а) знать истину, б) сохранить для себя свободу и в) утверждать добро. Три указанных элемента человеческой духовной природы раскрываются, вопервых, как деятельность и, во-вторых, как направления, ориентированные на идеалы: истины, свободы и добра. Таковы конечные цели человеческого существования. Критерием же благого в жизни выступает мера первозданности, (а не привнесенности) чего-либо. Так, субстратом нравственного является индивид как носитель первозданных нравственных законов, по отношению к которому общество есть агрегат, но не организм.

Розанов В.В. Цель человеческой жизни.// Смысл жизни. Антология. С. 27.

Там же. С. 35.

Там же. С. 41.

Следовательно, "сообразуемость общества, как агрегата, с индивидуумом, как ненарушимым целым, есть подчинение принципов коллективной жизни закону нравственности личной".1 Таким образом, ни физическая организация жизни, которая представляет собой лишь "опору и условие существования", ни социальная организация не составляют специфики смысложизненного отношения человека к себе и миру: физическая и социальная основа трактуются Розановым как "полная реальность", а духовное начало – как "чистая потенция", для которой существует цель, а не "причины". Отсюда, интегральная цель жизни - это завершение замысла духа, процесса, идущего веками и несущего человеку не наслаждение, а радость: "...еще никогда радующийся человек не пожелал умереть, как это слишком часто желал человек наслаждающийся".Позитивной представляется попытка Розанова, во-первых, целостно рассмотреть человеческое существо в его составляющих: природной, социальной и духовной, во-вторых, совместить статические и динамические аспекты человеческого существования, в-третьих, утвердить автономию духовных оснований бытия человека по отношению как к его физической, так и социальной природе: смысл не может пребывать в бессознательно-физической природе, а равно и в социальных задачах человеческой жизни как внешних для нее. Духовное самоопределение есть и внутреннее ограничение человеческой деятельности (как закон нравственности), и условие ее свободного подъема к вечному замыслу (как направление и цель нравственности).

Новозаветную, христианскую трактовку вопроса о цели и смысле человеческой жизни предложил В.И. Несмелов. Принцип "блага жизни" он считал общим для различных этических программ человечества, различающихся только предлагаемыми путями его достижения.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.