WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 23 |

"Всякое нравственное предписание разума, всякое наставление разума о том, что я ДОЛЖЕН делать, открывает мне перспективу дел только еще ожидаемых, пока еще не осуществленных; а могу ли я совершить эти дела, имею ли я нравственные силы как источники этих дел, - это совершенно другой вопрос, о котором нравственное законодательство разума ничего не скажет."1 "Любовь сердца к добру, заповеданная Богом", по Юркевичу, – вполне положительная основа понимания нравственных истоков человеческой души: "В сердце человека лежит основа того, что его представления, чувствования и поступки получают особенность, в которой выражается его душа, а не другая, или получают такое личное, частноопределенное направление, по силе которого они суть выражения не ОБЩЕГО духовного существа, а ОТДЕЛЬНОГО, живого, действительно существующего человека".Концентрация внимания только на идее, то есть на необходимости должного, как нам видится, отрывает должное от сущего, позволяет мыслить первое лишь как "фон", или как общий план этического мышления. Можно согласиться с Р.Г. Апресяном, что "долг - это форма морального мышления вообще"3, однако тот вывод, что этика долга не задает особого содержания, обусловлен, по-видимому, акцентом на необходимости, а не на возможности осуществить долг.

Содержательный план этики долга выявляется в контексте анализа максимы поступка, когда универсальное этическое требование оценивается с точки зрения возможности его индивидуализировать, принять как свое, увидеть в нем свой собственный смысл. В логике идеи долга максима оценивается по критериям универсальности: прежде чем как-то поступить, исследуй, можешь ли ты согласиться с тем, чтобы и все поступали так же Юркевич П.Д. Философские произведения. С. 100.

Там же. С. 82.

См.: Идея морали: теория, норма, смысл. С. 78.

Индивидуальное здесь поверяется универсальным. В логике же смысла долженствования вопрос ставится по-другому: может ли "всеобщее законодательство" стать моей максимой, могу ли я руководствоваться этим законом Идея морали, акцентируя необходимость должного, призвана направлять помыслы и поведение человека к достижению его высшей цели.

Смысл морали связан с оправданием этой цели, с ее представлением человеку, во-первых, как позитивно или негативно значимой для его целостной самореализации, а, во-вторых, как принципиально возможной.

Нам представляется, что именно модус возможности представляет собой адекватный контекст различения "добра самого по себе" и "добра как средства".

Дж. Э. Мур, глубоко изучавший природу моральной философии, постоянно настаивал на такой дистинкции, ограничивая сущностный план этического исследования "правильным" - ведущим к собственно добру, но не являвшимся им. "Правильное" (суждение, поступок) только обладает свойством добра, свойство же и источник этого свойства не могут быть отождествлены без того, чтобы не совершилась "натуралистическая ошибка".

Дж. Мур постулирует предел возможности добра как средства, или его идеал: “...поступая таким образом, мы получаем все то добро, которое может быть получено”.1 Он тщательно разделяет вопросы: "Что является наилучшим само по себе" и "Что принесет наилучшее из возможных последствий"2 "Натуралистическими" Мур называет те теории, которые не различают эти вопросы, и согласно которым, единственным добром является какое-то свойство, существующее во времени. По его же мнению, добро само по себе неопределимо, так как его качественное содержание во времени не существует. Само наличие добра, при этом, сомнению не подвергается. Не вытекает ли отсюда, что добро реально именно в модусе возможности, который связывает добро как сущность с добром как средством Анализ работ Дж. Мура, как нам кажется, наряду с другими, позволяет сделать и такой вывод. "Во времени может существовать не "добро", а лишь предметы и качества предметов, которые являются добром, только они могут иметь временную продолжительность, начинать и переставать существовать, быть предметами восприятия".3 Если добро вынести из времени в вечность, в некую сверхчувственную реальность, как это делают метафизики, и в ней начать поиск качества "добра", натуралистическая ошибка, хотя и в трансцендентном виде, сохраняется.

Здесь она обусловлена, по Муру, противоречием между двумя Мур Дж. Э. Природа моральной философии.- М.: Республика, 1999. С.58.

Там же. С. 60.

Там же С. утверждениями: "единственная реальность добра - это вечная реальность" и "ее осуществление в будущем является добром". То, к чему мы должны стремиться, не может быть действительно вечным, так как, если наши усилия не увеличивают "сумму возможного добра в мире", то всякая практическая максима бессмысленна; если же наши поступки что-то изменяют в мире, нет смысла говорить о предзаданной вечности.

Из рассуждении Дж. Мура следует, что ни естественные, ни сверх– естественные качества не могут рассматриваться как "добро само по себе", однако диалог между "есть" и "должно", на базе возможности, выходит за рамки того, что он называет натуралистической ошибкой. И если утверждение о существовании какого-то предмета действительно "...не является утверждением о его ценности..."1, то утверждение о возможности существования предмета имеет явно выраженное ценностное наполнение, которое может быть подвергнуто содержательному анализу.

Такой анализ мы находим в главе "Этика и поведение" указанного сочинения: "Долгом, следовательно, можно назвать только такой поступок, который осуществляет в универсуме больше добра, чем какой-либо иной одновременно возможный поступок. Поэтому, если этика хочет утверждать, что некоторые способы поведения являются" долгом", то она этим хочет сказать, что вести себя таким-то и таким-то образом - значит создавать наибольшую возможную сумму добра". Иначе говоря, содержательное наполнение этики долга обусловлено тем, что поступки, которые являются предметом ее рассмотрения, исследуются как возможные, соотнесенные по оси селекции с другими, столь же возможными и инициированными другими максимами, но в одной и той же ситуации.

Ограниченность нашего предвидения последствий избранного поступка, в сравнении с альтернативно возможными, побуждает к ограничению ригоризма долженствования: "...мы никогда не можем быть уверены, что такой-то поступок осуществит наивысшую возможную ценность".3 Что же остается Только "выяснить, какая из наиболее вероятных альтернатив создаст наибольшую силу добра. Эта вторая задача -по всей видимости, все, что этика могла бы когда-либо решить."4 Итак, анализ сущего представляет нам предметы, лишь обладающие некими свойствами добра, нечто "правильное"; анализ должного лимитирован слабостью человеческого разума и принципиальной недостоверностью процедуры предвидения последствий наших усилий. Мы вновь возвращаемся к модусу возможности, причем, в его объективном значении.

Там же С. Там же С. Там же С. Там же С.Далее Дж. Мур говорит о двузначности определения термина "возможный": 1) когда выбор осуществляется из осознанных альтернатив, иначе говоря, "...какой-то поступок является "невозможным" только потому, что мысль о совершении его фактически не возникает в сознании";

2) «Но, говоря о наилучшем возможном поступке как о нашем долге, мы понимаем под выражением "возможный поступок" каждый поступок, совершению которого не помешало бы другое обстоятельство, если только мысль об этом поступке появилась бы в сознании».1 Отсюда следует важное методологическое требование различать "возможное" как результат сознательного выбора и "возможное" как предпосылку выбора, лимитированную индивидуальными способностями человека. (Проводимая в дальнейшем дистинкция бытовой и бытийной морали конкретизирует обозначенное различие "возможностей"). Исходя из сказанного, Дж.Мур замечает, что "...под долгом данного человека мы понимаем наилучший из тех поступков, которые могли бы ему прийти в голову. Однако на самом деле мы никого не порицаем слишком строго за несовершение поступка, если, как обычно говорится, "нельзя было ожидать от него, чтобы он об этом подумал".2 Становится ясным, что этика долга И. Канта базируется именно на возможном поступке (конституированном свободой), а не на поступке, о котором можно было подумать. Долгом человека является возможное действие, которому бы ничто не помешало, при наличии мысли о нем. Объективная возможность сливается у Канта со свободой;

вынесение за моральные скобки всех помех и "материальных" склонностей трансформирует онтологически возможное в должное, утверждая ригоризм самого строгого вида.

Намного мягче и практичнее этическое рассуждение в модусе возможности, лимитированной способностями "реального человека":

"...вообще говоря, мы считаем, что поступили разумно, если обеспечили тем самым преобладание добра в течение нескольких лет, месяцев или дней."3 Дж. Мур полагает, что большая вероятность меньшего добра искупает его недостатки перед большим, но менее вероятным добром, так что первое предпочтительней. Кроме того, возможность достижения добра зависит: I) от склонности, не мешающей, а облегчающей достижение; 2) от личной заинтересованности; 3) от времени упреждения в предвидении последствий поступка: блага, достижимые в недалеком времени, следует предпочесть менее вероятным благам далекого будущего.4 Очевидно, те "возможности", о которых пишет Дж. Мур, существенно отличаются от возможности "чистой воли" Канта тем, что ориентируют на анализ не Там же. С.161- Там же С. Там же С.163.

Там же С. только запрещенного, неправильного поступка, но и правильного, хотя и не предписываемого как единственно правильный - должный.

Моральные правила Дж. Мур также подразделяет на две категории:

"правила долга" и "идеальные правила". Первые относятся к нашим действиям, к тому, что в нашей власти осуществить или нет. Вторые распространяются и на мысли, желания, чувства человека, которые не находятся всецело под контролем нашей воли. Так, не может быть истинным правило: "Я не должен желать имущества ближнего своего":

"Если поэтому моральные правила, относящиеся к чувствам, могут быть хотя бы отчасти верными, мы должны понимать слово "долг", употребляемое в них, в каком-то совсем другом смысле".1 Можно (то есть, это в наших силах) благословлять врагов, благотворить им и молиться за них, ибо это "правила долга". Первая же часть известной библейской формулировки ("Любите врагов ваших...") это "идеальное правило", где смысл долженствования совсем иной, так как возможность его осуществления принадлежит к другому - более высокому, бытийному - плану.

Каким должно быть и что должно делать - вопросы разноуровневые, детерминированные разными типами моральной возможности. Таким образом, этический анализ бытия морали у Дж. Мура приводит нас к следующему: должное в аспекте возможности - неоднозначно и требует обращения не только к идее, но и к смысловым планам морали; смысл "возможного" как арбитра между сущим и должным проясняет обе традиционно противостоящие в этике модальности; диалог сущего и должного в поле возможности выявляет факт размерности, уровневости морального существования человека.

Подведем некоторые итоги.

Идея морали, как и ее смысл, конституируется реальной противопоставленностью в жизни человека сущего и должного, но концентрированно и, поэтому, предельно абстрактно выражает моральное долженствование в модусе необходимости. Идея объясняет мораль, но не обосновывает ее, и, отсюда, моральные нормы, в контексте идеи, гносеологизируются, отчуждаясь от индивида как объективноуниверсальное законодательство. Идея морали выражает истину о высшем благе как универсальной цели, к которой обязан стремиться каждый человек, независимо от его способностей. Акцент на идее морали требует, в терминологии Канта, "теоретического применения разума", то есть склоняет исследователя морали к методологически оправданной безучастности, к "взгляду ниоткуда" (Т. Нагель).

Там же С.333.

В самой морали на первый план выходит ее регулятивная функция, а, в случае ненаполненности абсолютным смысловым содержанием, мораль отождествляется с рестрикционным механизмом общественнокультурного давления на индивида. Такая моральная практика вступает в противоречие с постулатом свободы, оценивается как морализм, вызывает негативную реакцию и оканчивается утверждением в морали релятивизма или, в сильном варианте, морального нигилизма.

Смысл морали состоит в ее способности помочь человеку конкретно решить вопрос: можно ли осуществить нечто должное Иначе говоря, смысл морали состоит в утверждении возможности морально должного, возможности индивидуально-свободным образом отвечать на необходимые и безусловные требования морали. В этом качестве моральное существование может стать прямым смыслом жизни человека вообще.

Высшая цель подлинно морального существования предстает в контексте его смысла не только как желанная, но и как достижимая, онтологически обусловленная ценность. Констатация факта противопоставленности сущего и должного, имманентного и трансцендентного в человеческой жизни сменяется их диалогом о том, "что должно, чтобы было можно" Смысл морали утверждает возможность совмещения теоретического и практического разума, когнитивного и ценностного аспектов исследования морали в проблематике оправданности высшей цели, которую человек постигает, как идею и практически может реализовать как свободное моральное существо.

Отсюда, в контексте модальных характеристик, мораль - это возможность и мера самоидентификации человека в сущем с позиции должного.

Понятие "мера" предполагает наличие некоторой шкалы, а в онтологическом плане - иерархии ценностей, обладающих моральным смыслом.

Представление об иерархии этических ценностей содержалось во многих учениях прошлого, и было связано, во-первых, с идеей нравственного порядка, а во-вторых, с проблемой выбора, где решающее значение имело положение в общей системе предмета ценностного предпочтения.

Уровневость (архитектоничность) морали открывалась уже Аристотелем;

само понятие "высшего блага" имплицитно содержит в себе идею о "слоях бытия". Аристотель различал пять таких слоев: материю, вещь, живое существо, душу и дух. Низшие, и более сильные слои, являются носителями высших, остающихся, при этом, свободными, детерминированными собственными основаниями.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.