WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 23 |

Таким образом, моральная специфика диалога человека с абсолютным содержанием собственного бытия задана соотношением трех основных, в смысложизненном контексте морали, модусов бытия: сущего, должного и возможного. Эти модусы образуют теоретическое основание онтологического структурирования морали и выделения смысловых уровней человеческого существования.

Неучет модальной многомерности бытия, ограничение его исследования сферой сущего сводят этику к “моральной антропологии” (И.Кант); соотнесение сущего и должного в аспекте исключительно моральной действительности приводит к их противопоставлению, к констатации факта вечной противоречивости и парадоксальности нравственного существования человека.

Акцентирование, далее, необходимости морально должного мы находим в моральных идеях, устанавливающих содержательное отношение между сущим и должным, а также, императивно, не взирая на реальность и возможности людей, предлагающих пути сближения этого сущего и должного.

Перенос методологического акцента с необходимости на возможность осуществления должного в сущем дает, как мы полагаем, представление о смысле морали. Данное понятие означает конкретную возможность для человека вступить в диалог с собственным бытием на основе непосредственного “сознания жизни” как сущего, рефлексии ее должного качества и оценки возможности их совмещения в индивидуальной жизни. Отсюда можно сделать вывод, что проблема смысла жизни также структурируется в соответствии с выделенными модусами бытия.

Смысл жизни как высшая норма морально сущего (абсолютная точка опоры существования человека) обусловливает его интерес высшего вида – определить свою самость и назначение как данность.

Рассмотрение проблематики смысла жизни в модусе должного выдвигает на первый план представление о цели жизни: здесь смысл жизни сооносится с ее высшей, конечной целью (как аналогом “идеи” в общеморальной проблематике), и, если в аспекте сущего представление о смысле жизни базируется на том, что его составляет, то цель, в модусе должного – это, что придает жизни смысл. Таким образом, моральная идея, указывающая на некую цель, приобретает, в основном, регулятивный, а не конституирующий смысл, то есть наполняется императивноригористическим содержанием, реакция на которое следует в виде имморализма и нигилизма.

Идея морали эксплицирует действительное противостояние в существовании морали ее сущего и должного; она концентрированно выражает необходимость морально должного в качестве универсального регулятора партикулярного отношения человека к миру, является основанием императивности морали, ее регулирующей функции. Идея морали объясняет ее существование, но не обосновывает, высвечивая законодательную сторону нравственности, где должное постулируется без обращения к подлинной природе и, что важно отметить, оправданности самой императивности.

Идея морали, будучи индивидуально осмыслена, образует важное звено смысложизненного отношения человека к Абсолюту в его нравственном качестве (И.Кант), и в качестве “цели целей совершенной деятельности” (Аристотель).

Недостатком моральной идеи, в контексте смысложизненной проблематики, является то, что она акцентирует прежде всего поведенческие стороны жизни человека, стремящегося к ее высшей цели:

целеполагание превалирует над смыслополаганием, и в онтологическом плане нравственности невыраженными оказываются уровни реализации абсолютного в относительном, должного в сущем (условно говоря, “этики Канта” в “этике Аристотеля”).

Экспликатом индивидуально являющейся сущности морали, на наш взгляд, является понятие “смысл морали”, которое в своем содержании органически совмещает теоретическое и практическое применение разума, по выражению Канта, долженствование как задачу жизни и моральное существование как факт, когнитивные и ценностные компоненты этики, что и дает право на ее трактовку как жизнеучения.

Смысл морали раскрывается в модусе возможности ее действительного существования; это – возможность должного в самом сущем, или возможность осуществления должного.

Смысловой план морали, с точки зрения его индивидуальной, и более никакой, рефлексии, представляет собой и предпосылку, и результат экзистенциального понимания идеи морали, ее смысложизненного наполнения. Смысл морали, таким образом, - это детерминированная внутренней свободой человека возможность его индивидуации в качестве именно морального существа, посредством онтологического принятия идеи морали как собственной, или “выбор самого себя абсолютным образом” (С.Кьеркегор).

Смысл морали вскрывает не значение должного (это прерогатива идеи), а назначение долженствования для целостного человеческого существования в моральном качестве, и здесь главной является ориентирующая функция морали, то есть не форма обязывания человека целью, содержательно определенной в идее, а ценностное наполнение и, самое главное, оправдание цели, которую человек ставит перед собой самостоятельно и оценивает, с точки зрения возможности для себя ее осуществить.

Автономия морали, в аспекте ее смысла, обусловливается возможностью индивидуального диалога с абсолютным, ничем не детерминированным, кроме изначальной онтологической укорененности человека в бытии (М. Хайдеггер). Гетерономность в этот диалог вносится не “материей поступка”, а его рефлексией, влекущей не к смыслу, а к цели человеческого существования. Напротив, смысл морали методологически требует учитывать наличие ее онтологических уровней, среди которых, как основные, могут быть выделены бытовой и бытийной.

Бытовая мораль составляет ее действительный модус (аспект ее существования), то есть конституируется противостоянием сущего и должного, обусловленного и безусловного, относительного и абсолютного в сфере человеческих ценностей. Она действует в области выбора между эмпирически значимыми, целесообразными ценностями, оценка которых, с позиции должного, имеет дополнительно-прикладной, инструментальный смысл. Отсюда вытекает императивность ее требований как необходимых, что выражается в той или иной моральной идее.

В бытовой морали имплицитно присутствует идея вечного несовершенства мира, которому противостоит некий должный нравственный миропорядок как земная задача человечества и его истории.

Отсюда, бытовая мораль призвана быть институцией этого порядка, очерчивающей саму сферу нравственности и выявляющей моральный статус тех или иных универсализированных мотивов и действий людей, в зависимости от степени их бескорыстия и свободы от прагматики.

От человека бытовая мораль требует действовать по максимуму действительных (на практике, часто занижаемых) сил человека; она, поэтому, “снисходительнее” к людям и представляется более реалистичной в диффреренциации отношения к ним. Следствием этого является то, что она неизбежно плюралистична и связана с необходимостью человеческого согласия и согласования различных моральных кодексов. Идеалом бытовой морали становится единение и солидарность человеческого рода на базе универсальных норм и принципов его нравственного существования.

Бытийная мораль – онтологическое обозначение сущностных характеристик морали, имеющих субстанциальный смысл и постигаемых в модальном контексте возможности; на этом уровне мораль способна преодолевать противостояние должного и сущего в широком перспективном контексте принципиальной возможности осуществления высших человеческих идеалов и ценностей.

Сферой компетенции бытийной морали являются смысложизненные, а не поведенческие стороны нравственности; бытийный план морали призван означить любое событие и придать смысл жизни в целом.

Бытийная мораль исходит из идеи о существовании единого мирового нравственного порядка, в котором человек изначально (как свободное существо) находит самого себя, ориентируясь на возможный, а не всегда проблематичный – действительный – максимум собственных сил.

Таким образом, бытийная мораль конституирует всю полноту морального достоинства человека и его нравственного самосознания.

Идеалом бытийной морали является индивидуальное осуществление жизненного предназначение человека (возможного должного) путем его единения с самим собой как условия единения с другими людьми.

Таким образом, связь двух родов идеалов экплицирует соотношение бытовой и бытийной морали: как онтологические уровни морали они выражают, соответственно, ее существование (действительность) и сущность (возможность), то есть, различны, однако, в смысложизненном контексте тесно переплетены и представляют собой единую сферу индивидуально-нравственного постижения человеком его бытийного предназначения и решимости на него ответить в бытовом плане существования.

Онтологическим основанием взаимосвязи действительного и возможного, ее бытового и бытийного уровней является абсолют, который рефлексируется как морально безусловное. (В нашем применении понятия “абсолют” акцент делается не на “чистой” возможности, равной свободе, а на возможности стать действительностью). На этом – феноменальном - уровне диалог человека с абсолютным представлен нами в виде взаимосвязи совести и ответственности в структуре целостного нравственного существования человека.

§ 1 Проблема смысла морали как возможности осуществления должного Сложность, многогранность морали - очевидный факт для ее исследователей: моральные отношения, сознание и деятельность людей неисчерпаемы в своем синхроническом и диахроническом разнообразии, то есть в разрезах современного и исторического бытия. Мораль является и специфическим способом познания, самоопределения человека в мире, и ничем не заменимым социальным институтом, регулирующим человеческие связи и отношения, и системой внеинституциональных ценностей, не только "вездесущих", но и конституирующих, в определенном смысле, все отрасли культуры и виды человеческой деятельности.

Попытки, с одной стороны, охватить все многообразие проявлений моральности, а с другой - найти в них специфически общее моральное качество, осуществляются путем представления и структурирования морали как целого, в контексте поиска ее единого основания (субстанциальных характеристик) или анализа базовых механизмов практического действия морали.

Независимо от того, какие стороны морали рассматриваются как основные в сущностном или методологическом аспектах, “идеализм” в этике несокрушим: наиболее важным, специфицирующим сущность и существование морали можно считать наличие моральных идей, которые позволяют идти к постижению нравственной жизни человека не столько от внешне детерминированных факторов, сколько от ее внутреннего содержания.

Базовые моральные идеи по разным основаниям рассматриваются, с одной стороны, как продукты абстрагирования от жизненно важных и типичных ситуаций во взаимоотношениях людей, их взаимной ценностной соотнесенности, а, с другой стороны, но не во вторую очередь, сами определяют содержание и конфигурацию человеческих взаимоотношений.

Многообразие моральных доктрин и программ, построенных на базе сущностных идей, подобно разнообразию философских учений, может оцениваться как "перманентный скандал" (Т.И.Ойзерман). Однако на нее можно взглянуть иначе: выделение морально безусловного - вечно актуальная задача, свидетельствующая о неслучайности поиска абсолюта:

"Различные этические системы создавались именно для того, чтобы постичь, в чем состоит абсолютное или моральное благо, которое, безусловно заслуживало бы, чтобы его предпочесть любым ощутимым ценностям". Конкуренция базовых моральных идей не только частично дискредитирует каждую из них, но и подталкивает к поиску главной и фундаментальной идеи. Искомая идея должна эксплицировать субстанциальные характеристики морали, то есть максимально приблизиться к ответу на вопрос о том, что есть "добро само по себе", в отличие от "добра как средства" (Дж. Мур).

Единственность высшей цели не предполагает компромиссов (несмотря на обилие ее теоретических трактовок, и идей, лежащих в основе конкретных нравственных учений), а логика моральной спецификации человеческих связей, поведения и оценок отражает их реальное движение в этом качестве к безусловности, "идеальной" чистоте и свободе от прагматических потребностей, мотивов и частных целей человеческого существования. Таким образом, “...философские обоснования морали, завершившиеся этическим абсолютизмом Канта, коррелируют с исторической тенденцией реального функционирования морали”.Напротив, релятивистские подходы в этике, отвергающие единство основания морали или "высшее благо", выходят за пределы идеи морали и, значит, говорят не о ней, а о том, что обозначается как мораль:

рестриктивные, побудительные, оценочные и иные функции, которые осуществляет и мораль, могут не иметь непосредственного морального смысла и быть при этом практически полезными.

Отказ от абсолютного плана морали, концентрированно выражаемого ее идеями, очевидно, дезавуирует смысл рассуждения о ней как таковой, а допущение этого плана восстанавливает моральную специфику человеческой жизни и, вместе с тем, проблематичность морального существования. Абсолютистский подход, как нам видится, обеспечивает главное и единственное условие осуществления принципа автономии при исследовании морали. Из чего же вытекает проблематичность самого морального существования, включающего в себя абсолютные и относительные моменты Представляется, что она обусловлена существенным различием между фундаментальными модусами человеческого бытия вообще и конкретно морали, специфический смысл которой проявляется во взаимоотношениях трех модальностей: сущего, должного и возможного. Их реальность лучше всего, как нам кажется, выявляет причину парадокса множества этических учений и единства морали, а, во-вторых, объясняет то обстоятельство, что у людей есть идея о Шрейдер Ю.А.. Этика. Введение в предмет.-М.:Текст, 1998. С.41.

Гусейнов А.А. Обоснование морали как проблема. //Мораль и рациональность.-М.: ИФРАН, 1995. С.58.

высшем благе, которое практически недостижимо и, вместе с тем, имеет конкретный моральный смысл.

Анализ морали в модальностях сущего, должного и возможного, позволяет провести содержательные дистинкции на уровне сущности и существования морали, а также показать логику ее исторического развития, отражаемую этикой. В целом, она совпадает с логикой развертывания всей философии, прошедшей, как пишет американский философ М. Эпштейн, путь от докритической ступени ко второй – критической и активистской.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.