WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Например, семантическое содержание диалектной лексемы plantsa / flonz сузилось до значения „Setzpflanze“, обобщенное значение „im allgemeinen jeder dem pflanzenreiche angehrende, durch anziehung von nahrung, wachsthum und fortpflanzung lebenskraft uszernde naturkrper“ и коннатотивное значение „vergleichend und bildlich mit bezug auf das leben, wachsen, setzen, versetzen, fortpflanzen, blhen“ [GDW 1854 – 1954: B. 13, Sp. 1709] не представлены.

Обобщенное значение лит. нем. der Trog „langer, muldenfrmiger oben offener behlter“ в диалекте конкретизировано: „gerumiger Behlter fr Viehfutter“. «Немецкий словарь» (GDW) наряду с вышеназванным приводит еще 8 значений. Интересно, что архаичная семема («Немецкий словарь» (GDW) ссылается на источники 8 века) „ als t e i g - u n d b a c k t r o g, der bis heute zumeist die bezeichnende lngliche form, sowie das holz als stoff in seinem bedeutungsgehalt bewahrt“ [GDW 1854 – 1954: B. 22, Sp. 785] сохранилась в диалекте, но вышла из употребления в современном немецком языке (подробнее об архаизации значения см. ниже). Диалектизму tro:k не присущи образные коннотации, а также значение „kasten, kiste, truhe “, отмеченные в «Немецком словаре» (GDW).

Очень часто в диалекте сохраняется лишь одно, как правило, основное значение, которое в процессе употребления приобретает дополнительные семантические признаки, семы. Ср.: срвн. decke: „fast nur fr bedeckung der menschen und pferde gebraucht“ [GDW 1854 – 1954: B. 2, Sp. 882] и диалектная лексема tk: „aus wrmendem textilem Material hergestellter Gegenstand zum Zudecken“.

В некоторых случаях невозможно проследить, имела ли место семантическая трансформация или слово сохранило свое первоначальное значение. Например, лексема trp в местных говорах выступает как в значении „Treppe“, так и в значении „Stufe, Stiege“. «Немецкий словарь» (GDW) указывает, что до 17 века лексема die Treppe выступает в обоих значениях, а со второй половины 17 века лексему die Treppe во втором значении начал активно вытеснять синоним die Stiege [GDW 1854 – 1954: B. 22, Sp. 151].

Расширение значений, напротив, проявляется в унификации схожих значений, в результате которой слово приобретает дополнительные значения.

Иллюстрацией подобной унификации может служить лексема taxl, имеющая помимо исконного основного значения „natrliche Gebilde bei Tieren und Pflanzen“, также значение „einzelne Arten von wild wachsenden Pflanzen mit Stacheln“.

Диалектная лексема tu:p нередко выступает в расширенном значении „Haus“ (не соответствует ни одному из 12 значений, приведенных в «Немецком словаре» (GDW)). В данном случае расширение значения произошло вследствие экстралингвистического фактора: дома местных колонистов, как правило, небольшие, имели три жилые комнаты: две спальни и большую центральную комнату – tu:p, которая служила и кухней, и столовой, и гостиной, таким образом, она ассоциировалась собственно с домом.

Нередко семантическое содержание диалектизмов подвергается модификации, то есть слово приобретает новое значение. Например, диалектизм pri: – „Brhe, Fleischwasser“ (ср. с лит. нем. die Brhe) приобрел дополнительное значение „flssige Beigabe zu Fleischspeisen, Soe; meistens aus Rahm“. Лексема bak’o:fa, помимо исконного значения „Ofen zum Backen“, выступает также в значении „Ofen im Freien, auf dem Futter fr das Vieh gekocht wird“ (в «Немецком словаре» (GDW) данное значение отсутствует). Диалектизм ru:bak приобрел значение „Sofa“ (ср. с лит. нем. die Ruhebank – „Bank zum Ausruhen“). В данном случае значение изменилось вместе с реалией: простую скамью заменил диван – слово сохранилось, но его содержание стало другим.

Архаизация значения сопровождается сужением значения. При архаизации в диалекте сохраняется более древнее, архаичное значение, которое в современном литературном языке редко встречается или утеряно. В качестве примера для данного типа семантической трансформации может служить диалектная лексема frut „Getreidesamen“ и нем. лит. die Frucht, которые совпадают только в значении „Getreide“. В современном немецком языке данное значение является устаревшим.

Перенос наименования играет не менее значимую роль: употребление уже имеющихся слов в новых для них значениях позволяет существенно увеличить номинативные ресурсы диалекта.

В ходе исследования были выделены следующие основные механизмы переноса наименования:

1) механизм переноса наименования, в основе которого лежит внешнее сходство предметов: его форма, цвет, размер. Это наиболее распространенный тип переноса, например:

ro:da paklaana – groe eifrmige Tomaten. Перенос осуществляется на основе внешнего сходства (округлая форма);

holdapa:m – als Strauch wachsende Pflanze mit weien oder hell- bis dunkellila, stark duftenden Blten in groen Rispen (ср. с лит. нем. der Holunder – als Strauch wachsende Pflanze mit dunkelgrnen, gefiederten Blttern, gelblich weien, in groen Dolden wachsenden Blten und glnzenden, schwarzen Frchten).

В данном случае перенос произведен на основании внешнего сходства деревьев;

2) механизм переноса наименования, основанный на одинаковых или сходных функциях предметов, например:

prdrvant – Zaun aus Brettern (ср. с лит. нем. die Wand – Bauteil eines Gebudes). В данном случае существенным является сходство по функции, так как и забор и стена предназначены для выполнения функции «ограждать»;

a:t / ait – Bretterzaun, der Nachbarnhfe trennt (ср. с лит. нем. die Scheide – Grenze). Как и в вышеприведенном примере, перенос основан на общей функции «ограждать»;

3) механизм переноса наименования, основанный на принципе действия, например:

trambla – mit den Beinen schlenkern (von kleinen Kindern) (ср. с лит. нем.

Trampeln – mehrmals mit den Fen heftig aufstampfen). Общий для обеих лексем принцип действия «производить резкие, порывистые движения ногами»;

4) механизм переноса наименования, основанный на смежности предметов. Он основывается на реально существующей связи между предметами. Отношения смежности более объективны, чем отношения сходства, поэтому эти переносы являются менее резкими и менее образными, например:

pl – Blechbecher (ср. с лит. нем. das Blech – zu Platten dnn ausgewalztes Metall). В данном случае перенос осуществлен по модели «материал – изделие из него»;

pakhaus – ein Gebude neben dem Haus, in dem in der Sommerzeit gekocht und gegessen wird (ср. с лит. нем. das Backhaus – besonderes Gebude in einem Dorf, in dem die Bauern ihr Brot backten). Устаревшая лексема перенесена на новую реалию, соответственно изменилось и её внутреннее содержание;

’Itk – hollndische Kartoffelnsorte. В данном случае перенос сделан на основании общего национального признака: голландский сорт картофеля обозначен голландским словом (лексема’Itk заимствована у меннонитов, говоривших на нижненемецком диалекте);

5) механизм переноса наименования, основанный на внутреннем качестве предмета. Он предполагает переосмысление наименования на основе какого-либо чувственно воспринимаемого, наиболее броского, чаще всего окказионального признака. Однако в отличие от «формы предмета», общие признаки, на основе которых осуществляется перенос наименования, опираются на качественные характеристики предметов или явлений, например:

zemlank – aus Lehm und Kuhmist gebaute Htte, in der die Deutschen nach der Zwangsverschickung 1941 lebten. В данном случае внутренним качеством, положенным в основу переноса, стало плохо приспособленное для жизни, временное жилье. К данному механизму относятся также многочисленные переносы по модели «животное – человек», например: dumm vi: ’n kil, ’n ku:, ’n kans, ’n oks, ’n ’aizl, ’n o:f; faul vi: ’n ku:, ’n zau; muti vi: ’n kaul.

Основным способом обогащения словарного состава на современном этапе является заимствование из языка окружения. Причиной заимствования бытовой лексики, с одной стороны, является появление новых реалий, с другой, снижение языковой компетенции носителей диалекта. Если в первом случае заимствования могут рассматриваться как позитивное для языка явление, так как способствуют обогащению словарного состава, то во втором они приводят к вымещению исконно немецких слов и к их постепенной утрате.

Среди выявленных в ходе исследований заимствований большая часть относится к формальным заимствованиям, при которых заимствование в той или иной мере сохраняет облик исходного слова. Среди формальных заимствований принято различать интерфераты, трансфераты и интеграты [Бони 1982]. Интерфераты имеют отклонения от норм и системы языкареципиента и косвенно свидетельствуют о снижении языковой компетенции, напр.: pomidori (ср. с рус. помидоры) – русская флексия ‘ы’ не характерна для немецких говоров. Трансфераты не нарушают языковые нормы языкареципиента, напр.: ts taburrtj (ср. с рус. табуретка), ti krtk (ср. с рус.

гречка), tr pi:ro (ср. с рус. пирог) – фонетическое и грамматическое оформление соответствует немецким говорам. Интеграты – это заимствования, ставшие частью лексической системы и невоспринимаемые носителями языка как чужеродные, напр.: nunik (ср. с рус. нужник).

От формальных заимствований следует отличать кальки, при образовании которых перенос осуществляется по аналогии с языком-источником, но средствами (лексическими, фонетическими, морфологическими) языкареципиента: zomrki (ср. с рус. летняя кухня), vpvkj (ср. с рус. тканая дорожка), fikno (ср. с рус. рыбья кость), te: ‘ankoxa (ср. с рус. заваривать чай), varts(a)be:r (ср. с рус. черёмуха), ve:gl (ср. с рус. тележка).

Заимствования из казахского языка довольно малочисленны: kurai (ср. с каз. ‘урай’ ‘перекати-поле’); berparmak – „Nudelspeise mit Fleisch und Fleischbrhe“ (ср. с каз. ‘без-барма’); baursak – „kleine gebratene Kugeln aus Hefeteig“ (ср. с каз. баурса). Заимствования пришли через русский язык, так как казахское население в данном регионе было малочисленным, и контакты осуществлялись посредством русского языка.

В данной работе освещены лишь некоторые аспекты развития диалектной лексики. В результате долгой изоляции от основного языкового ареала, отсутствия нормирующего влияния литературного языка, иноязычного окружения бытовая лексика немецких островных говоров Казахстана приобрела специфические идиоэтнические характеристики. Выявление и изучение семантического содержания бытовой лексики на основе анализа лексико-семантического поля ‘Haus’ позволяет выявить языковые и лингвокультурные тенденции и обосновать уникальную динамику семантических изменений в лексическом корпусе островных говоров Казахстана. Однако за рамками исследования остались многие вопросы, связанные с диалектной лексикой, которые требуют дальнейшего изучения.

Большой интерес представляет изучение бытовой диалектной лексики в русле когнитивной семантики и концептологии, так как полученные сведения могут дополнить имеющиеся исследования о языковой картине мира носителей диалекта.

Особый интерес представляет сопоставительный анализ бытовой лексики носителей островных говоров в Казахстане и сходных диалектов в Германии.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Гейгер, Н.П. Лексико-семантическое поле ‘Pflanzenwelt’ в верхненемецком островном говоре Восточного Казахстана [Текст] / Н.П.

Гейгер // Вестник Поморского университета. – 2008. – № 6. – С. 80-85.

2. Гейгер, Н.П. Лексико-семантическое поле «Garten» в верхненемецких островных говорах Восточного Казахстана [Текст] / Н.П.

Гейгер // Региональный вестник Востока. – 2010. – № 2. – С. 98-105.

3. Гейгер, Н.П. Семантические трансформации в бытовой лексике верхненемецких говоров Казахстана [Текст] / Н.П. Гейгер // Вестник ЧГПУ. – 2008. – № 5. – С. 274-281.

4. Гейгер, Н.П. Из истории немецких поселений в Казахстане [Текст] / Н.П.

Гейгер // Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике. – Барнаул, 2003. – С. 48-50.

5. Гейгер, Н.П. Концепт ‘HAUS’ в концептосфере этнических немцев Казахстана [Текст] / Н.П. Гейгер // Научное сообщество этнических немцев в Средней Азии и России: современное состояние и перспективы. – Караганда, 2008. – С. 271-278.

6. Гейгер, Н.П. Социолингвистическая характеристика этнических немцев Восточного Казахстана [Текст] / Н.П. Гейгер // Валихановские чтения – 13 :

материалы международной научно-практической конференции. – Кокшетау, 2008. – С. 153-155.

7. Гейгер, Н.П. Языковая картина мира немцев Казахстана на примере бытовой лексики [Текст] / Н.П. Гейгер // Актуальные проблемы гуманитарного знания : материалы IV Международной научно-практической конференции. – Барнаул, 2004. – С. 66-69.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.