WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

так и отрицание государственности. Но всё же Византийская империя была христианским государством, и её положительное значение доминирует в воззрениях религиозных и светских мыслителей. Уникальной особенностью Византии в средневековом мире являлось то, что выделяется главный, «конституционный» принцип деятельности правительства. Целями существования государства является достижение всеобщей справедливости. В новелле императора Тиберия 575 г. главными принципами законодательства объявляются экономия и филантропия.2 Стремление к достижению социального компромисса является одним из принципов византийского публичного права. При этом в области идеологии нормативные акты и многие мыслители в своих произведениях указывают на факт, в первую очередь, имущественного неравенства как причины нарушения справедливости, неуважения к праву. Следует отметить, что в Византии существовал институт рабства и сословная градация населения. Закреплялся принцип гарантированности каждому принадлежащему именно ему права3. Теории «договорного» происхождения государства и органическое уподобление социально-политической организации являлись основными идеями политикоправового устройства общества. Государство организовано человеком, но в этом акте проявилась божественная воля. Бог посредством волеизъявления граждан санкционирует власть императора. Кроме того, сам политический строй подобен божественной организации – один Бог на небе, один император на земле. Заключённый людьми «договор» воплощает божественную волю о разумной и священной организации человеческого общества.

В параграфе 1.4 «Положение церкви в общественно-политической системе империи» даётся общая характеристика института церковной власти.

Согласно господствовавшей государственно-правовой доктрине церковь представляет собой как объединение верующих, соединяющее в себе все общественные институты, включая и государство, и в то же время своеобразное бюрократического учреждение, предназначенное для осуществления духовной власти и некоторых функций государственного управления. Важность церковной организации заключается в том, что она институционально существовала помимо института императорской власти.

Византийские императоры как христианские монархи не могли произвольно реорганизовать или ликвидировать это учреждение подобно другим звеньям аппарата государственного управления. Большинство императоров закрепляло в качестве одной из государственно-правовых доктрин единение светской и духовной власти. Важным обстоятельством было то, что византийцы воспринимали свою церковь в равной степени как национальную, так и в качестве вселенской. Рассматривались проблемы соотношения светской и церковной власти, организация церковной иерархии, роль церкви в обеспечении целостности государства и развитии феодальных иммунитетов.

Медведев И. П. Принцип социальной справедливости у византийцев.// Византийский временник. - М., 1989. Т 50. С.123-124.

Каждан А. П. Государство и церковь во второй половине IX в. - X в. // История Византии. В 3-х т. Т. 1 М.,.

1967. С. 156.

При всех возникавших противоречиях светских и церковных властей в Византии на протяжении всей её истории существования никогда не повергалось сомнению единство воли императоров и церкви по всем вопросам государственно-правовой жизни общества.

Византийская империя обладала уникальной системой права, имевшей в качестве своего фундаментального основания положения римского права, периода поздней империи. Государство ромеев обладало чрезвычайно высоким уровнем развития законодательства, что во многом было предопределено исключительно высокой ролью профессиональных юристов в подготовке актов кодифицированного и текущего законодательства. Все важнейшие сферы общественной жизни находились в области нормативно-правового регулирования. При этом важнейшей формой законотворчества становится кодифицированный акт, в максимальной степени обнимающий своим воздействием все сферы общественной жизни и соответственно призванный отразить в себе систему византийского права. Развитие права носило динамичный характер, но важнейшим принципом законодательства была преемственность правовых предписаний, что согласовывалось со схоластическим методом познания. Византийская политико-правовая доктрина различает понятия государства, источника государственной власти, личности правителей и институтов государственного управления, отдельно выделяются понятия народа, своеобразный эквивалент «гражданского общества». На протяжении всей истории Византии официально провозглашалась преемственность существования Римской империи. Император выступает в качестве своеобразного «физического» воплощения государственной власти. В данном институте сочетались принципы единоличного монархического и древнего, ушедшего в прошлое республиканского полисного строя. Основной целью осуществления государственной власти официально признавалось достижение всеобщей справедливости, что находило своё воплощение в законодательных гарантиях достижения «экономии», социального компромисса. Значимым институтом общества являлась церковь, её нормативные предписания охватывали регулированием все сферы общественной жизни. Принадлежность к христианству выступает необходимым элементом статуса гражданина. В то же время церковь выступала и элементом аппарата государственного управления отстаивая корпоративные интересы клира. Существовала идея о принципиальном единстве светской и духовной властей, которые не тождественны друг другу, но осуществляют свою деятельность согласно во имя нормативно единых целей.

Вторая глава «Основные черты византийского публичного права» состоит из пяти параграфов. В ней рассматривается институт императорской власти, правовое регулирование механизма государственного управления, организация судебной власти и модель процесса, уголовное и налоговое право.

В параграфе 2.1 «Институт императорской власти» изучаются особенности института власти главы государства. В Византии существовало целостное и уникальное учение об императорской власти, в основе которого лежали античные и средневековые политические традиции, принципы республиканского и монархического государства. Принципиальными положениями института императорской власти являлись: производность власти главы государства от акта народного избрания, что является проявлением божественной воли; возможность каждого достойного гражданина занять императорский престол; сосредоточение императором всей полноты государственной власти; ограниченность полномочий императора основными базисными принципами общественного и политического устройства и религии;

противоречивость взаимоотношений императорской власти с церковью и другими государственными и общественными структурами. При этом важной особенностью византийского публичного права было то, что данный институт принципиально не был связан с персонификацией в конкретном лице или династии. Это объясняет возможность осуществления высшей власти несколькими лицами в равном достоинстве. Император являлся высшим чиновником, соединившим все бразды государственного правления. Но само государство не принадлежало ему подобно собственности, передача власти по наследству была фактом политической реальности, а не юридическим принципом. Отход от данных положений был связан с общей деградацией политического и социального строя. Утверждение династичности является фактором отхода от античных принципов организации государственной власти.

С течением веков соотношение монархических и республиканских элементов изменялось. Объем полномочий государственного управления Василевса практически не подвергался сомнению, но признание условности и производности его власти, собственно республиканской традиции, постепенно исчезает. В IX-XV вв. троном владеют представителей лишь нескольких династий. Политическая практика свидетельствует о фактически наследственном характере императорской власти. Но при этом в Византии не был принят действующий нормативный акт о престолонаследии.

В параграфе 2.2 «Правовое регулирование организации системы государственного управления» изучаются правовые вопросы организации системы аппарата государственного управления. Византийская административная система отличалась исключительно высоким уровнем развития. Существовала разветвлённая сеть различных учреждений отвечавших за отраслевое и территориальное управление. Аппарат государственного управления имел многофункциональное предназначение, его учреждения и органы проникали во все сферы общественной организации и во многом определяли её структуру и функционирование. В условиях огромной многонациональной империи он исполнял роль одного из основных связующих звеньев византийского общества. Принадлежность к государственной службе и место в её иерархии во многом определяли социальное положение индивида и его гражданский статус. Мощный аппарат государственного управления выступает в качестве одного из факторов обеспечивавших существование и развитие византийского общества.

Административная система состояла из лиц не связанных с определёнными социальными группами. Чиновничество представляло собой во многом открытое сословие. Возможность для каждого из граждан участвовать в делах управления своим государством служила важнейшей цементирующей силой единства общества. Все сословия, вне зависимости от рода деятельности, национальной принадлежности и материального положения в равной степени противопоставлялись аппарату государственного управления, что предопределило сохранение античных принципов римского публичного права. Эволюция византийской системы территориального управления неразрывно связанна с отходом от античных форм государственного устройства, развитием принципов территориальной организации и институтов феодальных иммунитетов. Сохранение сильной центральной власти на фоне сокращения государственной территории, постоянной военной угрозы, римских принципов публичного права препятствовали развитию феодальной раздробленности страны. Развитие институтов феодальных иммунитетов происходило в форме экскуссии, освобождения из общей системы правовых предписаний, и пронии, возложения выполнения функций государственного управления. При этом оно входило в противоречие с фундаментальными принципами частного и публичного права. Византийский феодальный иммунитет в формально-юридическом значении носит ограниченный и исключительный характер.

В параграфе 2.3 «Система юстиции и процессуальное право» рассматриваются общие вопросы организации судебной власти и процесса.

Судебная система Византии отличалась значительной сложностью, повторяя собой её громоздкий и разветвлённый административный аппарат. Суды по территориальному признаку подразделялись на центральные и местные.

Некоторые из них существовали институционально, другие создавались для разрешения определённого дела. Компетенция определялась родом дел, местом жительства, сословной принадлежностью, профессией, вероисповеданием участвующих в деле лиц и многими другими обстоятельствами.

Принципиально признавалась иерархичность судебной системы замыкавшейся на суде императора. Функции управления и суда, как правило, соединялись в работе различных государственных учреждений.

В империи закрепляется модель либеллярного процесса, но не известен ни один устанавливающий или описывающий в полном объёме все его стадии нормативный акт. Значительных различий гражданского и уголовного судопроизводства не закрепляется. В качестве юридического принципа ни одно лицо не освобождалось от соблюдения законов и предания суду за совершённые правонарушения, даже император. Истец и ответчик обязываются доказать принадлежащее им право.

В византийском процессе произошли значительные изменения по сравнению с осуществлением правосудия римскими судебными учреждениями. Главное отличие заключается в сужении сферы судебного усмотрения. Судья выносит решение, основываясь на нормативно утверждённой системе оценки доказательств, а также принципах права, в том числе положениях об обеспечении социального компромисса. Важной особенностью осуществления правосудия является стремление соблюдения провозглашённого принципа «экономии», компромиссного решения вопроса.

На любой стадии процесса стороны могли придти к мировому соглашению, которое утверждалось судьёй. Принципиальные положения построения судебной системы и осуществления правосудия носили достаточно противоречивый характер. Идеи об исключительном значении института суда в системе государственных учреждений сочетались с принципами единства функций управления и юстиции. Формальное равенство граждан перед законом соединялось с принципами разного процессуального положения лиц с неодинаковым сословным положением. Главной целью правосудия выступает достижение справедливости, но при формальном подходе к оценке доказательств возможности к её осуществлению были ограничены. При всех недостатках византийской системы судопроизводства судьи творчески осмысливали роль и значение права, их решения достаточно часто были проникнуты идеей следования принципам права, его «духу».

В параграфе 2.4 «Уголовное право» рассматриваются вопросы ответственности за деяния, наказания за которые возлагались от имени государства. Византийское право, восприняв основные теоретические положения римского права классического периода, сформулировало собственное понимание уголовного правонарушения, принципов уголовного права и наказания. Особое внимание к разработке уголовного права уделяет законотворческая деятельность представителей Исаврийской династии.

Византийское уголовное право во многом является результатом развития империи под влиянием господствующей христианской религии. Значительное влияние на развитие уголовного права оказало и местное обычное право.

Принципы уголовного права государства ромеев имеют больше отличительных, чем подобных римскому праву черт.

Отличительной особенностью византийского уголовного права был акцент на субъективную сторону состава преступления. Преступление рассматривалось как проявление греховной природы человека. Исходя из доктрины предустановленной греховности, византийское право видело в наказании воздаяние – кару за грехи. Соответственно оно тем тяжелее, чем значительнее сам совершённый грех. Явное намерение совершить преступление имеет большую важность по сравнению с фактически достигнутым результатом, причём не только против личности и государства, но и имущества. Равным образом восприятие лицом санкций, мер государственного принуждения в начинает рассматриваться как сознательное и деятельное искупление им совершенного преступления перед Богом и людьми.

С одной стороны происходит процесс увеличения количества составов преступлений, с другой - некоторая гуманнизация системы наказаний.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.