WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 35 |

Четвертую группу составляют городские документы: протоколы и постановления городских магистратов, цеховые уставы, протоколы заседаний и решения отдельных цехов, сборники постановлений городских судов, расходно-приходные книги, ведомости уплаты налогов, пошлин, сборов. Они служат материалом как для изучения развития ремесла и торговли, так и для выяснения общественно-политической ориентации горожан, их роли в политической жизни.

К пятой группе относятся не слишком многочисленные и отрывочные эпиграфические материалы, в которых запечатлелось, говоря современным языком, общественное мнение той эпохи. Последняя группа источников включает произведения разных авторов и направленности, которые с известной долей условности можно отнести к литературному жанру. Это прежде всего жизнеописания отдельных архиереев сербской церкви, произведения автобиографического характера, мемуары. Самый значительный источник мемуарного характера - “Известие о похождении Симеона Степановича Пишчевича”, граничарского офицера, перешедшего на русскую службу и дослужившегося до генеральского чина37. Особое место среди литературных источников занимает “Представление Марии Терезии” 1778 г. Захария Орфелина38. В нем известный сербский просветитель предлагает план реформ, а заодно рисует общую картину состояния сербского общества.

Характеризуя сохранившиеся сербские источники XVIII в., следует отметить известную неравномерность распределения документов как во времени (большая их часть приходится на 1720-1730-е годы, середину и конец столетия), так и в пространстве (преобладают документы из Вены, Белграда, Сремских Карловцев, Буды и Нови-Сада).

Особую группу источников составляют записки иностранных путешественников, посещавших населенные сербами земли Австрийской монархии в последней трети XVII - XVIII в. Среди них наибольший интерес представляют дневники англичан Дж. Уэллера (1675-1676), доктора Е. Брауна (1669), Й. Милса (1736); русских путешественников - стольника П.А. Толстого (1697-1698), паломника по святым местам В.Г. Григоровича-Барского (1724), священника И. Фальковича (1781), поэта и публициста А.С. Кайсарова (1804), а также венгерского графа Д. Телеки (1795). Излагая свои впечатления от увиденного, иностранцы подмечали прежде всего то, что отличало сербов от других народов во внешнем облике, жилище, обычаях и нравах людей. Интересны их наблюдения о социальной структуре сербского общества, отношениях сербов с другими этническими группами в районах совместного проживания. Однако в рассказах о сербах немало поверхностных суждений, преувеличений, а то и просто вымысла, что особенно проявилось в оценках степени культурного развития сербов.

В ходе работы автору удалось выявить около трехсот публикаций источников с общим числом документов свыше восьми тысяч. Они были напечатаны отдельными книгами; в специализированных исторических изданиях: “Летопис Матицы Сербской”, “Старинар”, “Споменик”, “Глас САНУ”, “Гласник САНУ”, “Граджа”, “Мешовита граджа”, “Зборник за историю”, “Зборник за книжевност и език” и др.; а также в церковных, религиозно-просветительских и общественно-политических журналах: “Беседа”, “Глас Истине”, “Сербский Сион”, “Богословский Гласник”, “Вестник Сербской православной церкви”, “Братство”, “Дело”, “Отаджбина”, “Бранково коло” и др.

Всестороннее изучение истории сербского народа под властью Габсбургов было бы невозможно, если бы не появившиеся в последние годы фундаментальные издания источников, подготовленные академиком С. Гавриловичем, его учениками и коллегами39.

Помимо опубликованных источников в настоящей работе использованы не известные ранее архивные материалы из фондов российского посольства в Вене40: реляции послов (их общее число за столетие составило около десяти тысяч единиц), приложения к ним, которые нередко включали послания сербов русским самодержцам, прошения и письма в Коллегию иностранных дел и другие российские инстанции; частично депеши и канцелярские цыдулы. Эти документы представляют особую ценность, ибо со времени своего учреждения в 1701 году и до конца XVIII в. постоянное дипломатическое представительство России в Австрии стало для русского правительства главным поставщиком сведений о положении в Центральной и Юго-Восточной Европе, в том числе и на Балканском полуострове.

Они позволяют по-новому взглянуть на некоторые проблемы как внутреннего развития австрийских сербов, так и русско-сербских связей.

Помимо документов “Венской миссии” в работе были использованы дела из ряда других фондов РГАДА (фонд Сената и его учреждений, несколько фондов Госархива, собрания корреспонденции разных лиц и др.), АВПРИ (фонды “Внутренние коллежские дела”, “Приказные дела новых лет”, “Сношения России с Сербией и Славонией” и др.), РГВИА (фонд “Гусарское повытье”)41.

Автору удалось привлечь и неопубликованный материал из двух сербских архивов: Архива Сербской Академии наук и искусств в городе Сремские Карловцы (фонд бывшего Патриаршеско-Митрополичьего архива) и архивного собрания Музея сербской православной церкви при Патриаршеской библиотеке в Белграде42. Материалы сербских архивов дополнили круг опубликованных источников, особенно с точки зрения изучения противоречий и борьбы внутри самого сербского общества.

Сербские источники даются в переводе на русский язык. Документы из российских архивов воспроизводятся с использованием следующих археографических приемов: введено словоразделение и деление текста на предложения, титлы раскрыты, выносные буквы внесены в строку, введен отсутствующий в словах мягкий знак, а твердый знак в конце слов снят; вышедшие из употребления буквы заменены современными. Даты приводятся по юлианскому календарю; датировка по новому стилю специально оговаривается.

Целью настоящей работы является выявление тех специфических условий и предпосылок в социально-экономическом и политическом развитии сербов под властью Габсбургов в XVIII в., которые в более поздний период обеспечили этой части сербского народа ведущую роль в экономическом развитии, процессе становления сербской нации, формировании национальной идеологии и культуры.

Свою сверхзадачу автор видел в том, чтобы представить отечественному читателю многомерную и живую панораму общественного бытия немалой части сербов, чья судьба на рубеже XVIII в. круто изменилась, обрекая их на нелегкое выживание в чуждой социокультурной среде, но и давая им шанс к национальному обновлению и общественному прогрессу.

Глава I УЧАСТИЕ СЕРБОВ В ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ НА БАЛКАНАХ В КОНЦЕ XVII-XVIII в.

урецкое нашествие на Балканы в XIV в. вызвало бурные миграционные процессы, затронувшие прежде всего сербский народ, оказавшийся на главном направлении наступления турок. По мере завоеваТ ния Сербии османами, в особенности после поражения на Косовом поле в 1389 г., сербское население стало интенсивно перемещаться на север в сторону Венгрии. Уже в правление короля Сигизмунда (1387-1437) в районе Буды и Пешта появляются сербские поселения: Сербский Ковин, Чепель, Сентандрей и другие, здесь же строится православный монастырь.

Со второй половины XV в. миграционные потоки сербов за Дунай и Саву становятся постоянными. Только в одном 1480 г. из Сербии в Южную Венгрию перешло около 60 тыс. человек, тогда как местное венгерское население уходило дальше на север из-за страха перед участившимися турецкими нападениями1.

После Мохачской катастрофы 1526 г. массы сербских переселенцев вновь оказались под властью Турции, присоединившей обширные районы восточной Хорватии, всю Славонию, Срем, Бачку, а затем Банат и еще венгерских комитатов, включая Буду и Пешт. За время более чем полуторавекового турецкого владычества сербский элемент здесь становится господствующим. Помимо территории современной Воеводины, где сербы стали преобладающим этносом, их колонии появляются в Штирии, Истрии, Западной и Северной Венгрии, Молдавии и Валахии. Венгерские и австрийские правители охотно принимали сербов на службу, предоставляя им немалые привилегии, в том числе освобождение от некоторых налогов, свободу вероисповедания, внутреннее самоуправление2.

В конце XVII в. начинается обратный процесс вытеснения османских завоевателей с Балкан христианскими государствами при лидирующей роли дома Габсбургов. Сербы вновь оказались втянутыми в конфликты великих держав и переживают несколько новых миграционных волн, имевших далеко идущие последствия для судеб сербского этноса.

1. Венская война и Великое переселение сербов 1690 г.

На протяжении XVI и XVII вв. сербы видели в Австрии христианское государство, которое боролось с мусульманской Турцией, и считали ее естественным союзником. Во время австро-турецкой войны 1592-1606 гг.

они впервые восстают против турок и в последующих войнах занимают сторону Австрии, с ней связывают надежды на освобождение. Самым значительным событием в этом ряду стала так называемая Венская война 1683-1699 гг., которую вела Священная Лига против Турции.

В ноябре 1682 г. из Константинополя выступило огромное турецкое войско в поход на Вену. Это было последнее и невиданное по своим масштабам наступление османов на Центральную Европу. Летом следующего года турки осадили столицу Австрии. Однако с помощью союзника Габсбургов польского короля Яна Советского турецкое войско было наголову разбито 12 сентября 1683 г. и обратилось в беспорядочное бегство. Вспоминая о событиях тех дней, сербский патриарх Арсений III Черноевич писал в грамоте русскому царю Петру Алексеевичу 7 (17) октября 1696 г.:

“Возвращаясь через сербские пределы, треглавый змий и его отродье яростно извергают отраву, какая была предназначена областям западного немецкого царства... Многие пакости христианскому роду сотворили, во все концы земли разнеслась весть, что страна наша попала в полон, города разорены, святые церкви разрушены, а имущество наше разграблено, христианский род отведен в рабство, иные же от меча пали”3.

Между тем австрийское войско перешло в контрнаступление: были освобождены многие хорватские и венгерские земли, в сентябре 1688 г. турки сдали важнейшую крепость на Балканах - Белград, в октябре следующего года австрийцы дошли до Скопле и спалили его. Угроза нависла над султанской столицей. Однако после взятия Скопле австрийская армия утратила наступательную силу. С конца 1689 г. турки с помощью войска своего союзника - татарского хана Хаджи-Селима начинают теснить австрийцев, затем наносят им ряд крупных поражений и, наконец, принуждают к бегству. В третий раз за несколько лет война прокатывается по сербским землям4.

Как свидетельствуют многочисленные источники, сербский народ с 1683 г. встал на сторону Австрии. Этому в немалой степени способствовала удачно проведенная Австрией пропагандистская кампания.

Готовясь к широкому наступлению на Балканах, Леопольд I в 1687 г.

направил грамоты константинопольскому патриарху с призывом совместными усилиями сбросить турецкое ярмо. Позднее австрийцы распространяли среди населения Балканского полуострова “призывные письма”, в которых сербы, болгары и другие народы брались под “цесарскую защиту”, им разрешалось сражаться под австрийскими знаменами и давались щедрые обещания народам, областям и отдельным лицам. Командующие австрийской армии докладывали императору Леопольду I, что сербы повсюду встречают их как освободителей, помогают, снабжают продовольствием5.

Надежды сербов нашли отражение в знаменательном факте предоставления сербским патриархом Арсением III займа Габсбургам на военные нужды в 20 тысяч дукатов6. Но наибольшее значение имело непосредственное участие сербов в войне. Формы этого участия были многообразны.

Известны случаи массовых восстаний в зонах боевых действий. Арсений определяет число повстанцев в 50 тыс. сербов, болгар и хорватов. Кроме того, немало добровольцев сражалось в австрийских отрядах. Были сформированы и чисто сербские полки со своими командирами, достигавшие по численности нескольких тысяч солдат. Согласно различным оценкам, сербы составляли от одной шестой до одной четвертой части австрийского войска7. По сообщениям русского посланника в Вене К.Н. Нефимонова, сербские воины выигрывали по сравнению с немцами, проявляли чудеса храбрости и способны были выполнять самые трудные боевые задачи8.

Интересно, что в сербских источниках сербы рассматриваются едва ли не как равноправные участники коалиции христианских государств. Очевидец событий Афанасий Диакон Сербин так описывает действия сербов после взятия австрийским войском города Буды: “Лета 1689 собрашася немцы и сербли и угри и приидоша вси вкупе на великий Белгород и сматошася вси турки, и вся Македония возмутися и сам Царьград, и вся Сербская земля подвижеся и побегоша в горы и вси турки бежаху к Царюграду.

Сербски же воины... собрашася воедино, и бысть полк велик”9.

Желанное освобождение от турецкого ига, однако, не оказалось ни скорым, ни легким. Сербскому населению пришлось испытать все тяготы войны, и вскоре энтузиазм, сопровождавший победы австрийского оружия в первые годы войны, сменился разочарованием, страхом и отчаянием. Эти новые настроения запечатлелись в летописных сводах. Вот типичная запись современника (1687): “Увы нам! И в этот год была лютая война, и кровь лилась рекой, и страдал христианский род от проклятых турок и немцев (!), и разбросало по всей земле сербский род”10.

Начавшееся в 1690 г. возвращение турок в Сербию сопровождалось неслыханной по жестокости расправой над местным населением. По свидетельствам очевидцев, турки “всех предавали сабле, не ища ни правых, ни виноватых”. Особенно сильное впечатление производит рассказ летописца о разорении Дечанского монастыря и окрестных сел: “И было то время жестокого страха и горя! Матерей с детьми разлучали, отцов с сыновьями, молодых в рабство угоняли, а старых секли и вешали. Люди к себе смерть призывали, а не жизнь под проклятыми турками и татарами”. В сербских источниках того времени описания турецкой мести возводятся до масштабов разорения и гибели всей земли сербской, еще более страшной, “нежели во времена султанов Мурата, Баязида и звероподобного Селима”11.

Волна османского террора заставила тысячи сербских семей оставить свои родные места и спасаться бегством. Вслед за отступающей австрийской армией огромные толпы беженцев двинулись на север к Белграду, а затем начали переправляться через Дунай и Саву. “Вся Сербская земля побежала к Буде - патриарх сербский и все архиереи, иноки и миряне, и весь народ христианский, - записал очевидец событий иеромонах Кирилл Хоповец. - Впереди такого множества людей шел святейший патриарх господин Арсений Черноевич, как Моисей пред Израилем через Красное море”12. Так началось Великое переселение сербов 1690 г.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.