WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 35 |

В 1770 г. Мария Терезия подарила венскому университетскому издателю Иосифу Курцбеку привилегию, разрешающую ему печатать сербские книги в течение 20 лет; одновременно ужесточался запрет на ввоз кириллических книг из-за границы. С 1771 по 1792 г. в типографии Курцбека издано свыше 150 книг для сербов, большей частью переводов с немецкого и французского языков, что не могло удовлетворить сербов. В 1792-1796 гг.

типографией владел Стефан Новакович, опубликовавший среди прочего знаменитую “Историю разных славянских народов” Й. Раича. Затем типография перешла в собственность университета в Буде, хотя и продолжала печатать сербские книги87.

В марте 1791 г. в Вене вышла первая сербская газета “Сербския новины повседневныя”, в 1792-1794 гг. в типографии С. Новаковича печатались “Славено-сербския ведомости”. Помимо газет в последней трети XVIII в. у сербов появились первые журналы (“Славено-сербский магазин” З. Орфелина), а также календари-ежегодники и месяцесловы88.

Развитие образования и оживление издательской деятельности актуализировали проблему создания литературного сербского языка. Языковая ситуация, в которой оказались сербы в Австрии в XVIII в., была чрезвычайно запутанной. До Великого переселения 1690 г. сербы использовали в качестве письменного церковно-славянский язык в сербской редакции (“сербско-славянский”). В первой половине XVIII в. под русским влиянием он трансформировался в так называемый русско-славянский язык (русифицированная редакция церковно-славянского). Во второй половине столетия на базе церковно-славянского, русско-славянского языков и народного говора сформировался новый искусственный, гибридный язык, получивший название славяно-сербского языка. Следует добавить, что некоторые специалисты считают, что все три варианта письменного языка существовали в XVIII в. параллельно. Другие ученые, напротив, дают весьма точную периодизацию этих трех этапов (1700-1740; 1740-1780; 1780-1815 гг.). Принципиальное же значение имеет то обстоятельство, что все это время письменный язык (а он употреблялся не только в церкви, но и в школе, литературе, образованные люди часто и говорили на нем) оставался очень далеким и непонятным для народа89.

Положение усугублялось еще и тем, что официальным государственным языком в венгерских провинциях была латынь (разумеется, “испорченная” латынь, про которую Ф. Таубе говорил, что здесь “и Цицерону потребовался бы переводчик”), а на территории Военной границы - немецкий. Необходимость приспособления к этим условиям диктовала сербам потребность в изучении этих языков, что к тому же всячески поощрялось властями. В 1753 г. в сербских школах по распоряжению митрополита П. Ненадовича была предпринята попытка ввести изучение немецкого языка, а со школьной реформы 1776 г. он становился обязательным предметом преподавания в Военной границе. Венгерский сейм 1790-1791 гг.

утвердил введение венгерского языка во всех школах Королевства в качестве дополнительной учебной дисциплины90. Все это способствовало проникновению как в письменный, так и в разговорный сербский язык большого количества слов из латинского, немецкого, в меньшей степени - венгерского и некоторых других западноевропейских языков. Наконец, в борьбе с русским влиянием австрийские власти предприняли несколько попыток вытеснить кириллическую азбуку, навязав сербам латиницу или даже глаголицу. Дружные протесты народа, который латинскую азбуку окрестил почему-то “чивутской”, т.е. еврейской, возымели действие, и кириллица была сохранена91.

К концу XVIII в. вполне сформировалась и была осознана потребность в реформировании литературного языка. Первую попытку приблизить сербский книжный язык к живой разговорной речи предпринял выдающийся просветитель Дмитрий Обрадович (1742-1811). Не порывая полностью со “славяно-сербской” традицией, он на практике дал образцы введения элементов народного говора в искусственный книжный язык того времени, чем подготовил почву для революционного переворота, произведенного чуть позднее Вуком Стефановичем Караджичем. Эта борьба за “национализацию” литературного языка отражала тенденцию к демократизации литературы и просвещения, была направлена против монополии православного духовенства в развитии общественной мысли и культуры92.

Наконец отметим еще одно важное изменение в культурном развитии австрийских сербов во второй половине XVIII в. В последние годы правления Марии Терезии, а в особенности в период “йозефинизма”, на смену русской духовно-культурной ориентации, основу которой составляли общие православные ценности, приходит ориентация австрийская, западная.

Ослабление связей с русской культурой, которые, впрочем, никогда не утрачивались полностью, сопровождалось ростом интереса к западным идеям и ценностям, усилением в культуре светских элементов. Этот культурно-политический процесс, получивший дальнейшее развитие в XIX в., иногда условно называют “европеизацией” сербов. Такой поворот был прежде всего следствием государственных реформ 1770-1780 годов, сломавших определенную изолированность сербов в составе габсбургского государства, способствовавших более быстрому их приобщению к центральноевропейскому цивилизационному типу, сложившемуся здесь культурному укладу жизни93.

С другой стороны, совместное проживание с представителями различных народов, прежде всего немцами, хозяйственная интеграция сербов в рамках Австрийской монархии, распространение среди сербов немецкого языка, расширившиеся возможности для получения образования, в том числе высшего, в европейских учебных заведениях - все это порождало новое самоощущение начинающей складываться интеллектуальной элиты народа. Первыми, кто выразил эти идейные устремления среди сербов, были Захария Орфелин и Димитрий Обрадович. Причем если первый воплотил в своих произведениях проавстрийскую или даже прогабсбургскую тенденцию (что отчетливо отразилось в его “Представлении” Марии Терезии), то второй был глашатаем более широкой европейской, “западнической” ориентации94.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ “Нет нам в этом царстве покоя, - писали на исходе века в послании к австрийскому монарху жители одной из сербских общин. - И, видно, зря мы за него нашу кровь проливали без меры, как речную водицу, в сражениях и с турчином, и с мадьярскими бунтарями, и с французами, и с баварцами, и с пруссаками...”1. В этих словах запечатлелось чувство горечи за напрасно принесенные жертвы и разочарование от несбывшихся надежд, которые, похоже, испытывали многие из сербских подданных Габсбургов.

В них отразилась трагическая судьба разделенного и разбросанного по разным странам и землям народа. Народа, лишенного государственности, народа-изгнанника, вынужденного искать пристанища в чужих краях, служить верой и правдой иноземным правителям и все равно не могущего обрести благополучия, справедливости и покоя.

Какова же была причина этого ощущения обреченности и безысходности, и так ли уж однозначно негативным оказался баланс развития сербов под властью Австрии в XVIII в. Как уже не раз отмечалось, переселявшиеся с конца XVII в. во владения Габсбургов сербы оказались в совершенно новой для них среде. Вырвавшись из-под власти турок-мусульман, они рассчитывали на облегчение своей участи при христианском государе. Оказалось, однако, что несмотря на различия в вере, прежняя власть и поддерживаемый ею весь уклад жизни был привычнее, понятнее и не воспринимался как нечто абсолютно чуждое сербам. При всех своих различиях сербы и турки, в сущности, представляли собой лишь разные варианты патриархального общества. С точки зрения просвещенных европейцев XVIII в., и те и другие в равной степени оставались “варварами” - примитивными народами, которые еще не успели вкусить плодов цивилизации и культуры.

Резкая смена политических и социокультурных условий жизни усугублялась тем, что расселившиеся в южных пределах Венгрии и в Хорватии сербы вступали в контакт со множеством других этносов из числа как автохтонного населения (хорваты, венгры, румыны), так и пришлого (немцы, русины, евреи и др.). В этой национально пестрой среде, этой этнической чересполосице сербам приходилось не только адаптироваться к господствующему общественному порядку, но и находить способы взаимодействия и сосуществования со своими многочисленными соседями.

Серьезную угрозу национальному бытию сербов представляла политика австрийского правительства, а также венгерских и хорватских властей.

Главным инструментом этой политики на протяжении почти всего столетия стали попытки разделения народа и навязывания ему унии с католической церковью. Со времен кардинала Колонича такой путь в Вене считали основным средством укрощения этого “своенравного и дикого народа”.

Другим важным элементом политики государства по отношению к сербам были усилия по распространению среди них немецкого и латинского языков, основ европейской культуры и просвещения, экономических новшеств: современных агротехнических приемов, ремесел и мануфактурного производства. Этот курс осуществлялся как посредством “реформ сверху”, которые особенно усилились в последнее десятилетие царствования Марии Терезии, так и через организованную и поддержанную государством масштабную немецкую колонизацию в районах, где сербы составляли большинство населения. Наконец еще одно средство, способное превратить сербов в верных и полезных подданных, Габсбурги видели в привлечении на свою сторону верхов сербского общества (высший клир, граничарские офицеры, прослойка дворянства) путем предоставления им значительных прав и преимуществ.

Несмотря на эти крайне неблагоприятные условия, к концу XVIII в. австрийские сербы не только не утратили свою самобытность, но и достигли ощутимого прогресса в национальном развитии. Тому способствовал целый ряд факторов.

Прежде всего стоит обратить внимание на исходный человеческий материал. Из Турции в Австрию бежали, как правило, участники антитурецких восстаний, самые имущие и образованные люди, церковнослужители, представители сельского самоуправления, жители городов - все те, кто более всего опасался мести турок и кому было что терять. Это были люди с развитым чувством политического самосознания. Покидая родные места, они увозили с собой главные сербские святыни, запечатленную в народном эпосе память о славном прошлом и мечту о независимости и собственном государстве.

Огромную роль в сохранении самобытности сербского народа в империи Габсбургов сыграл “фактор привилегий”. Содержание и объем дарованных Леопольдом I льгот и преимуществ, как подчеркивалось ранее, были очень ограничены и касались в основном прав православной церкви.

Тем не менее сербы воспользовались ими в качестве правовой базы для отстаивания своего особого статуса в составе государства Габсбургов. Все национальное движение сербского народа в XVIII в. развивалось под знаменем борьбы в защиту и за расширение привилегий. При этом политические устремления сербов трансформировались в требование предоставления им отдельной территории и автономного управления под скипетром австрийского монарха. И хотя идея Воеводины была впервые реализована в период революции 1848-1849 гг., в положении сербов в XVIII в. можно усмотреть некоторые автономистские черты. Важнейшей из них было наличие и исправное функционирование института общенародных саборов - органа широкого народного представительства, объединявшего всех сербов вне зависимости от места жительства и административной подчиненности.

Наряду с привилегиями сербы черпали силы и в приверженности к вере своих предков. Преданность православию, на первый взгляд, не поддается рациональному объяснению. Немало страниц настоящей книги было посвящено доказательству того, что сербов отнюдь нельзя было назвать народом религиозным. В их верованиях гораздо большую роль, нежели догматы христианского учения, играли разного рода предрассудки, легенды о ведьмах, леших и вурдалаках. Даже в соблюдении внешней обрядности они не отличались большой аккуратностью, находясь к тому же в постоянной конфронтации со своими священниками и архиереями. И тем не менее любая попытка склонения к унии с католической церковью, в том числе и со стороны собственных духовных предводителей, не просто отвергалась, но вызывала бурю возмущения, порождала готовность стоять насмерть за чистоту православной веры. В вере сербы видели залог сохранения своей идентичности, гарантию нерушимости привилегированного статуса, наконец, нить, связующую их с покинутым Отечеством. Сама же православная церковь в границах Карловицкой митрополии в определенном смысле утратила функцию сугубо религиозного учреждения, став по преимуществу национально-политическим институтом сербского народа.

Со времени Великого переселения 1690 г. и вплоть до конца XVIII в.

основной профессией сербов продолжала оставаться граничарская служба.

Большинство сербского населения монархии, не исключая отчасти и жителей гражданских провинций, считали себя людьми военными, тщательно оберегали свой статус “милитарной нации”. В качестве важного военного фактора сербы не раз оказывали серьезные услуги правящей династии на поле брани как внутри империи, так и за ее пределами. Ратные подвиги граничар, с одной стороны, заставляли правящие круги смягчать свою политику и идти на далекоидущие уступки сербам; с другой стороны, они способствовали распространению в их среде чувства самоуважения, собственной значимости и веса в государстве, что становилось дополнительным стимулом к развитию национального самосознания.

Общественному прогрессу сербов способствовали и внушительные экономические достижения, которые не в последнюю очередь явились результатом целенаправленных действий австрийских властей, стремящихся внедрить на заселенных сербами землях передовые методы хозяйствования. Наряду с развитием земледелия, превратившего к началу XIX в. области будущей Воеводины в одну из главных сельскохозяйственных житниц империи, сербы сумели освоить и поставить под свой контроль самый выгодный сектор балканской экономики - торговлю скотом. Ее важнейшей составной частью была транзитная торговля с османскими владениями, прежде всего устойчивые и постоянно растущие обороты с Белградским пашалыком, что не только приносило воеводинским купцам немалые доходы, но и укрепляло связи с соотечественниками в Турции.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.