WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 35 |

Третьим, официально признанным в Австрии сословием сербского народа, чье представительство было закреплено на саборах, оставалось гражданство. Этот термин вошел в оборот со второй половины столетия. До этого третье сословие именовалось в источниках “поместным”, “коморским” или “политичным”. К гражданскому сословию относили городское население, прежде всего торговцев и ремесленников; сельских жителей Провинциала, а также зародившуюся в конце рассматриваемого периода национальную интеллигенцию.

Безусловное лидерство в этом конгломерате имел торгово-ремесленный слой. На всех саборах его представители составляли большую часть поместных депутатов в лице председателей (бировов, кнезов) городских общин, членов городских управ (судей, “ешкутов” - присяжных), богатых и влиятельных ремесленников и торговцев, чей удельный вес достигал 70 %. Посланцы таких крупных городов, как Белград, Карловцы, Нови-Сад, Буда, Сентандрей, Сегедин, Осиек, Арад, Темишвар, задавали тон всей работе саборов.

Возрастание политической активности этой группы, помимо увеличения ее экономической мощи, определялось и рядом других факторов. Широко развернувшийся во времена правления Марии Терезии процесс приобретения сербскими поселениями городского статуса предоставлял им новые права и возможности: полноправное “бюргерство” относилось к привилегированной части населения. Но еще большее значение для политического развития имела та школа общественного самоуправления и самоорганизации, через которую прошли тысячи сербских ремесленников и купцов, участвуя в работе магистратов, других выборных и формируемых органов городского управления.

Постепенно добившись уравнивания своих прав с горожанами-католиками, сербы вступили с ними в открытую конкурентную борьбу, которая в условиях чужеземного государства неизбежно принимала национальный оттенок. Городское сословие становится главным носителем сербской национальной идеи и национального сопротивления, сталкиваясь на этом пути с заметно интегрированными в общественно-политическую систему государства Габсбургов высшим сербским духовенством и офицерством28.

Существование и развитие городов имело и еще одно немаловажное социальное последствие - появление сербской интеллигенции. Если в предшествующий период единственными образованными людьми среди сербов были представители духовенства, то к концу XVIII в., благодаря собственным светским школам, а также тем широким возможностям, которые предоставляли сербам образовательные учреждения Австрии, Венгрии, Германии и России, была сформирована заметная прослойка учителей, врачей, инженеров, адвокатов, представителей различных творческих профессий29. Эти люди, весьма восприимчивые к прогрессивным западным влияниям, также включались в национально-политическое движение и со временем смогли даже занять в нем лидирующее положение.

На протяжении второй половины XVIII в. произошли существенные сдвиги, касавшиеся участия в общественно-политической жизни основной массы народа - сербского крестьянства. Сразу после Великого переселения 1690 г. и в течение первых десятилетий нового столетия крестьянство в лице представителей сельского самоуправления - кнезов и кметов - было одним из самых активных элементов общества, на равных участвующих в работе сербских представительных органов и влияющих на их решения.

Такая не вполне нормальная ангажированность крестьянства объяснялась отчасти чрезвычайностью пережитых событий (переселение, несколько войн) и нестандартностью ситуации, в которой оказались сербские переселенцы (их разобщенность, неопределенность юридического статуса, наличие непривычной и даже чуждой культурно-национальной среды). По мере стабилизации положения, “привыкания” к новым условиям сербское крестьянство постепенно отходит от прямого участия в политической жизни.

Другая и, наверное, более значимая причина ослабления общественной активности сельского населения крылась уже в эволюции социальной структуры общества. Переселившиеся в Австрию сербы составляли более или менее однородную массу. Однако в течение следующего столетия они оказались подвержены далеко зашедшему процессу имущественного и социального расслоения. Оформившийся во второй половине XVIII в. слой богатых торговцев - выходцев из крестьянской среды, прежде всего из числа сельских кнезов и кметов - полностью взял на себя инициативу в политической жизни, монополизировав представительство на саборах от всего гражданского сословия30.

3. Позиции депутатов и борьба на саборах Позиции депутатов от трех сословий по обсуждавшимся на заседаниях сабора проблемам далеко не всегда были одинаковыми. Проще всего в этом плане охарактеризовать роль граничарских офицеров. По всем принципиальным вопросам они следовали указаниям своих военных начальников и последовательно проводили линию двора31. Когда при избрании нового митрополита на саборе 1748 г. разгорелась борьба между сторонниками Павла Ненадовича, поддерживаемого провинциальными депутатами, и Исайи Антоновича, который был ставленником Вены и считался в народе тайным униатом, дело решили военные. В самый острый момент дебатов, когда приверженцы Павла вознамерились выбросить Исайю из окна, военные депутаты обнажили шпаги, предотвратив расправу, а потом и добились избрания его главой церкви32.

Еще более показательны выборы митрополита, описанные в протоколе сабора 1769 г. Когда подвели итоги голосования, в ходе которого депутаты ставили свою подпись и прикладывали личную печать на лист с именем одного из трех выдвинутых кандидатов, выяснилось, что за угодного Вене Иоанна Георгиевича голосовали практически одни офицеры, а миряне и большинство духовных лиц стояли за Даниила Якшича. Австрийский комиссар Хадик отверг этот выбор и пригрозил назначить митрополита без всяких обсуждений. К обработке депутатов подключились все епископы, за исключением победителя первого тура - Якшича. В конце концов, видя бессмысленность протестов, провинциальные и духовные депутаты присоединились к военным, как сказано в протоколе, “с немалой скорбью и печалью”, и выборы Иоанна были объявлены состоявшимися. По этому поводу устроили грандиозный пир: собралось великое множество народу, для угощения были зажарены 12 баранов и целый вол, подавалось вино, играла музыка, из ружей и пушек “палили весь день без числа”33.

Не каждый раз выборы митрополита проходили с таким накалом борьбы. На саборе 1774 г. из двух кандидатов победу одержал на первом же заседании “без всякой распри” темишварский епископ Викентие Йованович Видак34. Впрочем, знаменитый сербский историк и современник описываемых событий Йован Раич усматривал причину такого необычного единодушия депутатов в большой подготовительной работе, проделанной накануне сабора кандидатом-победителем: “Господин Видак употребил для этого всевозможные хитрости. Он непрерывно устраивал для всех депутатов приемы и угощения, архимандритам обещал дать епархии, военным - выхлопотать новые ранги, а цивильных подкупал деньгами, и так привлек на свою сторону всех посланцев”35.

В связи с сокращением к концу века присутствия на саборах низшего приходского духовенства претерпевает некоторое изменение и позиция церковных депутатов. Оставшиеся в представительном органе высшие иерархи и протопопы отличались сугубой лояльностью по отношению к Вене, имели одни и те же интересы и политические устремления, направленные на сохранение status-quo в положении народа и церкви. Противоречия между духовными депутатами вызывались почти исключительно амбициями отдельных епископов и противоборством различных группировок в высшем эшелоне церкви. Эту особенность очень точно подметил в одной из своих реляций за 1743 г. российский посол Л. Ланчинский : “А трудность наивящая в том находится, что сей честного сердца народ благодати согласия в себе не имеет; особливо же начальствующие, главные, верховные персоны почитай беспрестанно живут в распре и междуусобии”36.

Наиболее важной представляется характеристика позиции третьего - “гражданского сословия”. Прежде всего отметим необычайную активность светских депутатов. По опубликованным документам из архивов Буды и Пешта можно заключить, что посланцы от этих городов относились к институту сабора со всей серьезностью и приезжали на его заседания хорошо подготовленными. При избрании депутатам давались подробные “инструкции”, имевшие для них обязательную силу и касавшиеся самого широкого круга вопросов народной жизни. Во время работы саборов они были самыми заметными ораторами, да к тому же посредством почты поддерживали постоянную связь со своими магистратами, согласовывая с ними позицию по вновь возникшим проблемам. Бывали случаи, когда за “показатую смелость” и “мятежное поведение” митрополиты ходатайствовали перед Веной о недопущении на сабор провинциальных депутатов от Будимской епархии, и им приходилось затрачивать невероятные усилия, чтобы добиться отмены следовавших за этим монаршеских указов37.

Вопросы, которые более всего волновали светских депутатов, можно свести к нескольким крупным проблемам. Прежде всего они неустанно обличали клир в “ограблении народа”. Австрийский комиссар на саборе 1735 г. записал в своем дневнике о заседании, на котором обсуждался вопрос о церковных доходах: “И начали мирские посланники как из одного горла кричать и нападать на клир, а клир нападал на них, и не видно было конца этому крику”38. Во время работы саборов высокие иерархи часто собирались на “особые встречи”. Миряне, со своей стороны, организовывали собственные “конференции”, на которые не допускалось духовенство39.

Знаменательно, что светские и церковные депутаты саборов иногда даже именовались “высокими договаривающимися сторонами”40.

Обвинений в стяжательстве на саборе 1744 г. не избежал даже уважаемый в народе патриарх Арсений IV. Тогда же посланцы от мирян выступили с инициативой учредить отдельную “народную кассу”, что при дворе сочли “опаснейшим желанием, совершенно противным государственным интересам”41. На следующем саборе 1748 г. основной поток критики был направлен против местоблюстителя митрополичьего престола Виссариона Павловича; была даже создана специальная депутатская комиссия для проверки всех счетов проворовавшегося “администратора”42. Главной целью сабора 1769 г. провозглашалось преодоление раскола между клиром и народом, а 3/4 всех заседаний этого почти полугодичного собрания оказалось занято дебатами о чрезмерных доходах духовенства, становящихся все более обременительными для сербского народа. Любопытно, что это был один из очень немногих вопросов, по которому военные депутаты солидаризировались с “гражданским сословием”43.

Второй насущной проблемой, занимавшей светских депутатов и шире - все “гражданское сословие”, было стремление к перераспределению властных полномочий, ограничению роли духовенства в мирских делах и, напротив, подчинению своему влиянию церкви. Этот конфликт зародился еще в первой половине XVIII в. и продолжал набирать силу. В наиболее острой форме он проявлялся на местах. Десятилетиями длилась борьба будимских владык с сербскими городскими магистратами Буды, Пешта и Сентандрея. Нередко возникали жалобы на назначение того или иного епископа, при этом со ссылкой на давние привилегии отстаивалось право мирян участвовать в выборах своих владык44.

Конфликт на этой почве в Темишварской епархии в 1740-е годы настолько обострился, что в него оказался втянутым русский посол Л. Ланчинский, поддержавший кандидата мирян Симеона Христиана, выдававшего себя за выходца из России. Посол организовал отправку в Петербург нескольких писем от местных жителей с просьбой о поддержке. В них сообщалось, что православные уже натерпелись сверх меры при прежнем епископе Николае Димитриевиче; в течение 15 лет “в полной темноте веры жить принуждены были”, а под конец были им “вечному проклятию преданы”. Свое право на выбор владыки они обосновывали тем, чтобы “неученой которой простак, читать и писать не умеющий или мало смыслящий пастырь, от патриарха навален не был, понеже по причине таковых неискусных пастырей народ наш, который к воровству и разбою привык, не токмо от добродетели и правил честного жития отвращается, но и спасительных наставлений слушать не хошет”45.

Любопытно, что за темишварцев вступились и жители других епархий.

Сегединские сербы направили Марии Терезии большое письмо, в котором просили императрицу защитить своих собратьев от архиерейского самоволия, и выражали опасение, как бы и в их епархии “патриарх не навязал нам духовным пастырем какого-нибудь неуча или идиота, который ни читать, ни писать не умеет и ничего не понимает”46.

Застарелым был конфликт новосадцев с бачскими владыками. Длившееся около сорока лет с переменным успехом противоборство, преимущественно по материальным мотивам, епископов с городским магистратом завершилось в 1780 г., когда горожане в жалобе самой императрице обвинили 60-летнего старца Арсения Радивоевича в “гнусном пороке содомии”.

И хотя епископ обзавелся справкой о том, что “ведет моральный образ жизни”, власти решили погасить скандал, заключив его в монастырь под надежную охрану. Впоследствии А. Радивоевич пытался отстоять свою невинность через суд, но так и не добился оправдания, умерев во время судебного разбирательства в 1783 г.47.

Эти настроения мирян в концентрированном виде нашли выражение в уже упомянутом мемориале Захария Орфелина Марии Терезии 1778 г.

Знаменитый писатель, бывший в то время жителем Сремских Карловцев и не понаслышке знакомый с православными архиереями, был их беспощадным критиком. Епископов он называл “неверными и неискренними духовными пастырями или, лучше сказать, убийцами души и тела”. З. Орфелин писал, что сербскому народу привилегиями Леопольда I “дозволено иметь собственного воеводу и свое управление (магистрат), а народ не видел ни того, ни другого, ибо архиепископы все это узурпировали, и вместо народного управления или утверждения какого-нибудь губернатора, который бы руководил народом по монаршеским указам,... все берет на себя один архиепископ”48.

Недоверие мирян к своим духовным пастырям, в том числе подозрения в их тайном униатстве и излишней уступчивости австрийским властям, понуждали провинциальных депутатов к попыткам установить в той или иной форме контроль за церковными предводителями. На саборе 1748 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.