WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |

Скорость эволюции семейных отношений настолько высока, что современный семейный быт этих народов, возможно, показывает картину нашего недалекого и далекого будущего.

Задания и упражнения: 1) Практикуется ли в современной городской жизни “товарищество по жене” 2) Вымирают ли сегодня народы Северной Азии 3) Как связана ценность подарка любимой женщине с оценкой ее достоинств 4) Как смотрят сегодня на холостяка 5) Какими оказались последствия для семьи воспитания в интернатах детей коренных малочисленных народов Севера.

Рекомендуемая литература:

1. Афанасьева Т.М., Симченко Ю.Б. О брачных системах автохтонных народов Северной Азии // Советская этнография. 1981. № 4.

2. Басаева К.Д. Семья и брак у бурят (вторая половина XIX – начало ХХ века). Новосибирск, 1980.

3. Бояринова З.Я. Население Западной Сибири начала русской колонизации: Виды хозяйственной деятельности и общественный строй местного населения. Томск, 1996.

4. Гончарова Г.С. Семейно-брачные отношения и демографические процессы у народов Севера // Этносоциальные процессы в Сибири. Новосибирск, 1997.

5. Клоков В.Ф., Корюхина А.В. Основные проблемы социально-демографического развития и занятости народов Севера // Этнографическое обозрение. 1994. № 5.

6. Новикова Н.И. Традиционные праздники манси. М., 1995.

7. Попов Б.Н. Семейная культура народов Северо-Востока России: традиции и инновации. Новосибирск, 1993.

8. Семейная обрядность народов Сибири. М., 1980.

9. Соколова З.П. Социальная организация хантов и манси в XVIII – XIX вв. Проблемы фратрии и рода. М., 1983.

10. Файнберг Л.А. Общественный строй эскимосов и алеутов: от материнского рода к соседской общине. М., 1964.

11. Штернберг Л.Я. Семья и род у народов Северо-Восточной Азии. Л., 1933.

§ 2. Семейная культура Китая Кто не слушается старших, умирает молодым.

Зачем старость тому, кто ее не уважает (Китайская мудрость) Каждый четвертый на Земле – китаец. Следовательно, китайская система воспроизводства населения – самая удачная, и к ней следует внимательно присмотреться.

Конфуцианский культ предков. Конфуцианство отличается ярко выраженной семейственностью. Семья считалась сердцевиной общества, интересы семьи превосходили интересы индивида, который рассматривался сквозь призму вечных – от далеких предков к отдаленным потомкам – интересов семьи. Подросшего сына женили, дочь выдавали замуж по выбору и решению родителей. Любовь могла прийти после брака, могла и не приходить вовсе (мужчины из состоятельных семей могли компенсировать ее отсутствие выбором себе наложницы по вкусу – этому жена не имела права препятствовать). Но это никогда не мешало выполнению супругами своего долга – рождения детей, прежде всего, сыновей, призванных продолжить род, упрочить семью в веках. Кто не имел сына – считался бездетным, даже если он имел 10 дочерей. Отсюда – устойчивая тенденция к росту семьи.

Государство – семья семей, объединяющая всех китайцев в единую родовую общность. Но кровные семейные узы считаются важнее, чем более опосредованные связи, в т. ч.

обязательства перед императором. Долг перед собственным отцом важнее, чем долг перед полицией. В одном предании говорится о правителе, который хвастался Конфуцию состоянием добродетели в его стране. Он сказал, что если отец украдет, сын донесет на него властям. На это Конфуций ответил, что в его стране добродетель гораздо выше, поскольку сын не посмеет и помыслить о таком поступке.

В Китае индивид не имеет безусловного авторитета, дающего ему право бунтовать против семьи. В христианстве высший источник истины и права – Бог. Его Слово – закон, и главнее всех остальных обязательств. Вспомним, как Бог потребовал от Авраама принести в жертву своего сына. Именно Бог позволяет личности на Западе пренебрегать всеми формами общественного долга, начиная с семьи и заканчивая государством.

При прочных внутрисемейных связях в традиционном китайском обществе связи между людьми, не находящимися друг с другом в родственных отношениях, относительно слабы. В китайском обществе наблюдается относительно высокая степень недоверия между людьми, которые не являются родственниками. В деловых отношениях преданность семье, роду и своей провинции часто перевешивает принадлежность к китайской нации.

Семейно-клановая организация. Культом предков и сыновней почтительности конфуцианство стимулировало расцвет семьи, стремление близких родственников к совместному проживанию. В результате большие семьи, включавшие в себя несколько жен и наложниц главы семьи, немалое число женатых сыновей, множество внуков и иных родственников и домочадцев, стали весьма распространены. Такие семьи обычно делились лишь после смерти отца, а то и обоих родителей. Старший сын занимал место главы семьи и получал большую долю наследства, в т. ч. дом с храмом предков. Остальная часть общего иму щества делилась поровну между сыновьями. Все новые семьи, основанные младшими братьями (а каждый из них становился главой своего культа предков, бокового по отношению к главному), в течение длительного времени продолжали находиться в зависимости от старшего брата – главы основной линии культа, общего для всего клана. Возникал мощный разветвленный клан сородичей, крепко державшихся друг за друга и населявших порой целую деревню, особенно на юге страны, где кланы бывали наиболее сильны.

За десятилетия одни семьи становились беднее и приходили в упадок, другие, напротив, могли разбогатеть. Их дом становился центром клана, и к ним начинали тяготеть обедневшие сородичи. За мелкие подачки бедные родственники помогали своему разбогатевшему сородичу, а богатый хозяин клана использовал семейно-клановые традиции для эксплуатации их труда. Возникала семейно-клановая корпорация, крепко спаянная родством и традициями.

Сила и авторитет этих корпораций признавались властями, охотно предоставлявшими им право решения различных мелких тяжб и внутренних деревенских дел. Кланы ревниво следили за сохранением за ними этих прав. Символом кланового единства был родовой храм предков с могильными и храмовыми землями, не подлежащими отчуждению. В храме по торжественным праздникам собирались все члены клана, подчас сотни сородичей. После ритуальной части на собраниях решались деловые вопросы. На суд родственников было принято выносить все споры и заботы, как гражданские и имущественные, так и сугубо интимные: не было ничего святого, своего, личного, чего не должны были бы знать семья и клан.

Асексуальность китайской семьи. Начиналось все с того, что семья жениха высылала семье предполагаемой невесты так называемую цао те узы – «предварительную записку» или карточку с указанием «8 иероглифов жизни», в которых сообщалась фамилия жениха, а также год, месяц, день и час его рождения. По этим данным гадала семья невесты, и если исход гадания был благоприятный, тут же высылали сведения о дате рождения „невесты“ семье жениха. Семья жениха тоже обращалась к гадателю, который подтверждал или отрицал благоприятный результат намеченного бракосочетания. Нередко были случаи, когда дата рождения невесты фальсифицировалась, чтобы сделать брак возможным. К услугам гадателей прибегали, выбирая даты совершения предсвадебных обрядов, день свадьбы, определяя присутствие желательных и нежелательных с астрологической точки зрения лиц среди свадебных гостей.

Далее каждая семья в течение трех дней держали на семейном алтаре карточку. Если в это время случалось какое-либо происшествие или несчастье – например, заболевал ктонибудь из семьи, то сватовство могло быть немедленно прекращено.

При благоприятном прогнозе семья жениха высылала невесте украшения и другие подарки. После этого семьи жениха и невесты обменивались брачными поручительствами, которые писались на бумаге красного цвета (этот цвет считался счастливым). Для юноши письмо украшалось изображениями дракона, письмо же для девушки фениксом. В поручительствах сообщались подробные сведения о будущих новобрачных и их семьях. Указывали сумму вносимого за невесту выкупа. Он называется „чайный подарок“ (чай – символ плодородия и супружеской верности).

Все взаимоотношения в китайском обществе рассматривались как продолжение отношений «отец – сын». Отношения мужа и жены репродуцировали эту связь, и жена становилась не столько спутницей мужа, сколько членом большой семьи. Свадьба ритуально оформляла то, что родители брали себе приемную дочь, а не то, что сын брал себе жену.

Жена прежде всего была принадлежностью родителей мужа, а не его самого, именно им она предназначала исполнение своих первейших обязанностей. Китайское присловье:

“Если жена нравится сыну, но не нравится его родителям, то он должен расстаться с ней. И наоборот, если жена не нравится сыну, а его родители говорят, что она хорошо им служит, то он не смеет расставаться с ней”.

Главное для жены – долг и благодарность, воздаяние перед супругом и приемными родителями. Бытовало присловье: “Если я выйду замуж за птицу, я должна летать за ней;

если я выйду замуж за собаку, должна следовать за ней всюду, куда она побежит; если выйду замуж за брошенный комок земли, я должна сидеть подле него и оберегать его”. Жена должна быть “чистой тенью и простым отголоском”. Молодожены спали в одной постели лишь несколько дней. После этого они занимали разные кровати в одной комнате. На публике они проявляли полное безразличие друг к другу.

Дао любви. Сексуальная культура Китая имеет даосскую основу. Даосские учителя видели в сексе практику Пути, более того – верховный Путь мира. Сексуальность обостряет сознание, в каждый момент существования она сталкивает человека с чем-то иным и предлагающим себя узнаванию. В классических даосских трактатах по сексологии повествование обычно ведется от лица Желтого Владыки (Хуан-ди) – легендарного основоположника китайской цивилизации и верховного патрона даоссов.

Для китайцев сексуальные отношения были самым чистым и непосредственным выражением взаимодействия космических сил: Ян – мужского, светлого, активного и Инь – женского, темного, пассивного. “Одно инь, одно ян – вот что такое путь”. Человек – поле деятельности Инь и Ян, который интериоризирует их эзотерическую сущность, а затем воплощает ее в своей жизни и поступках. Мужчина и женщина – лишь проекция вовне деятельности сил Инь и Ян. Половые отношения мужчины и женщины дублируют сношения высших начал. Повторение “образа”, четкое следование ему, воспроизведение “Великого образа” в повседневной жизни – путь китайской традиции. Китайская семья – имитация Небесной гармонии.

Подобно всем мировым процессам, совершающимся под эгидой Великого Пути, совокупление мужчины и женщины – это обмен силами Инь и Ян, который служит очищению и укреплению обоих начал. Половой акт осмыслялся по аналогии с органическим процессом роста и созревания всего живого. Со временем этот процесс стали отождествлять с вызреванием в теле подвижника эликсира бессмертия или его нового, бессмертного зародыша. Естественные фазы соития соответствовали определенным ступеням продвижения в Великом Пути.

Партнерам следовало изменять ритм и характер своих движений, что предполагало необычайную чувствительность и ясность сознания, душевный покой и довольство. Такое соитие воспроизводило текучую, извечно обновляющуюся реальность великого Пути, который есть “тысяча перемен, десять тысяч превращений”. Смена поз и движения партнеров воспроизводили превращения Восьми Триграмм, пути небесных светил, различные циклы течения энергии в теле. Кульминацией просвещенного соития было впитывание женских эссенций через пенис во время оргазма (“перед тем как цветы опадают”).

Вызревание уравновешенного и жизненно полного сознания в человеке предполагает включение в опыт женственной глубины, сумеречной, ускользающей, чувствующей стихии в нас, которая не ищет отождествления с собой и не пытается заявить о себе. Сознание “самоопустошающееся” есть сознание женственное. Обратить умственный взор в непроницаемую глубину сердца означает начать поиск женщины в себе. Лао-цзы учил “знать мужское и хранить в себе женское” и именовал духовную реальность Сокровенной Женщиной. Физическая близость с женщиной – наиболее доступный и наглядный способ усвоения женской энергии, женского опыта.

Цель секса состояла в накоплении в себе жизненной энергии (ци) посредством накопления ее субстрата – “семени” (цзин). В половом акте было необходимо пополнять запасы семени в организме и не изливать семя вовне. Тогда, как говорится в “Каноне Чистой Девы”, жизненной силы будет в избытке, самочувствие будет превосходным, можно усилить любовные переживания и избежать пресыщения. Поэтому предлагалось “возвращать семя в себя”, т. е., закупорив семявыводящий канал, направить поток семенной жидкости внутрь тела, вводя жизненную силу семени в круговорот энергии, творящий “внутренний эликсир”.

Женская культивация семени предусматривала “закалывание красного дракона” – искусст венное прекращение менструаций с помощью медитаций и гимнастических упражнений.

Омолаживающий массаж грудей накапливал в них жизненную энергию. Вынашивание зародыша в течение трех тысяч дней и просветление завершается появлением чистого золотого света в области темени.

Золотистая аура – украшение богов. Достойная семейная жизнь объясняется ответственностью за космогонический процесс. Трудно быть богом, но для любой женщины «закалывание красного дракона» есть настолько манящая, притягивающая перспектива, что ею невозможно пренебречь.

Задания и упражнения:

1) Существует ли взаимосвязь между почитанием старших в китайской культуре и многочисленностью китайцев. 2) Познакомьтесь с данными антропологических исследований о результатах метисации ханьцев с другими этносами. 3) Оцените моральнопсихологическую готовность супругов в современной российской семье к подбору и введению в дом младшей жены (или мужа). 4) Классифицируйте явления окружающего мира как Ян и Инь. 5) Найдите комплекс упражнений по “возвращению семени в себя” и “закалыванию красного дракона”. Оцените практическую эффективность этих упражнений.

Рекомендуемая литература:

1. Думан Л.И. Учение о сыне Неба и его роль во внешней политике Китая (с древности до нашего времени) // Китай: традиции и современность. М., 1976.

2. Жолань Д. Дао любви. Алма-Ата, 1992.

3. Китайский Эрос. М., 1993.

4. Крюков М.В. Формы социальной организации древних китайцев. М., 1967.

5. Крюков М.В. Система родства китайцев (Эволюция и закономерности). М., 1972.

6. Маслов А.А. Образы маскулинности-феминности и супружеских отношений в традиционном Китае // Этнические стереотипы мужского и женского поведения. СПб., 1991.

7. Почагина О.В. Модели семейной организации в Китае и на Филиппинах. М., 1997.

8. Семанов В.И. Из жизни императрицы Цыси. М., 1976.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.