WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 42 |

Образ сиротства в творчестве М.Ю. Лермонтова. Мотив сиротства – один из самых пронзительных мотивов творчества Лермонтова. О своей матери Лермонтов сохранил только одно печальное воспоминание: “Когда я был трёх лет, то была песня, от которой я плакал: её не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал её, она бы произвела прежнее действие. Её певала мне покойная мать”. Выросший вдали от отца, Лермонтов писал: “Ужасная судьба отца и сына жить розно и в разлуке умереть”. Сиротство – общая судьба Лермонтова, Мцыри и Печорина, следствием которого становится ощущение бесприютности, незащищенности, заброшенности, собственной неполноценности и даже обречённости.

Сиротство и “плен” Мцыри определены войной на Кавказе и горькой судьбой его семьи. Отторжение от родных Мцыри воспринимает как чудовищную несправедливость, как отторжение от людей вообще. “Грозой оторванный листок”, – говорит о себе Мцыри. “Дубовый листок оторвался от ветки родимой”, – скажет позднее Лермонтов. Именно к “ветке родимой” жаждет прилепиться Мцыри, жаждет вернуться в родной аул, обрести “дом”, слиться душой с “милыми душами”.

“Отчизна” для Мцыри – в одном ряду с домом, друзьями, родными (“... видел у других отчизну, дом, друзей, родных, а у себя не находил”). Отчизной становится вообще одна единственная родная душа: “Хотя на миг когда-нибудь Мою пылающую грудь Прижать с тоской к груди другой Хоть незнакомой, но родной..”. Он вспоминает “смуглых стариков” с важными лицами, сидящих “против отцовского крыльца”, “вечерний гул домой бегущих табунов и дальний лай знакомых псов”. Деревья представляются ему братьями “в пляске круговой”, он видит, как “приросли к скале две сакли дружною четой”, а струи Арагвы и Куры воспринимаются им как две обнявшиеся сестры. Без дружеских, братских объятий Мцыри обречен умереть “рабом и сиротой”.

Жизнь Печорина разрушена губительной для его души “родной средой”. Он заявляет:

“Я в один прегадкий вечер имел несчастье родиться”. Он не вспоминает о детстве, о домашних традициях, прочном семейном быте. Когда душа ничего не наследует из детства, то жизнь превращается в цепь случайных эпизодов, без истинных привязанностей, без стеснительных нравственных уз. Боль сиротства заставляет Печорина воспринимать окружающее тоже как стихию фатально враждебную. Его бездомовье – внутреннее, естественное состояние его души. Он не способен жить смиренно и терпимо по отношению к людям, сознательно не желая иметь никаких нравственных обязательств перед ними.

На отеческую заботу Максима Максимыча он отвечает холодом равнодушия. От Максима Максимыча мы слышим: “Такой уж был человек: что задумает, подавай, видно, в детстве маменькой был избалован”. Загадочность натуры героя – в бескрайнем эгоизме: “...

какое дело мне до радостей и бедствий человеческих”. Страдания окружающих поддерживают его душевные силы: “Первое мое удовольствие подчинять моей воле всё, что меня окружает, возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха”. Эгоизм порождает зависть, а вместе с завистью развиваются мстительность и патологическое любопытство к несчастьям людей, постоянное желание подглядывать и подслушивать. Печорин никогда не пропустит “неплотно притворенный ставень”, поэтому несчастья всех тех, кто находится в поле его зрения, предопределены.

Конец сиротства: безграничное родство. Называя свое время веком “случайных семейств”, М.И. Лермонтов, предвосхищая роман И.И. Тургенева “Отцы и дети”, обратил внимание, что “дети” смотрят на “отцов” как на нечто ненужное, отжившее, как на изначальное зло. Нигде в мире антагонизм молодого со старым не дошел то такой крайности, как в России, писал позднее известный русский философ Н.Ф. Федоров. Держаться отцовского и дедовского, быть в зависимости от них – что может быть позорнее и унизительнее! На его взгляд, прогресс состоит в поглощении младшим старшего, в вытеснении сынами отцов, в сознании превосходства живущих над жившими. Прогресс делает отцов и предков подсудимыми, а сынам и потомкам дает суд и власть над умершими. Уже рождение есть убийство родителей.

Отрыв сынов от родителей совершается в угоду женской прихоти. Исключительное прилепление к жене заставляет забывать его своих родственников, братьев и родителей. Не братское и неродственное состояние распространяется в обществе, порождая всеобщую распрю и рознь. Ненавистная раздельность мира находит завершение в розни с природой и смерти. Почему мир не мир Почему природа нам не мать, а мачеха Почему все живущее умирает Общее дело всего человечества, по убеждению Н.Ф. Федорова, должно состоять в попрании смерти. Факт воскрешения Христа доказывает возможность всеобщей патрофикации – воскрешения отцов. В рождении и воспитании родители отдают свою жизнь детям, а в деле воскрешения, в сознании отцов в себе и себя в них начинается возвращение жизни родителям, в чем и выражается совершеннолетие: “День желанный, от века чаемый, необъятного неба ликование тогда только наступит, когда земля, тьмы поколений поглотившая, небесною сыновнею любовью и знанием движимая и управляемая, станет возвращать ею поглощенных и населять ими небесные, ныне бездушные, холодно и как бы печально на нас смотрящие звездные миры; когда, собирая и оживляя прах тех, которые нам дали или, вернее, отдали свои жизни, мы уже не будем этот прах обращать в пищу себе и потомкам, к чему вынуждались разобщением миров и необходимостью жить средствами, скопленными нашею небольшою планетою. Знанием вещества и его сил восстановленные прошедшие поколения, способные уже воссоздать свое тело из элементарных стихий, населят миры и уничтожат их рознь…”. Не будет ничего дальнего, когда в совокупности миров мы увидим совокупность всех прошедших поколений. Все будет родное, а не чужое.

Задания и упражнения: 1) Расскажите русскую народную сказку о злой мачехе.

Дайте анализ положения падчерицы в системе семейных отношений. 2) В чем состоят социально-психологические корни социального сиротства 3) Какие черты характера отличают воспитанников детских домов 4) Посетите с подарками детский дом или дом ребенка. Какие чувства вы испытали Поделитесь впечатлениями с товарищами. 5) Какие положения учения Н.Ф. Федоров вас привлекают Рекомендуемая литература:

1. Анохина Л.В., Соломонова В.В. Образ детства в художественном сознании М.Ю.

Лермонтова (на материале поэмы “Мцыри” и романа “Герой нашего времени”) // http://maks.omskreg.ru/trudy/ fil_ezh/n2/ solomonova.html.

2. Зезина М.Р. Система социальной защиты детей-сирот в СССР // Педагогика. 2000. № 3.

3. Красницкая Г.С. и др. Вы решили усыновить ребенка. М., 2003.

4. Лутовинова Е.И. Русские сказки о мачехе и падчерице. Опыт описания и классификации). М., 1991.

5. Мелетинский Е.М. Герой волшебной сказки. Происхождение образа. М., 1958.

6. Нечаева А.М. Охрана детей-сирот в России: История и современность. М., 1994.

7. Русские народные сказки о мачехе и падчерице. Новосибирск, 1993.

8. Сафонова Т.Я. и др. Реабилитация детей в приюте. М., 1995.

9. Смирнов-Кутачевский А.М. Народные сказки о мачехе и падчерице. М., 1944.

10. Федоров Н.Ф. Философия общего дела. М., 1982.

11. Яшин А.Я. Сирота. М., 1963.

§ 6. Искусственное родство В поезжанах был, так свой.

(Русская поговорка) Без родственников не живут. Хотя бы духовный отец, но найдется. Любое совместное пропитание и проживание порождает родственные чувства и обязательства.

Адопция. Наряду с расколом и сегментацией в неолитических обществах наблюдались и процессы объединения, слияния. Ослабевшие от голода, эпидемий или войн группы специально приглашали родственников, свойственников и друзей занять пустующие на их территории участки и инкорпорировали их в свой состав. Или они покидали родину и входили в состав более сильной группы. К инкорпорации и породнению вело простое территориальное соседство. У окебо в Конго субкланы разных родов, которые достаточно долго жили рядом, переставали заключать браки друг с другом и начинали считать себя принадлежащими одному роду.

Вновь инкорпорировавшиеся в род пришельцы получали соответствующие права и обязанности и изъявляли согласие придерживаться принятых здесь традиционных норм.

При этом их начинали считать родичами и соответственно к ним относиться, хотя четко отличали их от реальных кровных родственников. Однако на их потомков распространялась концепция кровного родства. Адоптированные в родовую группу чужаки, получавшие полный статус родичей, составляли в ней значительный процент (от 20 до 50%). В ряде районов Новой Гвинеи адопция облегчалась тем, что единая субстанция, объединявшая членов рода, обреталась и участием в дележе пищи с родовой территории, общим трудом, а также совместным проживанием.

Наиболее распространенной формой адопции было усыновление.

• Бездетные семьи усыновляли детей многодетных родственников или посторонних людей (бывало даже, что детей крали), семьи же, имевшие детей, – сирот из семей близкой родни.

• Примирение кровников. Сверх платы, положенной медиаторами “крови”, убийца или его малолетний родственник отдаются роду убитого. Усыновляемый припадает к обнаженной груди усыновляющей его женщины, произнося: “С сегодняшнего дня я твой сын, а ты мне мать”, на что получает следующий ответ: “Я твоя мать, ты мне сын”. Иногда убийца обеспечивал себе такое усыновление силой или хитростью.

• Кровная месть прекращается, если убийца похищает сына убитого, становится его приемным отцом и воспитывает его. Кровник после примирения берет к себе на три-семь лет на воспитание сына, дочь или сестру убитого им, которых обязан одевать в шелк и давать наилучший стол.

• Чужак, чтобы обеспечить себе безопасность еще более полную, чем та, которой пользовался кунак, просил, чтобы его усыновили.

• Усыновление с целью установления отношений патроната-клиентеллы или сюзеренитета-вассалитета: сильный и богатый усыновлял того, кто был послабее и победнее.

В тех раннеземледельческих обществах, где происходило укрепление родовой организации, адопция начинала встречать некоторые трудности. Там адоптированные члены родовой группы были лишены ряда важных прав, и только их внуки становились уже полноправными родичами. Недавно адоптированные в родовую группу чужаки занимали в обществе особое положение и в определенных ситуациях были весьма уязвимы. Именно их обвиняли в неудачах, постигших группу, причем иногда дело доходило до их убийства.

Коллективное родство возникало, когда неродственные между собой патронимии или соседские общины вступали в квазиродственный союз, образуя братства.

Побратимство оформлялось различными способами. Осетины, подобно скифам, чаще всего пили из общей чаши, добавляя в напиток и смешивая в нем капли своей крови. Были распространены также клятва на оружии или обмен оружием. Один из них притрагивался губами к груди матери или жены другого. Объявляли об установлении союза “вечной дружбы и братства”, сопровождая это угощением и дарообменом. Могли вступить в такой союз и две семьи в полном составе. Такие люди или семьи поддерживали друг друга материально, например, помогая в выплате калыма или покупке приданого.

Посестримство возникло как вторичное, ассоциированное с побратимством явление.

Если побратимство было связано с потребностями вооруженной взаимозащиты, то посест римство имело целью преимущественно психологическую взаимоподдержку. Символика посестримства: у осетин – обет верности, обмен платьями, угощение.

Пути образования братств: 1) путем адопции немногочисленной и слабой группы более крупной и сильной группой; 2) перекрестное породнение на равных основаниях как кровных, так и названных родственников, связанных обязательствами взаимопомощи, вооруженной взаимной защиты и экзогамии.

Присяжные (клятвенные) братства возникали в следующей ситуации. Беглец, просящий покровительства должен принять обряд; он делается безопасным, приводится к присяге и дает обязательство вести себя сообразно с обычаями племени. С этого времени он равняется со всеми коренными жителями, права его и собственность обеспечиваются, и он принимается всеми как товарищ и брат. Народ “усыновлял” пришельца; принимаемый присягал быть верным клану, а тот присягал охранять безопасность своего нового члена.

Жители селений, вступающие в клятвенное братство, собирались и становились друг против друга. Затем выходил из числа жителей одного аула почтеннейший мужчина, а из числа жителей другого – почтеннейшая женщина, и вторая перед лицом всех собравшихся усыновляла первого известным способом молочного усыновления взрослых. Потом почетные представители полов от аулов менялись, и повторялась та же церемония с другой парой.

После этого выходило из каждой группы по несколько мужчин на середину между стоящими и на виду у всех клялись на Коране, что они и все однофамильцы обязуются оказывать друг другу во всем взаимную помощь.

Братства были цепью или сетью общин и фамилий, насчитывавших от 750 до 900 человек. Внутри себя такие ячейки на равных основаниях объединяли как кровных, так и названных родственников. Их связывала взаимопомощь в уплате брачного выкупа, в приобретении приданого, в уплате уголовных штрафов, выкупа за кровь человека, принадлежавшего к другому братству. Выкуп за кровь своего сочлена делился внутри братства. Всякое посягательство на жизнь, честь или собственность одного из членов союза рассматривалось как обида всему союзу. Даже тогда, когда член братства совершал преступление, наказать его можно было только по решению или с согласия братства. Браки внутри присяжных братств были запрещены, и нарушение экзогамии строго каралось – некогда смертью, а затем изгнанием и штрафом.

Аталычество (от тюркского “аталык” – “как бы отец”, “названный отец”) – воспитание ребенка не в родной, а в чужой семье. Один аталык вправе иметь только одного воспитанника.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.